Обсудили роуминг, скоростные магистрали и открытие тайной канцелярии

c944e0269c416e5937a6f368218de68a

Один из проектов сообщества журналиста России и Беларуси Друзья-Сябры — Клуб главных редакторов и экспертов. В этот раз мы собрались в Гомеле. Как повелось, некоторую часть наших встреч заняли дружеские застолья — мы не могли допустить, чтоб недоброжелатели союза на своих Телегах, которых мы забыли позвать на заседания, зря клеветали. Спасибо Гомелю за приём и радушие!

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

В остальное время мы: почтили память Андрея Андреевича Громыко, уроженца гомельщины. Съездили на его родину в Старые Громыки — в сущности деревни теперь нет, поскольку она оказалась в чернобыльской зоне. И по дороге стоят уже устаревшие, но знаки радиоактивной опасности.

В памятной комнате Андрея Громыко.
В памятной комнате Андрея Громыко.

На скромном кладбище покоится отец знаменитого советского министра иностранных дел. Его звали «мистер Нет», но если он говорил «да», то от слова своего не отказывался: этот стиль не всем по силам усвоить.

Вместе с внуком Андрея Андреевича возложили венок, помянули.

Алексей Анатольевич Громыко у могилы прадеда - отца Андрея Андреевича Громыко. На этом кладбище в исчезнувшей деревне Старые Громыко, на всех памятниках одна фамилия: Громыко.
Алексей Анатольевич Громыко у могилы прадеда — отца Андрея Андреевича Громыко. На этом кладбище в исчезнувшей деревне Старые Громыко, на всех памятниках одна фамилия: Громыко.

Встретились мы с послом России в республике Беларусь Дмитрием Федоровичем Мезенцевым. Он вырвался к нам после тяжелого дня, уехал в ночь. Но это была очень важная и откровенная встреча и беседа.

Режим клуба по-ученому называется chatham house, когда можно ссылаться на прозвучавшее в целом, но нельзя поимённо цитировать, и этот бастион старинной дипломатии, полуразрушенный Трампом с Зеленским, мы по-громыковски охраняем.

73307909_2498852853542410_535584985906675712_n

Поэтому скажу только, что обсуждали мы вопросы цены, которую платим, когда поддаёмся охмурёжу, наподобие того, которому подвергли Козлевича ксендзы, описанные классиками.

В качестве Козлевича в диспуте нашем выступал загубленный СССР, ну, а ксендзов и сегодня хватает. На следующий день мы принимали заместителя Государственного секретаря Союзного государства Алексея Александровича Кубрина и заменителя министра иностранных дел Беларуси Андрея Вадимович Дапкюнаса. И если мастеровитого и глубокого Алексея Александровича мы, российская часть клуба, знаем хорошо, то для многих знакомство с Дапкюнасом было первым.

И общее наше мнение таково: это в высочайшей степени профессиональный, живой, доброжелательный и тонкий человек. Его ответы на вопросы, самые острые, были откровенны и развёрнуты. Его симпатии к России не были скрыты, а остальные соседи наши по ООН тем не были обижены или задеты.

В «красной гостиной» Дворца записали для канала БелРос программу «Перспективы. Клуб экспертов»
В «красной гостиной» Дворца записали для канала БелРос программу «Перспективы. Клуб экспертов»

Обсудили редакторы и эксперты следующие вопросы: роуминг, скоростные магистрали, открывать ли тайную канцелярию на манер «Зеленский — Трамп», гонясь за сиюминутным эффектом, неужто народы двух стран действительно не интересуют перспективы 31-й дорожной карты реновации Союзного государства и ещё множество больших и иных тем.

72416280_2498852983542397_3173875532030803968_n

Проходило заседание во дворце Паскевичей-Румянцевых, под портретами Громыко и других видных гомельчан. Потом мы долго отвечали на вопросы журналистом и записали программу для БелРосТВ. Утром сегодня усталые, но довольные члены российской делегации живые-здоровые прибыли на Белорусский вокзал столицы.

Владимир МАМОНТОВ