Литвины в поэтическом пространстве Адама Мицкевича

В поисках ответа на вопрос, кого же именно подразумевал Адам Мицкевич под «литвинами» в своём поэтическом творчестве, мы в предыдущих публикациях уже разбирали образы литвинов в таких произведениях, как баллада «Три Будриса», повесть «Живиля» и поэма «Гражина».

Боясь упустить какие-либо оттенки значения концепта «литвины», мы продолжаем его анализ на материале поэмы великого поэта «Конрад Валленрод». В творчестве Адама Мицкевича данное произведение занимает ключевое место, сопоставимое с местом «Анны Карениной» в наследии Льва Толстого или местом «Гамлета» среди пьес Шекспира.

Знаковую роль играет авторское прозаическое предисловие к «Конраду Валленроду». По причине его невероятной красноречивости и небольшого объема, данный фрагмент есть смысл привести целиком. Для удобства восприятия текст здесь разбит на абзацы, а ключевые моменты выделены шрифтом:

Литовский народ, состоящий из племен литвинов, пруссов и леттов, немногочисленный, проживающий в необширном крае, недостаточно плодородном, долгое время Европе незнакомый, примерно в 13-м веке был спровоцирован набегами своих соседей на более активные действия.

Когда пруссы склонились перед оружием тевтонов, Литва, выйдя из своих лесов и болот, уничтожала огнём и мечом окружающие государства и вскоре стала страшной силой на севере. История еще не выяснила окончательно, каким же образом народ столь слабый и так долго покорный чужакам смог внезапно дать отпор и стать угрозой для всех своих неприятелей, с одной стороны ведя продолжительную убийственную войну с орденом крестоносцев, с другой стороны нанося удары по Польше, взимая дань с Великого Новгорода и доходя вплоть до берегов Волги и Крымского полуострова.

Самая блистательная эпоха Литвы выпадает на времена Ольгерда и Витольда, власть которых распростиралась от Балтийского до Черного моря. Но это огромное государство, слишком стремительно увеличивавшееся, не сумело выработать в себе внутренней силы, которая бы спаяла и оживила его разнородные части.

Литовская народность, разлитая по слишком обширным землям, утратила свойственный себе окрасЛитвины поработили много русских племен и вошли в политические отношения с Польшей. Славяне, уже издавна бывшие христианами, стояли на более высокой ступени цивилизации, и они, либо разбитые, либо устрашенные Литвой, путем медленного воздействия получили моральный перевес над сильным, но варварским угнетателем и поглотили его, как Китай поглотил татарских захватчиков.

Ягеллоны и их самые богатые вассалы стали поляками; многие литовские князья на Руси приняли русскую религию, язык и национальность. Таким образом, Великое Княжество Литовское перестало быть литовским, собственно литовский народ оказался в своих прежних границах; его язык перестал быть языком двора и богатых людей и сохранился только среди простонародья.

Литва представляет собой интересную разновидность народа, который исчез в необъятности своей добычи, словно ручей после слишком масштабного половодья сходит и течет в более узком, нежели изначально, русле. Уже несколько веков отделяют нас от упоминаемых здесь событий: с политической сцены сошли и Литва, и ее злейший враг – Орден Крестоносцев; отношения соседних народов полностью изменились; интерес и страсти, разжигавшие описываемую здесь войну, уже угасли, народные песни не сохранили даже памяти о них.

Литва уже полностью в прошлом; её история с этой точки зрения представляется удачным материалом для поэзии, а поэт, воспевающий тогдашние события, должен заниматься только самой исторической темой, исследованием вещей и художественным оформлением, не призывая к себе на помощь интерес, увлечения или моду читателей. Именно такие темы призывал отыскивать Шиллер:

Was unsterblich im Gesang soll leben,
Muss im Leben untergehen“.

„То, что в песни должно жить вечно,
Должно погибнуть в реальной жизни“. (нем.)

Из данного прозаического вступления, написанного Адамом Мицкевичем, мы можем сделать ряд выводов если не о реальных исторических событиях, то об их трактовке поэтом:

  1. «Литвины» в пространстве Мицкевича родственны не славянам – украинцам, русским или полякам, а исключительно балтам – пруссам и леттам. Летты являлись летописным балтским племенем, проживавшим на территории современной Латвии. Под ними поэт мог понимать как латгалов (латышский субэтнос), так и собственно латышей (ср. немецкое обозначение Латвии – Lettland).
  2. До 13 века Литва и литвины неисторичны, покорны чужакам и отсутствуют в европейской картине мира. Вспомним, что Русь осуществляла активную экспансию и имела многочисленные контакты с Византией и Скандинавией уже в 9 веке, а дочь Ярослава Мудрого Анна Ярославна, жившая в 11 веке, через династический брак стала королевой Франции. Кстати говоря, сама Анна Ярославна появилась на свет в браке, заключенном киевским князем с дочерью первого христианского короля Швеции Олафа Шётконунга Ингигердой. Таким образом, связи восточных славян с Европой были весьма интенсивны, что не позволяет отождествить Литву Мицкевича со славянскими землями.

Анна Ярославна, королева Франции. Источник: Histoire de France, depuis Faramond jusqu’à maintenant». — Paris, 1643. — Vol. 1. — P. 398.
  1. Расширение границ Литовского княжества осуществлялось насильственным путём – огнём и мечом, путём порабощения и запугивания окружающих славян. Славяне и Литва рассматриваются как две разные общности.
  2. Ягеллоны и знатные роды Литовского княжества (возможно, под ними имеются в виду, в том числе, и Радзивиллы?) имели литовское (балтское) происхождение, но в процессе культурной ассимиляции превратились в поляков.

Учитывая тот факт, что Адам Мицкевич себя называл «литвином», можно предположить, что он также рассматривал себя потомком ополяченного литовского (балтского) рода. Не значит ли это, что Мицкевич считал литвином себя, но не причислял к ним потомков «порабощенных» Литвой народов?

  1. В первые века существования Литовского княжества именно литовский язык был языком княжеского двора и знати, пока не сменился на польский язык.
  2. Земли (очевидно, Беларуси и Украины), в которых «растворились» литвины, а равно их религия, язык и национальность называются у Мицкевича «русскими» (wielu książąt litewskich na Rusi przyjęło religję, język i narodowość ruską). Этот же этноним он использует применительно к Великому Новгороду в балладе «Три Будриса».
  3. Основным врагом Литовского княжества названо не Московское государство, а Тевтонский орден. Данный пассаж Мицкевича неудивителен, если учесть, что свою единственную дочь, являвшуюся также единственным ребенком князь Витовт выдал замуж именно за московского князя Василия.

П. Чистяков. «Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Темного» (1861).
  1. На момент написания поэмы (1828 год, чуть более 30 лет после гибели Речи Посполитой) Литва воспринимается как давно ушедшая в историю, а литовский язык сохранялся лишь в толще простонародья, что подтверждает тезис о тотальном доминировании польской культуры на территории всей Речи Посполитой к моменту ее разделов. Это дает повод предположить, что, называя себя «литвином», Мицкевич допускал некоторый эпатаж и интересничание, не противопоставляя такую свою самоидентификацию своей польской идентичности.

Не менее познавательным является и ознакомление с основным содержанием поэмы «Конрад Валленрод», которое, однако, заслуживает отдельного анализа.

Артур Гриневич

Берестье News