Экипаж самолета — герои. Их надо наградить.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

Беларусь и Россия восприняли трагедию в аэропорту «Шереметьево» как свое личное горе. Люди выражают соболезнование в сетях и рассуждают о причинах случившегося.

«Пилоты горевшего рейса SU1492 не покидали кабины и руководили эвакуацией до выхода последнего пассажиром, — пишет в своем аккаунте известная тележурналистка Ольга Курлаева. — Ребята, посадившие горящий, как факел лайнер, в котором нарушена центровка и бегают паникующие пассажиры, до последнего сидели в кабине — герои. Их надо наградить. Герои».

«Сейчас будут говорить, что про трагедию с Суперджетом надо бы помолчать, схоронить несчастных, разобраться в причинах. Разобраться надо. Но и помолчать не получится. Впереди праздник, большой авиационный парад. Над нами в Химках пролетали вертолёты, репетировали — рифлёнку на покрышках видно. Гул, мощь, красота, — расссуждает Генеральный директор радио «Говорит Москва» Владимир Мамонтов. — Это я позавчера так думал. А сегодня… И ещё: подлинное горе, подлинная трагедия очень быстро выявляет тщету и лицемерие «морального кодекса», который мы себе утвердили в мирное, диванное время. Уже ругают, прихлёбывая кофеёк, спасшихся, потому, что вели себя не самоотверженно. Вдумайтесь: люди за компьютерами чихвостят и обзывают «мразями» тех, кто не стал Матросовым! Они-то, за редким исключением, что в жизни видели? Какую проверку проходили? Горели, падали, друзей спасали? На кого из них можно положиться в трудную минуту? Лично я вспоминаю, как летел неделю назад Суперджетом «Василь Быков» ближе к хвосту. И думал: а чего, хороший самолёт, только шасси со скрежетом выпускает. Садились в Шереметьеве, ветерок был, трясло. Сели. Так что про себя я мало знаю».

«Глубокие соболезнования семьям погибших. А экипаж Аэрофлота — герои», — уверен философ Алексей Дзермант.

«Царствие Небесное! Дай сил, Господи, семьям пережить это горе!» — написала Елена Романова.

«Я не знаю, была ли это молния, или Суперджет такой вот откровенно неудачный самолет. Это вообще сейчас не важно. С этим можно потом разобраться, — пишет журналист ВГТРК Андрей Медведев. — Я точно понимаю, что экипаж самолета герои. Все. И пилоты, и бортпроводники. Это сейчас главное. Если бы не они, то выживших могло и не быть. Это они сажали машину с полными баками, что вообще-то не каждый сможет сделать, и что отрабатывают только на тренажерах. Это они организовали эвакуацию, а можем же представить, какой кромешный ад творился на борту. И, как говорят, они последними уходили с самолета. Могут сказать, что, дескать, в этом и состоит их работа. Наверное. Но не каждый сумеет ее сделать как надо. Они сумели. Повторюсь: экипаж герои. Спасибо им».

Виктория ТРИКАЛО