Почему Россия закрывает свой рынок для говядины из Беларуси?

85bcec2c131619b9c7b650f45317774b

На днях Россельхознадзор ввел временные ограничения для белорусских переработчиков на поставки говядины на кости и живого крупного рогатого скота.

Заметим: ни у одного нашего предприятия никаких санитарных нарушений не выявлено. Такой шаг союзники мотивируют тем, что сейчас Россия получает официальный статус Международного эпизоотического бюро как страны с контролируемым риском по губкообразной энцефалопатии крупного рогатого скота. Одно из ключевых условий его получения — запрет на ввоз в страну мясо-костной муки и белковых брикетов из жвачных, а также любых других товаров, содержащих в своем составе данный компонент из стран, не имеющих официального статуса Международного эпизоотического бюро по указанному заболеванию.

Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия — директор Департамента ветеринарного и продовольственного надзора Иван Смильгинь пояснил «СГ»: благодаря профилактическим мерам у нас никогда не фиксировалось ни одного случая губкообразной энцефалопатии — так называемого коровьего бешенства. Российская сторона уведомила белорусскую о вводимых ограничениях. Одновременно Беларусь работает над тем, чтобы как можно скорее получить официальный статус Международного эпизоотического бюро по губкообразной энцефалопатии крупного рогатого скота.

Что это за болезнь, насколько она опасна? Коровье бешенство — болезнь, приводящая к необратимым, летальным изменениям в головном мозге зараженных животных. Большую роль в распространении играет инфицированная мясо-костная мука, полученная из тканей овец и крупного рогатого скота и не прошедшая достаточной термической обработки.

Губкообразная энцефалопатия не представляет прямой угрозы для людей, однако человек может пострадать от нее при употреблении мяса зараженных животных. Это вызывает у людей болезнь Крейтцфельдта — Якоба, которая заканчивается летальным исходом в большинстве случаев. Прошлая вспышка заболевания в 2014 году в Британии унесла жизни 177 человек, 52 погибли в Европе.

Кстати, в начале нынешнего года на территории Нижнесилезского воеводства Польши зарегистрирован случай заболевания губкообразной энцефалопатией КРС. Атипичный штамм возбудителя болезни выявлен в хозяйстве около города Мирск на юго-западе страны близ границ с Чехией и Германией. Больное животное уничтожили.

В связи с этим Беларусь с 7 февраля ввела временные ограничения на ввоз из Польши племенного, пользовательного и убойного КРС. Это же касается диких, зоопарковых и цирковых животных, восприимчивых к данному заболеванию, а также мяса и другого мясного сырья, полученного от них, кожевенного, рогокопытного и кишечного сырья, кормов и кормовых добавок животного происхождения, в том числе из птицы и рыбы.

Все, на первый взгляд, правильно, болезнь легче упредить, чем лечить. Только нам от этого не легче. Ведь для получения статуса Международного эпизоотического бюро нужно время. А экспорт в Россию говядины на кости остановлен уже сейчас. Надо ли говорить, как это скажется на переработчиках, если мы ежегодно отправляем соседям десятки тысяч тонн такой продукции.

Генеральный директор ОАО «Брестский мясокомбинат» Павел Буховецкий сообщил: предприятие ежемесячно продает соседям 300 тонн говядины на кости на 2 миллиона руб­лей. В сложившейся ситуации вынуждены срочно перестраивать производство, направлять говядину на выпуск готовых изделий. Их, как и бескостное мясо, можно экспортировать.

P.S. Когда материал готовился к печати, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Алексей Богданов сообщил, что из всего белорусского экспорта говядины в Россию около 70 процентов поставлялось на кости, остальное — обваленное мясо. Новые правила ввоза, которые применила Россия, касаются только мяса на кости, остальное можно поставлять. Для Беларуси это даже выгоднее, потому что мы сами будем обрабатывать мясо до конечного продукта и экспортировать его в охлажденном или замороженном виде. Будем создавать рабочие места, увеличивать объем обваленного мяса и поставлять его по более высокой стоимости в Россию. Потребность в говядине по-прежнему есть, поменяется только структура поставки. Возможно, на первоначальном этапе будут небольшие затруднения, так как предприятиям нужно переориентироваться и работать по-новому, но особой проблемы в этом нет. 

Василий Гедройц, «Сельская газета»