А ведь это мы сами открыли ящик Пандоры

1

Своими руками.

Это мы впустили в наше кино самодеятельность.

Это мы кричали, что профессиональные навыки — ничто, индивидуальность — всё.

В профессиональный балет ведь не открывают двери одаренным участникам танцевальных кружков?

Профессиональные музыканты же не впускали в свои ряды ярких индивидуальностей, не умеющих читать ноты и без постановки руки?

А мы решили, что «постановка руки» — это херня.

И мы сами широко открыли двери самоуверенным молодым людям, не умеющим ничего, но считающим, что умеют всё, и что учиться им нечему и не надо.

И мы аплодировали их самодеятельным фильмам, сделанным на коленке, смонтированным сикось-накось, объявляя это «новым киноязыком».

И мода на самодеятельность захватила тогда даже профессионалов…

Мы открыли дорогу недоучкам и неумехам, а теперь сами удивляемся — почему это вдруг наше кино съе#алось до белых мышей?!

Ведь при соввласти даже человеку с дипломом театрального режиссера было не протыриться в постановщики кино — никак. Только через ВСРК — и хоть тресни. Иначе его не тарифицировали.

Ведь даже дипломированный режиссер-документалист, переходя в игровое, должен был сдавать своего рода экзамен на профнавыки — ну, хотя бы, на умение работать с актером.

Ведь даже дипломированные, профессионально обученные люди, прошедшие съемочную площадку своими ногами вдоль и поперек, всё равно должны были дебютами доказывать, что они не растратили профессиональных навыков, работая ассистентами.

Они были обязаны продемонстрировать запас прочности, недаром для очень многих именно дебютные фильмы так навсегда и оставались лучшими.

Мы тогда наивно считали, что это система ставит рогатки талантам.

И только теперь, много лет спустя, становится понятно, что система тупо защищала профессию и профессиональную преемственность.

А мы эту защиту отменили.

Ирина ПАВЛОВА