Абхазец Андрей Герия: он сражался за Родину

%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%b8%d1%8f1904

В дни, когда май вскипает волнами молодой зелени и ослепительного яблоневого цвета, радость бытия просто опьяняет. Господи, как же это хорошо — просто БЫТЬ на этом свете, дышать полной грудью,  влюбляться, смеяться, работать, держать на руках своих детей, в обыденных хлопотах встречать новый день и год за годом не спеша стареть! Какое огромное счастье — прожить на белом свете целую жизнь…

А ведь оно не выпало целому поколению молодых ребят, скошенных войной. Их были миллионы. Звучит абстрактно. Цифры и факты пресны и сухи, но живая народная память — совсем другое дело. Она смотрит на нас со старого фотоснимка глазами пропавшего без вести парня и обжигает губы горечью материнских слез.

Абхазец Андрей Герия из села Лыхны Гудаутского района закончил школу перед самым началом Великой Отечественной. Им с сестрой-близняшкой исполнилось семнадцать лет. А вообще в семье было целых две пары двойняшек: Андрей и Деспина, Кязим и Михаил.  Когда началась война и Андрея направили в Бакинское военное училище, Деспина пообещала брату не выходить замуж, пока он не вернется. Как многие близнецы, они были очень привязаны друг к другу.

Курсанты не успели закончить подготовку из-за тяжелой обстановки на Туапсинском направлении: их отправили на фронт. В бою Андрей Герия был ранен. Подлечился в госпитале, успел побывать дома — и снова в строй. С последним письмом прислал  фотографию и попросил хранить ее. То ли сердце почуяло беду, то ли подсказали фронтовые будни, в которых смерть привычно шагала рядом в строю. Она не обошла, не пожалела: 28 июня 1944 года, на 1103-й день войны, минометчик Андрей Герия погиб в нашем Стародорожском районе во время проведения операции «Багратион».

24 июня, когда 1-й Белорусский фронт перешел в наступление, в составе 1-го Красноградского механизированного корпуса под общим командованием генерала Иссы Плиева в направлении Старых Дорог и Слуцка наступали 37-я и 35-я механизированные бригады. Андрей Герия сражался в составе 35-й. 28 июня были освобождены Осиповичи, Кличев, Круглое, Крупки, Лепель, Быхов, Могилев, к 15.00 — Старые Дороги, а к вечеру наши войска обошли противника с флангов, замкнув в кольцо 4-ю немецкую армию в Бобруйске и успешно завершив этап боевой операции.

Андрей об этом уже не узнал. Обстоятельства его гибели, как и многих других погибших при освобождении Стародорожчины солдат,  остались тайной. Известно лишь, что в этот же день были убиты и похоронены вместе с ним еще десять человек: разведчик Григорий Яковлев из Хабаровского края, лаборант Иван Лаштабега из Днепропетровской области, шофер Касен Каражигитов из Джамбульской области, химинструктор Сергей Забродин из Козмодемьянска, минометчик Михаил Самар из Хабаровского края, Семен Каптюк из Комсомольска, минометчик Алексей Кулев из Вологды, Андрей Леонтьев из Татарской АССР и командир расчета Василий Кузнецов из Горьковской области. Шестерым ребятам не было и 22-х лет, самому старшему исполнилось 32.

В именных списках безвозвратных потерь начальствующего и личного состава точно обозначено место захоронения: 800 метров юго-западнее деревни Слободка на перекрестке дорог Полесской области Стародорожского района. Но… данные о братской могиле №61 затерялись, похоронки семьям погибших не ушли, а наскоро насыпанный холмик скоро сравнялся с землей. Так минометный расчет под командованием Василия Кузнецова затерялся в небытии.

В 76-м году работники местного «Горгаза» во время земляных работ копнули едва приметную, ярко-изумрудной травой заросшую ложбинку, и под лопатой скрежетнул металл проржавевшей винтовки. Останки бойцов были укрыты истлевшей плащ-палаткой, сохранились пробитая пулей каска и солдатские медальоны. По ним удалось установить личности погибших. Немало потрудились для этого райком партии и красные следопыты СШ №3. Строительная организация «Вертикаль» установила на месте погребения мемориальный знак и много лет шефствовала над ним. Спустя годы родные Андрея Герия смогли наконец узнать о его героической судьбе и поклониться дорогой могиле. Как это важно, может понять лишь тот, кто так же мучился неизвестностью. Похоронка через сорок лет после войны — это великая скорбь, но еще и пролившийся в темноту долгожданный свет, и та точка, без которой страница жизни не дописана.

Деспина сдержала данную брату клятву и не вышла замуж.

В семье Михаила родились близнецы — Заур и Даур.

Каждый год 9 мая Даур за тысячу километров приезжает в наш район и встречает этот праздник на могиле дяди, и так будет всегда. «Дальше будут ездить дети, а после них —  внуки», — говорит он.

Родители Андрея не дожили до известия о том, что их сын погиб при освобождении Беларуси, и умерли, не утратив надежды на его возвращение.

Инна КАНДАУРОВА