Андрей Лазуткин: социологи подытожили «цветную революцию» в Беларуси

Лазуткин

Социологи подвели итоги «цветной революции». Помогло в этом совместное масштабное исследование центра EcooM и Института социологии Национальной академии наук. Оно решило сразу несколько задач: дало картину объективных изменений в обществе, отразило срез конструктивной критики и реальных общественных запросов, а также нарисовало социологический портрет активных сторонников власти.

Сегодня в фокусе СМИ находятся и предстоящий конституционный референдум, и миграционный кризис, и санкционное давление — все это отразилось на результатах опроса. Но жителей нашей страны скорее волнуют вопросы социальной сферы, коммунальных услуг, инфраструктуры, медицинского обслуживания, что показало личное обсуждение в ходе анкетирования. Поэтому такое исследование — еще и возможность зафиксировать локальные проблемы и быстро решить их совместно с исполнительной властью. Здесь важна работа на упреждение, так как иностранные центры используют именно социальную повестку для вовлечения граждан в местные политизированные сообщества.

Если говорить о характере поправок в Конституцию, то наибольшей поддержкой пользуются вопросы сохранения социальных гарантий на охрану здоровья, пенсию, труд, образование (около 68%), которые с отрывом опережают гражданские и политические запросы. Среди последних — расширение прав местного самоуправления (около 9%), партийное строительство (около 5%) и либерализация общественной жизни (4%). Для социологов это любопытный результат попытки «цветной революции»: наше общество в итоге подтолкнули к противоположному полюсу — к «замораживанию» запросов на политическую активность.

Еще один важный момент исследования — рейтинг доверия к такому институту, как Всебелорусское народное собрание, который оказался выше, чем к парламенту. Причина не только в том, что ВНС сыграло активную роль в стабилизации ситуации, но и в самом механизме общественного представительства: основные социальные группы и крупные трудовые коллективы выдвигают своих кандидатов — в общей сложности более 2,5 тыс., в отличие от Палаты представителей, где всего 110 избирательных округов.

Из этого вытекает объективная задача закрепить статус ВНС в новой Конституции. С точки зрения Президента, это страховка как от захвата власти неконституционным путем, когда крупный общественный орган невозможно будет произвольно изолировать, так и с точки зрения противовеса, если, придя к власти легальным способом, те или иные группы начнут работать против национальных интересов.

О готовности однозначно принять участие в референдуме высказалось 36,6% граждан, скорее готовы — 26,8%. В принципе, это наиболее активная часть президентского электората, которая полностью вовлечена в политическую жизнь и пытается влиять на политические решения.

С другой стороны, практически по всем ключевым политическим вопросам фиксируется ответ «затрудняюсь ответить». В отдельных случаях он достигает 30% и более. Это говорит о том, что значительная часть граждан не интересуется политическими проблемами, даже несмотря на произошедшую за последние полтора года общую политизацию общества, либо они пока не определились, так как период агитации по вопросам конституционной реформы только начинается.

Исследование также отмечает высокое доверие к ряду традиционных институтов, в том числе к армии как наиболее массовой силовой структуре и к церкви (более 70% и более 65% соответственно). Здесь следует напомнить, что в отношении всех крупных государственных и общественных институтов были попытки раскола. Из активных сторонников протеста пытались формировать параллельные власти структуры: от «отрядов самообороны», что должны были выполнять функции милиции в спальных районах, до так называемой платформы «Сход», которая совмещала функции парламента и ВНС, а также инициативы «Голос», по сути, аналога Центризбиркома. Эта работа была широко развернута параллельно со стачечным движением и преследовала цель парализовать госуправление, работу министерств, судов, силовых структур. Однако на выходе мы наблюдаем даже некоторое укрепление доверия ко всем традиционным институтам.

Еще один любопытный момент — анализ причин введения санкций с точки зрения населения. Вариант «озлобить народ против Президента» выбрало всего 19,1% респондентов, хотя по сути это открыто декларируемая политическая цель санкций. А такие не совсем очевидные ответы, как ухудшение уровня жизни, ограничение конкуренции, постановка страны в зависимое положение, заморозка интеграции с РФ, дипломатическое давление на Россию получили в совокупности более 60%. Это, в свою очередь, говорит о том, что наша пропаганда неплохо сработала в плане разъяснения причин и механизмов санкций. Все перечисленные мотивы имеют место быть, и это подтверждает высокую общественную поддержку новой нормы в УК, которая запрещает прямые призывы к санкциям. По сути, о поддержке такой нормы заявили более 70% опрошенных.

Важно подчеркнуть, что для участия в опросе привлекали экономически занятое население, то есть членов трудовых коллективов, хотя в период избирательной кампании были попытки вовлекать в протестную деятельность как раз безработных, асоциальные элементы, в отдельных случаях несовершеннолетних или ранее судимых. Такие люди в принципе не склонны либо в силу возраста еще не могут участвовать в конструктивной общественной деятельности. А из-за низкого социального статуса, отсутствия стабильного дохода их легко подкупить, вовлечь в противоправные схемы, использовать для рассылки угроз, вандализма, незаконного пикетирования и координации маршей. По сути, это расходный материал любой «цветной революции», и распространять точку зрения этих групп на остальное общество было бы ошибкой. Это то же самое, что оценивать работу МВД, опрашивая криминальные элементы. Поэтому уже очевидно: радикальные группы с результатами опроса не согласятся, и именно для них транслируется точка зрения иностранных Телеграм-каналов, что никакого исследования вообще не проводилось, а его итоги — фейк.

Эти нюансы важно понимать в свете предстоящего референдума, где даже сторонники действующей власти могут иметь разные точки зрения на необходимость изменения Конституции, но все они демонстрируют готовность к легальным формам политического участия, то есть они придут на избирательные участки. А деструктивные группы, скорее всего, референдум проигнорируют. Более того, для них нежелателен сам факт высокой явки, который наглядно покажет, что население не поддерживает их незаконные методы смены власти, подрывные «планы» и нелегальную политическую деятельность в целом.

Андрей Лазуткин, политолог.