Приведут ли президентские выборы в Боливии к политическому кризису

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2019-10-29-%d0%b2-22-59-58

Боливия: зигзаги большой политики

Президентские выборы, прошедшие в Боливии 21 октября, грозят обернуться серьезным политическим кризисом. По итогам голосования победителем признан действующий глава государства Эво Моралес, набравший около 47 процентов голосов. Однако основной оппонент Моралеса Карлос Меса заявил, что не признает итоги голосования, и обвинил избирательную комиссию в фальсификациях.

EPA

Дело в том, что в соответствии с законодательством Боливии для победы в первом туре необходимо, чтобы отрыв лидирующего кандидата от ближайшего конкурента был более 10 процентов. Разрыв между Моралесом и Месой как раз составил чуть более 10 процентов, что и дало последнему повод обвинять боливийский избирком в подтасовках в пользу Моралеса.

Не заставила себя ждать и реакция коллективного Запада во главе с США, которые поспешили встать на сторону Месы. Оно и неудивительно, ведь Эво Моралес, пришедший к власти в 2006 году, наравне с Уго Чавесом стал одним из символов латиноамериканского «левого поворота», существенно пошатнувшего позиции США в регионе. Кроме того, в Вашингтоне со времен Карибского кризиса традиционно нервно реагируют на любые левые режимы в Латинской Америке. Поэтому неудивительно, что Боливия много лет находится под неослабевающим внешним давлением.

Сам Моралес заявил, что готов провести второй тур выборов, если будут предоставлены убедительные доказательства фальсификаций. Очевидно, сам он вполне уверен в собственных силах. Тем не менее риск дестабилизации обстановки в Боливии велик и здесь вполне может быть осуществлен «венесуэльский» сценарий, когда правая оппозиция, поддерживаемая извне, пытается взять власть в свои руки, используя неконституционные методы и организуя массовые беспорядки.

Предпосылкой для реализации подобного сценария является столь характерный для Южной Америки раскол общества между «правым» и «левым» полюсами. Собственно, даже официальные итоги выборов, на которых Моралес получил поддержку менее половины избирателей, а Меса занял уверенное второе место, наглядно свидетельствуют об этом. Состоятельные граждане и бизнес латиноамериканских стран традиционно ориентированы на США, в то время как социальные низы — на левые и антиамериканские силы. Учитывая поляризацию местных обществ, отсутствие среднего класса и зияющую пропасть между социальными верхами и низами, неудивительно, что политика в Южной Америке обретает нестабильный и турбулентный характер, напоминая перманентную гражданскую войну.

Эво Моралес — политический долгожитель Южной Америки. Он пришел к власти на волне «левого поворота», когда во многих странах континента набирали популярность социалистические силы, шедшие с требованиями социальной справедливости и антиамериканскими лозунгами. Ему удалось «пересидеть» кризис и крах многих левых режимов и новое наступление правых правительств. Последним крупным успехом правых стала победа радикально проамериканского политика Жаира Болсонару на президентских выборах в Бразилии.

Однако похоже, что для «правой волны» в Латинской Америке снова наступает время отлива. Во всяком случае, так заставляют думать недавние события в Эквадоре и Чили, где накопившееся социально-политическое недовольство вылилось в массовые беспорядки и погромы, поставившие на грань краха официальные правительства этих стран. Это может стать предвестником выхода на политическую арену новой генерации левых политиков, еще более радикальных, чем венесуэльские чависты или тот же Моралес.

На этом фоне США судорожно пытаются восстановить выгодный им порядок на своем «заднем дворе» и купировать вновь поднимающуюся «левую волну». А значит, Вашингтон будет пытаться свалить или хотя бы дестабилизировать левый режим в Боливии, мобилизовать здесь сторонников правого проамериканского курса и тем самым показать другим странам региона «правильный» пример.

Всеволод ШИМОВ, «Рэспублiка»