О русском языке, Шнуре и мате

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

На НТВ участвовал в программе «Место Встречи» про русский язык. Разговор был, конечно, не академический. И, касаясь мата, пару раз прошли мы в миллиметре от штрафа Роскомнадзора. А знакомые пуристы потом в приватной беседе сильно ругали ведущего и меня, что мы произнесли в эфире слово, про которое Раневская говаривала: странно. Предмет есть, а слова нет. Доформулирую то, чего на ток-шоу в суматохе и запале не всегда получается.

  1. Волнение за русский язык вполне своевременно. Портят его, факт. Но, когда борясь с заимствованиями, предлагаешь ограничить использование «западного словесного секонд-хенда», надо предвидеть, что это вызовет улыбку. «Уценёнка» звучала бы лучше. Прямее. Но… С другой стороны, живая жизнь ярче и смешнее угрюмых опасений. Когда на метрополитене тематический поезд «Россия — путь в будущее» запустили по Кольцевой, кое-кто стал глумиться, кое-кто расстроился, призывали даже кого-то снять с работы. А, по-моему, прикольно получилось. С самоиронией — по крайней мере, так и надо было выпутываться 🙂
  2. Одно дело, когда эффективные менеджеры говорят на своём птичьем языке. Там действительно словечка русского не услышишь, кроме мата, пожалуй. Но унылые нападки, типа, вот, «русопят, а сам в американских джинсах», тоже ничего у меня, кроме усмешки не вызывают. Я убеждён, что это не моя …. становится американской, попав в брезнтуху от Ливайс, а джинсы, соприкоснувшись, становятся русскими и просят быть дополнены валенками.
  3. О Шнуре и мате. И о призывах его везде разрешить. Во-первых, поди его запрети. Это такой карнавал, который всегда с нами, а Бахтин про карнавализацию нам всё рассказал. Я лично не стану материться публично, хоть застрели, а вырвется чего — буду потом страдать и извиняться. Для меня употребление мата всуе, вне контекста, ситуации, вне волнующего запрета, который нарушается разве что по дружескому сговору, неприемлемо. И я всегда помню пушкинский парадокс, когда он в личке в абсолютно грубых выражениях описывает доверительно другу Вяземскому утомительный подвиг покорения Керн, но параллельно же создаёт в паблике шедевр лирики «Я помню чудное мгновенье». Но не наоборот же, верно!?
  4. Доводилось уже говорить, что бессмысленная ругань свидетельствует о том, что человек предо мной не творческий, клишированный. Ну, да, возможно, наглый, невоспитанный и не особо умный, но я не об этом сейчас. Смотрите, как народ, обходя цензуру и не желая впадать в богохульство, обошелся с матерными словами: создал впечатляющий корпус замен, остроумных, ярких, а иногда очень глубоких и пробивающих сильнее стандартных обсценных слов. Андрей Громыко, министр советских иностранных дел, если уж говорил кому-нибудь в приступе всепоглощающего гнева «Вы шляпа!», то всё, надо было или стреляться или заявление на увольнение писать.
  1. Ну, и ещё вернёмся к угрюмым опасениям. Русский язык свежо и бодро перемалывает заимствования, аж трещат их еврокосточки: : «аська», родилась и померла уже, «мыло» живёт, «манагер» иронично изничтожает не хуже «калашникова», «кредиторка» и «тараторка» сидят на одной ветке.
  1. Хотел ещё про любимый славянский корень «уд» поразмышлять, но на НТВ не удалось: передача кончилась. Зато в тот же день принял участие в программе на радиостанции «Вера», и опять про язык и мат; там ввернул. На «Вере» за борьбу с матом решили прямо всерьёз взяться. Иоанна Златоуста цитировали. Мы вот шутили всё — а он вот что проповедовал: «Близ тебя дьявол ходит вокруг, рыкая, чтобы поглотить тебя, все воздвигает и все обращает на твою голову, замышляет, как бы выгнать тебя из твоего убежища, скрежещет зубами, воет, раздувает огонь против твоего спасения, а ты сидишь и произносишь шутки, пустословишь и произносишь неприличные речи?! Можешь ли ты успешно одолеть его?» Прямо стало не по себе.
  1. Ну, и распоследнее. Языковая с ударением на «о» — это колбаса. Языковая с ударением на «а» — это практика. И когда Андрей Норкин говорит » в соцсетях» с ударением на «е», не надо его поправлять: по бездушному словарю ударения тут нормативны оба, но неудобосказуемым предметом чувствую: за чистоту борется «е». А то у нас уже и кофе можно среднего рода. Ужас.

На иллюстрации: вел когда-то программу с таким названием. Да Илья Переседов (Ilya Peresedov)?

Владимир МАМОНТОВ, ФБ