США готовят новые козни против «Северного потока-2»

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2019-11-26-%d0%b2-20-14-49

«Северный поток — 2»: бег с препятствиями

Конгресс США собирается включить санкции против компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток — 2», в оборонный бюджет страны на 2020 год. Это, можно сказать, последняя попытка заблокировать или хотя бы затормозить реализацию глобального энергетического проекта, которая приближается к своей финальной стадии. Если все пройдет по плану, «Северный поток — 2» должен заработать уже в следующем году. Проектная мощность газопровода составляет 55 миллиардов кубометров природного газа в год.

Накануне было снято одно из последних препятствий на пути «Северного потока — 2»: Дания дала разрешение на прокладку участка газопровода в своих территориальных водах. Копенгаген довольно долго тянул с принятием этого решения, находясь под давлением евробюрократии, Вашингтона и других противников «российской трубы», однако в конце концов дал проекту зеленую улицу.

Следует отметить, что Дания дала свое согласие в особый момент: когда в тупик зашли трехсторонние переговоры между ЕС, Россией и Украиной о транзите газа через украинскую территорию. 1 января 2020 года истекает одиннадцатилетний транзитный договор между Украиной и Россией, и стороны по-прежнему принципиально расходятся в понимании условий будущего транзитного соглашения. ЕС и Украина настаивают на подписании нового десятилетнего контракта, в то время как Россия хочет ограничиться краткосрочными временными соглашениями, чтобы в перспективе иметь возможность перенаправить газовые потоки с украинского направления на обходные маршруты через «Северный поток» и строящийся «Турецкий поток».

Проблема украинского газового транзита остается одной из ключевых в отношениях между ЕС и Россией. Обвиняя Москву в агрессии против Украины в Крыму и в Донбассе, Брюссель вместе с тем постоянно пытается принудить Россию к транспортировке газа через украинскую территорию. Подобная забота о доходах Киева от газового транзита вряд ли является бескорыстной. В ЕС понимают, что в случае выпадения этих доходов украинская экономика, и без того переживающая не самые простые времена, столкнется с дополнительными трудностями, которые придется компенсировать из европейского бюджета. Этого в ЕС, в котором и без Украины хватает получателей щедрых бюджетных субсидий, делать не хотят.

Помимо Украины и других восточноевропейских государств, прежде всего Польши и стран Балтии, активными противниками «Северного потока — 2» стали европейская бюрократия (в основном по идеологическим соображениям, связанным с украинским кризисом) и влиятельное в Европе экологическое лобби, продвигающее отказ от традиционной углеводородной энергетики как таковой.

С другой стороны, политические пляски вокруг украинских трубопроводов и связанные с этим риски для транзита весьма нервируют европейских получателей российского газа, которые и лоббируют строительство морских трубопроводов, идущих в обход восточноевропейских стран-транзитеров. В первую очередь речь идет о крупнейших экономиках Центральной Европы — Германии и Австрии, являющихся основными лоббистами «Северного потока — 2». На сегодня они, очевидно, выигрывают аппаратные баталии, разворачивающиеся вокруг строительства газопровода, которое, несмотря на мощное противодействие, приближается к своему завершению.

Что касается США, то у них в этой истории особый интерес, связанный с продвижением на европейский рынок своего сжиженного газа, для которого российский трубопроводный газ является прямым конкурентом. Поэтому Вашингтон использует всю свою экономическую мощь и контроль над мировой финансовой системой для противодействия строительству «Северного потока — 2».

Однако похоже, что времена былого могущества США и консолидированного Запада действительно остались в прошлом. Еще лет 10—15 назад окрика из Вашингтона было бы вполне достаточно, чтобы заморозить любой неугодный ему инфраструктурный проект. Сегодня Белый дом оказывается бессилен надавить на ЕС, который сам оказался расколот и не способен выработать единую стратегию в отношении «Северного потока — 2». Видимо, во многом благодаря этой раздробленности западных игроков данный проект в итоге все-таки будет реализован.

Всеволод ШИМОВ, «Рэспублiка»