Поцелуй взасос с фашистом

%d0%bf%d0%bf%d1%861904

Беларусь отмечает 75-ю годовщину освобождения своих городов и сел от немецко-фашистских захватчиков. Это событие для нашей небольшой по размеру страны растянулось почти на год – первые населенные пункты Беларуси были очищены от гитлеровцев в сентябре 1943 года, а последним освобожденным белорусским городом 28 июля 1944 года стал Брест.

Всенародное уважение к воинам-освободителям, партизанам и подпольщикам – настоящий бренд Беларуси. Потому отвратительным диссонансом звучат редкие, но очень злобные выстрелы отдельных белорусских граждан по Освобождению.

Оппозиционная правозащитница и историк Татьяна Протько любит пересказывать сюжеты о жестоких нравах белорусских партизан.

1

В биографиях и автобиографиях всегда подчеркивается ее научная специализация – период сталинских репрессий и деятельность спецслужб в тоталитарных и посттоталитарных государствах.

Сама Протько как-то признавалась, что работая в архивах советского КГБ, она «похудела на 8 килограммов». Тут заметим, что «кровавый режим» был такой тоталитарный, что даже допустил аспирантку-антисоветчицу заниматься научными исследованиями в архивах секретной спецслужбы.

Но похудеть там было от чего!

Вот, например, наткнулась Татьяна Протько на дневники боевых действий партизанских отрядов на оккупированных гитлеровцами территориях Беларуси. А в них, помимо прочего, – боевые социалистические обязательства. И один из бойцов обязуется перед своими товарищами «убить пять фашистов».

Эта невиданная партизанская жестокость потрясла легкоранимую душу правозащитницы, о чем она призналась на презентации книги К. Скуратовича. Тут, поди, сразу минус пару килограммов с ее драгоценного веса.

Разумеется, в представлении Протько партизанская борьба должна выглядеть не так ужасно. Партизаны должны были не убивать фашистских оккупантов, а целовать их взасос и нежно уговаривать покинуть захваченные белорусские земли.

Миленькая такая войнушка – без жертв и крови. Хоть проводи на ней заседание Белорусского Хельсинкского комитета, чьим основателем и первым председателем была Татьяна Сергеевна Протько.

Советского партизана, взявшего на себя социалистическое обязательство «убить пять фашистов», на заседании БХК, видимо, заклеймили бы позором. Но, наверное, не он бы возглавил галерею ужасных партизанских деятелей по версии Татьяны Протько.

Я бы предложил Татьяне Сергеевне начать, например, с Федора Шмырева – знаменитого Бацькі Міная, командира 1-й Белорусской партизанской бригады. Он и его бойцы воевали так, что гитлеровцы объявили «партизанской зоной» большую территорию между Суражем, Усвятами и Велижем и ничего с ней не могли поделать. Бацька Мінай не сдался в плен даже после ареста фашистами его четверых детей (14, 10, 7 и 3 лет). 14 февраля 1942 года дети Шмырева были расстреляны, но партизан продолжил борьбу до самой Победы.

Трудно представить, что могла бы сказать Татьяна Протько партизанам бригады «Штурмовая», которые в феврале 1944 года спасли из детдома в деревне Семково Минского района 274 ребенка, у которых гитлеровцы брали кровь для своих раненых. Эта удивительная спасательная операция прошла без единого выстрела. Партизаны под командованием комиссара бригады Ильи Федорова обошли ночью немецкие гарнизоны и вывезли детей в безопасное место.

2

В честь этого подвига в Семково сегодня стоит скромный памятник. Однако наивно думать, что все операции «Штурмовой» были такими же бескровными. В сводках партизанских действий отмечено, что только за период с 1 апреля по 1 июля 1943 года бригада уничтожила 672 немецких солдата и офицера, разгромила пять гарнизонов, пустила под откос 11 эшелонов, уничтожила 27 автомашин, 7 бронемашин, 4 танка, 12 мостов, более 1000 тонн горюче-смазочных материалов.

Хотелось бы спросить историка Протько, оправдано ли было социалистическое обязательство белорусских партизан перед советской Родиной убивать и убивать оккупантов, если иметь в виду, что на территории БССР гитлеровцами было создано 260 лагерей смерти, около 200 еврейских гетто, проведено свыше 140 карательных экспедиций, уничтожено 628 населенных пунктов вместе со всеми их жителями?

Или все-таки надо было целовать фашистов взасос?

Можно представить, с каким чувством проходит Татьяна Протько по столичной площади Победы. Какими глазами читает слова «Подвиг народа бессмертен». Что думает каждый год про 3 июля, 9 мая и 22 июня.

Впрочем, по поводу 22 июня чувства правозащитницы более-менее понятны. Протько принадлежит к той удивительной плеяде историков, который в развязывании войны винят не гитлеровскую Германию, а Советский Союз.

Во всех учебниках истории написано, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года – с нападения Гитлера на Польшу. Однако у Татьяны Сергеевны свое летоисчисление. Она не стесняется публично заявлять, что стартом мировой войны следует считать 23 августа 1939 года – день подписания Пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов к нему.

Почему историк молчит при этом о 30 сентября 1938 года – когда Великобритания и Франция отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию (печально известный Мюнхенский договор) – не очень понятно. Впрочем, понятно, если опуститься в систему координат Татьяны Протько, в которой во всем плохом виноват только СССР, а во всем хорошем замечены только «западные демократии».

История ли это? Правозащитная ли деятельность? Увы – банальная пропаганда из уст идеологически заангажированного человека.

Жаль, что Протько не называет фамилию того героя-партизана, обязавшегося убить пять фашистов. Вероятно, его уже нет в живых, и мы не знаем, где его могила.

Миллионы белорусов с огромной благодарностью принесли бы 3 июля, в честь 75-й годовщины освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков, на эту могилу цветы. Мы ведь убеждены, что тот партизан обязательно перевыполнил свои социалистические обязательства.

Никита ПАЛЕЦКИЙ