Ирина Павлова высказалась о Петере Хандке и Нобелевской премии

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

О Петере Хандке и Нобелевской премии.

Я, если честно, понимала, что как только в нобелиаты будет выдвинут в самом деле выдающийся писатель, а не политкорректный журналист, написавший книжку,

и, уж тем более, если это писатель, посмевший пойти против течения (см. 1 коммент) — первыми взбеленятся именно писатели-нобелиаты.

Но такого предположить не могла даже я, при всём моём скепсисе. 😡

«…Почти нет ни одного немецкого печатного издания (австрийцы посдержанней, под девизом — надо на эту тему подискутировать), кто бы не обрушился на Хандке с уничтожающей критикой.

Как написали в комментариях к одной из статей — теперь мы узнали много нового о немецкой журналистике. Не то, что бы у нас были иллюзии, но такого ещё не было…».

Чтобы было понятно, за что травят Хандке: В 1996 году, после опубликования путевых записок Хандке под названием «Зимняя поездка по Дунаю, Саве, Мораве и Дрине, или Справедливость для Сербии», в масс-медиа начались ожесточённые споры, которые продолжаются по сей день. Пронатовские журналисты критиковали излишне благожелательное отношение к Сербии. Хандке пользовался другой лексикой и изображал события иначе, чем это делали многие журналисты.

В марте 2004 года Петер Хандке подписал обращение, которое канадец Роберт Диксон написал от имени художников в защиту Слободана Милошевича. К ним присоединился также будущий лауреат Нобелевской премии Гарольд Пинтер. В 2005 году Хандке посетил Милошевича в тюрьме в Гааге. Писатель опубликовал эссе под названием «Таблас-де-Даймьель» (нем. Die Tablas von Daimiel), имевшее подзаголовок «ложные показания на процессе против Слободана Милошевича». 18 марта 2006 года на похоронах Милошевича Хандке выступил с речью, что также вызвало волну споров в среде западной прессы. В связи с этой речью была отменена инсценировка пьесы писателя «Игра в вопросы или путешествие в звонкие земли» в парижском театре «Комеди Франсэз». 2 июня 2006 года Петер Хандке был награждён премией Генриха Гейне, но из-за развернувшейся политической дискуссии и угрозы лишиться премии по решению городского совета Дюссельдорфа за просербские настроения, отказался от неё сам.

В июне 2006 года артисты театра «Берлинер ансамбль» начали акцию «Берлинская премия Генриха Гейне», в котором назвали поведение городской власти Дюссельдорфа «нападением на свободу творчества» и призвали собрать для Хандке деньги — аналог премии, которую он отклонил (денежная составляющая премии Генриха Гейне была 50 000 евро). Инициаторами были, в частности, Кете Райхель, Рольф Бекер, Дитрих Киттнер, Арно Кленне, Моника и Отто Келер, Экарт Шпоо, Ингрид и Герхард Цверенц, Клаус Пайман. 22 июня 2006 Хандке поблагодарил их за старания, однако отклонил такую инициативу и попросил пожертвовать собранное на материальную помощь сербским сёлам в Косово. 21 февраля 2007 года по случаю премьеры пьесы Хандке «Следы утраченного» автору вручили сумму премии — 50 000 евро, однако он отказался от этих денег в пользу сербского анклава в Косово.

Речь Петера Хандке на похоронах Слободана Милошевича. «Мир, так называемый мир, знает все о Югославии, Сербии. Мир, так называемый мир, знает всё о Слободане Милошевиче. Так называемый мир знает правду. Вот почему так называемый мир сегодня отсутствует, и не только сегодня, и не только здесь. Я не знаю правду. Но я смотрю. Я слушаю. Я чувствую. Я помню. Вот почему сегодня я здесь, рядом с Югославией, рядом с Сербией, рядом с Слободаном Милошевичем».

ФБ