США сохраняют контроль над мировой финансовой системой и переписывают правила игры

3

Трамп в посудной лавке

В Давосе проходил Всемирный экономический форум — одно из главных публичных мероприятий, на которых собирается мировая элита. В последние годы швейцарские форумы проходят в достаточно напряженной обстановке, отражающей общий кризис глобальной экономики и глобализации в целом. Это составляет разительный контраст с той атмосферой самоуверенности и самодовольства, которая царила в Давосе в 1990-е или 2000-е годы.

Главным ньюсмейкером в Давосе снова стал американский президент. Это не случайно, ведь, несмотря на все разговоры о закате Америки, США остаются ведущей экономикой, контролирующей глобальные финансовые инструменты. Поэтому от слов и дел американского лидера во многом зависит и самочувствие мировой экономики. Кроме того, в Давосе Трамп всегда был в фокусе особого внимания, поскольку его антиглобалистский пафос явно идет вразрез с традиционной ролью США как основы и оплота существующего миропорядка. В частности, особое беспокойство мировых элит вызывает ухудшение европейско-американских отношений, и Давос является, пожалуй, лучшей площадкой для обсуждения этих проблем. Для самого Трампа участие в давосском форуме становится удобной трибуной для донесения «городу и миру» своих базовых идей и ценностей. А в преддверии президентских выборов это еще и лишняя возможность напомнить о своих успехах и достижениях.

В Давосе Трамп обвинял европейцев в недобросовестной конкуренции и грозил введением торговых ограничений в отношении европейских производителей. Торговые войны с ведущими мировыми игроками — отличительная черта внешней политики Трампа. Осознав, что глобализация и принципы открытой экономики, которые Вашингтон сам же и продвигал на протяжении десятилетий, угрожают американскому экономическому лидерству, США в лице Трампа взялись за протекционистскую дубину. Надо сказать, сделали это они весьма вовремя. Поскольку США все еще сохраняют контроль над мировой финансовой системой, это позволяет им переписывать правила мировой игры в свою пользу и навязывать эти условия другим игрокам.

Примером этого может служить торговая война с Китаем, развязанная по инициативе Трампа и завершившаяся заключением торговой сделки, весьма выгодной для Вашингтона. Так, по оценкам экспертов, теперь США могут стать крупнейшим поставщиком энергоресурсов в Китай, потеснив других игроков, в том числе Россию. В целом КНР взяла на себя обязательства увеличить импорт американской продукции на 200 млрд долларов за два года. Все это говорит о том, что зависимость китайской экономики от симбиоза с США по-прежнему высока и американцы сумели использовать эту зависимость в своих интересах.

Очевидно, аналогичным образом Трамп хочет поступить и с ЕС, навязав Европе похожее соглашение. Как и в случае с Китаем, инструментом навязывания торговой сделки становится война пошлин. Одним из фронтов этой войны также становится энергетика, что связано со стремлением американцев продвинуть на европейский рынок свой сжиженный газ, потеснив других игроков. Таким образом, тактика Трампа в мировой экономике понятна: заключение двусторонних сделок с ведущими экономическими центрами, которые будут максимально выгодны США и будут существенно затруднять формирование альянсов и союзов в обход Вашингтона. Нелюбовь Трампа к многосторонним соглашениям хорошо известна, и он настойчиво продавливает систему выгодных США двусторонних сделок. Пока эта тактика работает.

Естественно, своими действиями Трамп нажил немало недоброжелателей среди мирового истеблишмента, по­этому в Давосе как бы в отместку ему попытались устроить своего рода баттл с юной шведской экоактивисткой Гретой Тунберг. Трамп, как известно, вывел США из Парижского соглашения, став излюбленной мишенью для «зеленых» всего мира. Американский президент, считающий экологический активизм удавкой для развития промышленного производства, в этом вопросе серьезно расходится с западным идеологическим мейнстримом. В Давосе Трамп достаточно мягко, но уверенно парировал нападки экологических активистов, так что скандала, если на него кто-то рассчитывал, не получилось.

Всеволод ШИМОВ, «Рэспублiка»