Белорусские «нефтяные» грабли

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

С периодичностью в десять лет Беларусь начинает отказываться от российской нефти. Это, конечно, шутка, но в ней, как всегда, есть доля правды.

В мае 2010 года Минск начал закупать нефть в Венесуэле. Тогда между Россией и Беларусью также был спор по поводу условий поставки. Даже причины конфликта были похожи. Москва поставила вопрос о том, что Минск не должен получать все 18 миллионов тонн нефти без экспортной пошлины. Российская сторона требовала больших экономических преференций.

Рассматривалось несколько вариантов:

Беларусь ежегодно выплачивала бы в российский бюджет фиксированную сумму;

на белорусские НПЗ без экспортной пошлины поставлялось бы только 6 миллионов тонн, необходимые для обеспечения нефтепродуктами внутреннего рынка;

Беларусь будет выплачивать экспортные пошлины от вывоза нефтепродуктов в Европу в российский бюджет. Минск же настаивал на фактическом сохранении статус кво, когда он мог покупать столько нефти, сколько хочет, без пошлины.

Десять лет назад Минску удалось добиться от Москвы определенных преференций. Беларусь получила право покупать 18 миллионов тонн нефти без экспортной пошлины и оставлять в своем бюджете все пошлины на вывоз нефтепродуктов, если их сумма не превышает 2,5 миллиарда долларов.

Но эти уступки не были односторонними. В 2010-м страны перешли на новый этап интеграции – был создан Таможенный союз. Именно благодаря этому между Россией и Беларусью перестали существовать пошлины и была решена проблема условий поставки нефти.

Альтернативу уже искали

В настоящее время спор России и Беларуси также касается цены на нефть и экспортной пошлины. Москва проводит «налоговый маневр» в нефтяной отрасли, что приводит к ежегодному удорожанию нефти, как на российском, так и на белорусском рынке.

При этом российские НПЗ получают «демпфирующую надбавку» из бюджета (выплаты – компенсации) для сдерживания цен на нефтепродукты. Минск из белорусского бюджета выплаты для своих НПЗ не предусматривает и требует деньги у России.

Но сейчас ситуация для Минска гораздо сложнее. Рентабельность НПЗ и доходы республики и так снижаются из-за ежегодного роста цен на российскую нефть, а закупки нефти из альтернативных источников – дорогая авантюра. Так, например, в 2010-2012 годах Беларусь закупила в сумме 3,4 миллиона тонн нефти и переплатила при этом 1,13 миллиарда долларов (по сравнению с вариантом покупки аналогичного объема у России).

В 2016, 2017 и 2019 годах Минск также пробовал закупать нефть в Казахстане. Эти партии проходили по железной дороге через Россию, но общий объем был совсем незначительным – 108,7 тысячи тонн за все три года.

Таким образом, можно сказать, что у Беларуси уже есть большой опыт поиска альтернативных поставщиков. И нет необходимости смотреть на практике, во что это выльется.

Однако 21 января стало известно о том, что «Белнефтехим» купил 80 тысяч тонн норвежской нефти. Танкер должен быть отгружен в литовском порту Клайпеда, и далее нефть по железной дороге будет доставлена на Новополоцкий НПЗ. Цена нефти держится в тайне.

Не только количество, но и качество

В реальности эффективность закупки нефти у какого-либо источника, конечно, просчитывается на калькуляторе, а не методом экспериментальной закупки. Тем более что еще десять лет назад Беларусь опробовала почти все возможные маршруты доставки нефти и прекрасно понимает экономику каждого варианта. Тогда использовались и железнодорожные поставки через прибалтийские порты, и нефтепровод Одесса – Броды.

Но как только Россия согласилась на выгодные для Минска условия, белорусское руководство не только отказалось от закупки сырья у Венесуэлы и Азербайджана, но и признало, что вся эта кампания была устроена только с целью давления на Москву.

Кроме того, 10 лет назад, во время закупки нефти из Венесуэлы и Азербайджана, поставки российского сырья на белорусские НПЗ продолжались, что позволяло смешивать разные сорта с Urals. Благодаря такой операции НПЗ не нужно было перенастраивать под изменившееся качество сырья. Сейчас же поставки российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы крайне малы. Поэтому «Белнефтехиму» придется искать на рынке максимально похожую на Urals по характеристикам нефть.

Газ, транзит и снова нефть

Пока стороны решают только срочные вопросы. Так, например, вопрос о цене на газ пока никто не трогает – до конца февраля сохраняется цена в 130 долларов за тысячу кубометров. Тариф на прокачку нефти, также вызвавший споры, в итоге проиндексируется автоматически. То есть наиболее острый вопрос – контракты на поставку российской нефти для белорусских НПЗ. Минску важно возобновить поставки как можно скорее, так как каждый день республика недополучает деньги от экспорта нефтепродуктов.

Позиции сторон таковы: Минск считает, что раз из-за налогового маневра возросла себестоимость российской нефти, то компании-поставщики должны отказаться от своей маржи, чтобы отпускная цена для «Белнефтехима» осталась на уровне прошлого года. А российские компании не хотят отказываться от маржи, что логично – зачем им тогда вообще продавать нефть в Беларусь, они продадут ее в другие страны.

Компромиссом может стать вариант, при котором маржа, которую Минск называет «премией», будет снижена, но не отменена. Российские компании в этом случае сохранят рентабельность продаж, а Минск получит более дешевую по сравнению с альтернативными вариантами нефть. Однако просто так Москва на это не согласится.

Сложность нынешней ситуации заключается в том, что Минск расценивает любые варианты более плотной интеграции с Россией как посягательство на свой суверенитет. Но реальность такова, что белорусскому руководству стоит отказаться от традиции раз в 10 лет наступать на одни и те же нефтяные грабли.

Ретроспектива поисков альтернативы Минском российской нефти от Игоря Юшкова, ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности РФ.

sputnik.by