У нас давно любому можно говорить ну почти что угодно. И люди начинают реально заговариваться

7

Учительница Анна Северинец в своем блоге на радио «Свобода» фактически назвала судью Михаила Мельникова убийцей. Сказала, что он даже каяться не будет. Не верите? «Человек становится убийцей потому, что у него в жизни все хорошо, но он слушается чужого устного приказа» – это она про него, про судью. «Он имел санкцию на зло».

Более того, «наша судебная система давно скомпрометировала себя» – то есть все, кто там работает, получается, «убивают по приказу». И «шансов покаяться у них нет». Такой вот блог, такое вот публичное личное мнение.

Люди, блогеры, Анна Константиновна, что происходит?!

Речь идет, напомню, об убийстве учительницы в Черикове. Два молодых подонка всю ночь женщину били, резали ножами, потом ее вместе с домом подожгли. А продукты из холодильника выгребли. Не пропадать же добру. И пошли домой есть и спать.

Так, Северинец говорит: «Ничего удивительного. Они в таких условиях жили, что стали убийцами». Анна, вы учительница или где? Эти двое малолетних дебилов жили хуже всех на Земле? На свете? В стране? Александр Матросов был беспризорником, а стал героем, вам ли этого не знать? И этому не учить?

Сто сорок ножевых ранений и порезов, Анна! По семь десятков на каждого брата. Не считая ударов руками, локтями, ногами. По женщине – возрастом их матери. Зачем им «спасать человеческое в себе», а? Чтобы стать хитрее? Чтобы тело следующей жертвы утопить, о чем сейчас и жалеют?

Давайте так: а хотите вы с семьей пожить с братьями Костевыми на одном хуторе? Пригласите туда и всех тех европейцев, которые опять аж зашлись от негодования: мол, в Беларуси снова смертная казнь, сколько можно. И поживите там семьями рядом с ними. В отдалении от нормальных людей. Уверен, что без двустволки под подушкой вы не то что спать не ляжете – за водой не выйдете.

И в милицию не звоните: а вдруг она их поймает? Схватит этак нетолерантно своими ручищами да и отвезет к «убийцам»: следователям, прокурорам, судьям? И начнутся, как вы со знанием дела пишете, «геноциды и репрессии, нацизм и сталинщина». Нет-нет, сами, все сами, на хуторе – давайте!

Заодно убережем вас от справедливого гнева всех работников судебной системы страны. Или вы думаете, что называть их «убийцами» – это для школьной учительницы совершенно нормальное дело? И делать это позволительно не в женском, уж простите, туалете, а в публичном пространстве?

Я понимаю, что, возможно, в вас говорит обида за брата. Который получает наказание за наказанием. За то, Анна, что неоднократно, осознанно, намеренно и целенаправленно нарушал законы нашей страны. Я знаю, что свои 15 суток он отбывает не в трехкомнатной камере. Без белья, без интернета. Ну так и он, слава богу, не Брейвик. И у нас тут не Норвегия.

Старик Фрейд по-прежнему актуален

Но обида должна держаться в узде – и личными качествами самого человека, и профессиональными. Вы ж учитель – раз, и мы вас считали умным человеком – два. А вот поди ж ты: «нацизм и сталинщина». Один шаг вам остался до уровня польского парламента, Анна, вы уж как-то держитесь.

«Пока существует институт смертной казни, у нас никогда не будет другого года, кроме тридцать седьмого», – с пафосом заканчивает свой монолог на радио «Свобода» учительница. Делая сразу две логические и умопостроенческие ошибки.

Первая: если можно говорить и писать «про тридцать седьмой год», значит, на дворе уж совсем не 37-й. Который, кстати, никак не связан с институтом смертной казни.

А вот что с ним связано, с институтом, так это право на справедливость. Мое право, право матери зверски убитой учительницы, право ее коллег и односельчан, право большинства белорусов. На справедливость. Не потом и не где-то там, в кущах или в Евросоюзе, – здесь, сейчас, на нашей земле.

Если вы этого нашего чувства не понимаете, и правда езжайте на хутор. Ищите «настоящего священника, умного учителя, справляйтесь с собой самостоятельно» – как угодно. И только потом возвращайтесь учить наших детей.

А пока вы путаете судью с убийцей, а жертву и палача вообще не различаете – не стоит. Не тому ведь научите.

Андрей МУКОВОЗЧИК, «Сб.Беларусь сегодня»