Александр Винчевский: Для проектов «Аховы» нужны немалые деньги

Луговой лунь
Луговой лунь

Что такое бердвотчинг, как выиграть международный грант и чем интересна профессия орнитолога – об этом поговорили с Александром Винчевским, одним из основателей и директором общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

%d0%b2%d0%b8%d0%bd%d1%87%d0%b5%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9

– В советское время по телевидению показывали любимые миллионами передачи – «В мире животных». Наша семья тоже их смотрела, – рассказывает собеседник. – А еще с  братом собирали почтовые марки: я – с редкими животными, а он – с хищными птицами. В школьное время вынашивал грандиозные мечты: сначала ехать в Африку помогать животным, потом – стать ветеринаром. А после школы закономерно в моей жизни случился биофак БГУ. Но даже там убеждение, что с птицами моя профессиональная жизнь будет связана теснее, появилось не сразу: сначала хотел обезьянами или дельфинами заниматься – теми, кто с экрана телевизора казался самым ярким и интересным. А потом весь этот мой интерес вылился в диплом по хищным птицам – по скопе. Над своим первым научным трудом работал в Березинском заповеднике.

В 1991году было зарегистрировано Белорусское орнитологическое общество, довольно академическое и сильно централизованное. Я жил в Гродно и работал в университете. С коллегами установили очень тесные контакты с польскими организациями по охране птиц. Нам постоянно предлагали сотрудничество, проекты, деньги. Я еще только закончил университет, и было просто страшно обращаться с этими инициативами в БОО, где сидят солидные профессора. Показалось, что гораздо проще организовать свое общество. Свобода 90-х – что хочешь, то и организуй. Так и появилось Западнобелорусское товарищество охраны птиц, меня выбрали президентом. Пошли проекты: атлас птиц, программа подкормки хищных птиц, программа премий по находке гнезд редких птиц, которых потом отдавали под охрану. Впоследствии Белорусское орнитологическое общество и Западнобелорусское товарищество охраны птиц объединились в тот проект, которым я руковожу сейчас.

«Ахова птушак Бацькаўшчыны» – некоммерческая общественная организация, в названии которой хоть и обозначена только охрана птиц, но ее члены видят свою основную задачу в сохранении биоразнообразии животного мира в целом, что и закреплено в уставе.

– Один из первых проектов, который воплотили еще в Западнобелорусском товариществе – спасение луговых луней от комбайнов, – вспоминает Александр. – Дело в том, что эти птицы гнездятся на полях. Среди озимой ржи, например, их гнезда незаметны, и комбайн молотит птенцов вместе с урожаем. Поэтому мы искали эти гнезда, предупреждали комбайнеров, заметные бантики вешали в местах, где находили гнездо, чтобы их объезжали.

Сейчас для проектов «Аховы» нужны немалые деньги, и их постоянно приходится где-то искать. В последнее время со стороны государства мы средства почти не получаем. Когда-то, десять лет назад, нас начали поддерживать различные фирмы и до сих пор очень помогают. Еще один источник доходов – пожертвования, которые можно осуществить через наш сайт.

Но в основном мы держимся за счет грантов от международных фондов либо глобальных, либо европейских.

%d0%be%d1%82%d0%ba%d1%80%d1%8b%d1%82%d0%ba%d0%b0

Чтобы получить грант, нужно найти проблему, описать ее и способы решения. Например, один раз была европейская программа с закрытым конкурсом на 10 грантов от Кембриджской природоохранной инициативы. Мы прошли несколько этапов и выиграли, поэтому сейчас на реализацию проекта на 3 года у нас есть полтора миллиона долларов.

Я расскажу о проекте более компактном, чтобы легче было продемонстрировать, как и куда уходят такие суммы. Для участия в очередном конкурсе выбрали 3 исчезающих вида грызунов в Беларуси: хомяк обыкновенный, суслик крапчатый и белка-летяга. Нужно было выяснить, почему они исчезают, есть ли они у нас все же или нет, если да, то найти места обитания, поместить под охрану и попытаться вывести из Красной книги. В начале этого года сообщили, что мы выиграли этот грант, нам дадут около 80 тысяч долларов. С 1 мая начали работу, и на сегодня нашли 10 колоний суслика, больше 80 мест обитания летяги и пару мест хомяка. Деньги пошли на сбор экспедиции, экспертов, которые ездят по полям, ищут сами, расспрашивают местных жителей. На днях должны выйти из печати наклейки с изображением супергрызунов, буклеты. Планируем также проводить лекции в школах, знакомя детей с внешним видом исчезающих животных. А еще  создаем ростовые фигуры этих грызунов, чтобы потом расставить их на почте, в магазинах и так далее. Ведь именно местные в предполагаемых районах обитания исчезающих животных могут порой помочь больше, чем эксперты. Ну и, конечно, оборудование: квадрокоптеры, чтобы осматривать большие территории свысока, тепловизоры, фотоаппараты и так называемые фотоловушки, автоматические камеры, которые планируем установить около дупел, чтобы узнать побольше про образ жизни исчезающих белок-летяг.

%d0%bf%d1%82%d1%83%d1%88%d0%ba%d0%b8-%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b5%d1%80%d1%8b

«Ахова» известна и своими разноплановыми творческими проектами: уже несколько лет организация участвует в Ночи музеев как организатор квеста по птицам Беларуси. Журнал «Птушкі і мы», выходящий 2 раза в год, – тоже инициатива орнитологов этой организации. Из запоминающихся «фишек» – набор стикеров в Телеграме, открытки и брошки, изображающие привычных белорусам птиц – синицу, воробья, утку.

Еще одно достижение организации – популяризация бердвотчинга.

Бердвотчинг (англ. birdwatching или «бёрдинг», англ. birding — «птичничество») — любительское наблюдение за птицами без оборудования либо при помощи бинокля.

– Долгое время мы пытались безуспешно заинтересовать этим хобби людей, экскурсии проводили, – говорит Александр. –  Но, как оказалось, человека трудно просто взять и вовлечь в наблюдение. Поэтому несколько лет назад  начали проводить первые курсы бердвотчинга, состоящие из 10 занятий. Теперь работает схема: восемь теоретических занятий и две экскурсии – и вот вы освоили где-то 100 базовых видов птиц (из 330 имеющихся в Беларуси). Захожу в Фейсбук: один друг поехал ради бердвотчинга на Шпицберген, хотя только несколько лет назад увлекся птицами, другой – устремился на Дальний Восток. Приятно осознавать, что людям интересна орнитология, что они ездят в экспедиции, покупают бинокли и фотоаппараты.

Александра ДОРАШЕНКО, студентка факультета журналистики БГУ