Оппозиционная плеяда и ее мифы и легенды: Барыс Кіт

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

5 июля 2017 года в Минске проходил Съезд белорусов мира, на котором присутствовал глава МИД Республики Беларусь Владимир Макей. Съезд был организован и проведен объединением «Бацькаўшчына».

В съезде принимали участие люди из около 20 стран. Но интересен не сам съезд, а те, кто был его участником, и чтобы понять, что же за люди его посещали, необходимо изучить деятелей, которых эти люди выдвигают в образцы для подражания и национальные герои Беларуси.

Мы уже рассмотрели целых 21 человека из 28: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч, Алесь Салавей, Івонка Сурвілла, Масей Сяднёў, Янка Запрудник, Юрка Віцьбіч, Ларыса Геніюш, Наталля Арсеннева, Кастусь Акула, Янка Жучка, Віталь Кажан, Барыс Данілюк, Паўла Урбан. Все, как на подбор, персонажи оказались не только личностями с сомнительной репутацией и изменниками Родины, но и замаранными сотрудничеством с нацистами.

Настал черед следующего, им станет — Барыс Кіт. Вообще, этот деятель, пожалуй, будет самым интересным персонажем из всех, кто размещен на сайте «Бацькаўшчыны». Забегая вперед, скажу, что интересен он не только тем, что у него реально было образование и он сделал хорошую карьеру, но и тем, что про него писали не только змагары, но и «Комсомольская правда» и даже белорусские архивы.

Вообще удивительно то, что про таких деятелей пишет «Комсомольская правда», да еще в духе похвалы и с таким же тиражированием мифов, как и у оппозиционных изданий. В общем, не буду долго разглагольствовать, и перейду к фактам.

Начнем с самого начала. Барыс Кіт родился в Санкт-Петербурге в семье почтового служащего. Имя его отца, как принято у оппозиционеров, является тайной за семью печатями. В жизни не поверю, что ни один змагарский историк, филолог или еще какой деятель, не знали имени его отца.

Делается это по вполне понятным причинам. Зато вот про мать скрыть они не смогли — она русская, и звали ее Ксения Зурова (Мещерякова О. Он искренне верил в свою свободу // 7 дней. — 2002. — 13 апреля (№ 15). — С. 10.). Отца, долго искал, но найти не удалось. Лично я думаю, что его сознательно прячут, а то ведь фамилия Кит, например, с идиша переводится, как цемент…

Как-то белорускости тогда маловато будет у Бориса Кита, а если вспомнить, что и среди остальных представителей плеяды, мягко говоря, белорусов-то, не много, отчего оппозиционная плеяда белорусов уже больше похожа на тесную компанию из трех человек.

Но это все не так интересно, так что идем дальше. А дальше вот что — семья Бориса Кита возвращается на Родину отца — в д. Огородники Новогрудского уезда, в наши дни эта деревня входит в г.п. Кореличи в Гродненской области.

Итак, там, в 1924 году Борис поступил в 4 класс местной школы, а в сентябре 1926 года — в 6-й класс белорусской гимназии в г. Новогрудке (находившемся в 1921—1939 годах в составе Польши). Потом, он, как и полагается оппозиционному кумиру, поступил в Вильнюсский университет им. С. Батория, где практически все преподаватели были поляками, а преподавание велось на польском языке.

Поступил он на физико-математический факультет, даже магистратуру окончил. В 1939 году стал директором Виленской белорусской гимназии. Все вроде бы ничего, но вот пришла война и началось…

И оппозиционные издания, и «Комсомольская правда», да и архивы Беларуси рассказывают про то, как Барыс Кіт был якобы арестован немцами, и даже почти расстрелян, но студенты убедили немцев, что так делать нельзя, и расплакавшиеся немцы пожалели его и отпустили, слегка пожурив.

Что же это за студенты были такие? В мемуарах он очень неосторожно выдает их, рассказывая про своих учеников, поступивших на службу к нацистам…

Также почему-то все молчат о том, что Барыс Кіт сотрудничал с коллаборационистом В. Годлевским и являлся активным деятелем гражданской коллаборации, организовывал систему народных школ на оккупированной территории.

Молчат и о том, что Борис Кит был участником антисоветской эмигрантской общественной деятельности, последовательно поддерживал коллаборациониста Родослава Островского, отрицал белорусскую государственность на советской основе, в условиях «холодной войны» принимал участие в американских военных разработках, негативно отзывался о белорусской власти после 1994 года.

Зато вместо этого рассказывают сказки о том, что он был простым учителем. Вот только вопрос — чего это простой учитель в 1944 году бежал вслед за немецкой армией? Чего он опасался? Не хотел жить при советах, и нравилось при нацистах?

В своих же мемуарах он сам утверждает, что бежал из-за страха расплаты перед советами.

Но дальше начинаются еще более интересные вещи. В 1948 году он переезжает из Германии в США в Саут—Ривер, куда стекаются все белорусские коллаборанты. Там он якобы идет на фармацевтическую фирму, но никто не пишет на какую именно.

А знаете, почему не пишут? Потому что эта фармацевтическая фирма — аптека. Да да, он работает в аптеке. В Саут-Ривере, где в 1950 году проживало чуть более 11 000 человек, нет никаких фармацевтических кампаний, кроме аптек. Скажу более, даже сейчас, когда там население более 16000 человек, я не обнаружил даже вакансий, которые хоть как-то могут быть связаны с фармацевтикой.

Но и это еще далеко не все. В 1950 году он перебрался в Лос-Анджелес, где якобы работал химиком на каких-то там фирмах, которые, опять же, никому не известны. Лично я полагаю, что он там был химиком точно также, как и химиком в фармацевтической фирме.

Потом он якобы устроился в North American Aviation, где и занялся разработкой космического топлива. Хм, вообще заголовок в «Комсомольской правде» звучит весьма интригующе — благодаря Киту начали летать «Апполоны».

Вы только вдумайтесь в заголовок… Благодаря Киту начали летать «Апполоны»… Неужели Ольга Карач, и ее коллеги добились успехов и наркоманы стали проникать повсюду?

Вообще, очень интересно получается, если все так, как пишет оппозиция и «Комсомольская правда», то почему бы не опубликовать доказательства? Ведь нет ничего проще! Но и тут они придумали хитрую отмазку — деятельность Бориса была настолько секретной, что ему запретили даже ездить в Беларусь, но при этом почему-то не запретили жить в Германии.

Да и вообще, где все труды Кита? Почему их совершенно невозможно найти? Их так часто везде хвалят и выпячивают как гордость, но при этом никогда никому не показывают.

Все, что можно найти об этом деятеле, так это куча заметок на разных языках, где про него рассказывают общеизвестные факты, и никогда не говорят ничего конкретного — «хотел в демократию», «сделал карьеру в ракетной промышленности» и т.д. Никто не ссылается ни на какие труды, и все, что можно найти на просторах интернета, так это его выступления с докладами, причем в основном по политическим, а не химическим или физическим вопросам.

И вот в поисках информации, я натыкаюсь неоднократно на то, что не топливо он разрабатывал, а возглавлял отдел по взаимодействию с СССР в области космонавтики, был советником, руководителем научной группы отдела астронавтики Министерства ВВС США, старший экспертом-исследователем Государственного института системного анализа министерства обороны и транспорта США и т.д.

То есть работал обычным протирателем штанов при космической промышленности, а изобретали другие, в нем были заинтересованы лишь потому что он знал русский язык и имел при этом какие-то представления в области физики и химии. Да, карьера не плохая, и даже очень хорошая, особенно на фоне 99% других коллаборантов, но к космической программе и разработкам в ней это все имеет весьма посредственное отношение.

В принципе, надо отдать должное «Комсомольской правде», она тоже вкратце про это написала

— «С 1958 года Борис Кит работал в отделе космонавтики Министерства воздушных сил США. На него были возложены и обязанности государственного советника, эксперта по развитию международной космонавтики. Впоследствии Борис Кит работал в Национальном бюро стандартизации, Министерстве коммуникаций США, где занимался в основном исследованием методов повышения эффективности административной деятельности с помощью математики».

И вот скажите, какое это все имеет отношение к космосу и космическому топливу?

В любом случае, интересно не то, какую он выстроил карьеру, а то, что, как обычно, наврали с три короба, и скрыли ряд моментов, которые совершенно не красят Бориса Кита, и как человека, и как деятеля. Неужели все, кто продвигает таких деятелей, как Барыс Кіт, не знает действительно достойных белорусов, которые и дело сделали, и народу услужили, и при этом человеческое лицо сохранили? Или они сознательно пытаются достойных белорусов и настоящих патриотов своей страны задвинуть куда подальше, выдвигая всякого рода перебежчиков и предателей?

Дмитрий ПЕРС, imhoclub.by