Первая жена Алексея Булдакова была из Минска. О белорусском этапе в жизни артиста

10473

Народного артиста России Алексея Булдакова, скоропостижно скончавшегося 3 апреля, очень многое связывало с Минском. Здесь он впервые обрел семью, стабильную работу и почувствовал себя по настоящему взрослым зрелым мужчиной и востребованным актером. Об этом периоде жизни Булдакова рассказывает корреспондент агентства «Минск-Новости».

До Минска актер сменил несколько городов — Павлодар, Томск, Караганду, Рязань, Санкт-Петербург… Но ни в одном не задержался. Что-то гнало его ищущую, мечущуюся натуру вперед, Булдаков собирал чемоданы и с легкостью переезжал на новое место. Но оказавшись в 1985 г. в белорусской столице, впервые никуда не захотел уезжать. В Минске Булдаков осел на долгие годы. Здесь он встретил свою любовь и обрел работу, которая его удовлетворяла.

Он устроился в Театр-студию при «Беларусьфильме». Администратором в театре работала Людмила Кормунина, дочь известного белорусского актера Павла Кормунина. Она и стала его избранницей.

— Поначалу мы немного стеснялись и называли друг друга исключительно по имени-отчеству, — рассказывала об их знакомстве Людмила. — Он скорее завоевал меня авторитетом. После развода с первым мужем довольно долго я была одна. Подрастала дочка Настя. Да простит Алексей, поначалу мне даже в голову не приходило опять выходить замуж. Хотя давление общественного мнения было порой невыносимым. Первое время после знакомства Леша очень любил общаться со мной по телефону. Я тогда еще не «въезжала», что нравлюсь ему. Мы стали встречаться. Хорошо помню, как Алексей сделал предложение. Однажды мы просидели на кухне всю ночь, а ведь только и делали, что разговаривали. Леша играл на гитаре, пел. И вдруг говорит: «Людмила Павловна, будьте моей женой». Конечно, я тогда не слишком была готова к такому повороту событий. Застеснялась: «Надо подумать». Оказалось, ему это очень понравилось. Через какое-то время Леша позвонил откуда-то со съемок: «Людмила Павловна, сколько еще думать будете?» — «Приезжайте, я согласна».

С финансами было трудно. 1985 год — время перестройки. Но подтянули пояса и свадьбу сыграли как положено.

По словам Людмилы, Алексей заботился о ее дочери от первого брака как о родной и был для нее большим авторитетом.

— Когда мы уже расставались, они с дочкой поехали по магазинам. И Леша купил тогда все, что нужно для школы: туфельки, теплую курточку, сапожки, колготочки. Даже часики красивые, — вспоминала первая супруга Булдакова.

Да, к сожалению, они расстались. Не обошлось без вмешательства Людмилиной мамы. Теща подозревала Булдакова в том, что ему нужно только жилье. Возможно, именно квартирный вопрос и привел к разводу.

buldakov-3

Хотя Людмила считает иначе.

— Наверное, Леша не был готов к долгой семейной жизни, — говорила она. — Возможно, и я как хранительница домашнего очага этому не очень-то способствовала. А потом, я всегда интуитивно хотела, чтобы муж обязательно поехал в Москву — продолжать карьеру. Ему нужна была рядом крепкая женщина. А я просто боялась стать тормозом в его творческой карьере.

Со слов Людмилы мы знаем, каким был Булдаков в минский период. Каковы были его привычки и поведение.

— Любимым Алешиным напитком всегда был чай. Любимым времяпровождением — разгадывание кроссвордов. Часто он вставал раньше всех. Что-нибудь обязательно готовил, яичницу, например. Помню, как Леша любил выгуливать нашу маленькую собачку. Однажды вышел из нашего элитного дома прямо в домашнем халате и шлепанцах на босу ногу. Семья была в шоке.

Тогда же мы начинали строить дачу. Как-то зимой муж поехал заливать там что-то цементом. Я была в ужасе. Говорю маме: «Зачем ты его отпустила? А вдруг он простудится? Почему он должен этим заниматься?» Но Леша не гнушался абсолютно никакой работы. В нем заложена природой какая-то разумная сила земная.

sz05n4y-e1554297828279

По словам Людмилы, он любил дарить ей подарки, особенно одежду. То блузку приносил, то привозил откуда-то с Севера чудное нанайское платье. Они вели здоровый и добропорядочный образ жизни. Алексей следил, чтобы в гостях Людмила не позволила себе лишнюю рюмку. «Женщина пить не должна», — говорил он жене.

Некоторые «друзья» нашептывали Булдакову, что жена, мол, погуливает. Но он сразу пресекал подобные разговоры. По словам Людмилы, они с Алексеем ни разу в жизни не поругались и были скорее хорошими друзьями, чем двумя любящими половинками.

Уже живя в Минске, Булдаков был очень востребованным актером. Помимо того, что играл в театре, постоянно снимался. Даже на следующее утро после свадьбы вынужден был улететь в очередную командировку. А медовый месяц прошел на съемках фильма «Вот моя деревня» в Красноярске, в общежитии на железных кроватях.

Живя в Минске, Булдаков успевал сниматься на самых разных киностудиях: в фильмах «Моонзунд» (1987), «Единожды солгав» (1987), «Караул» (1989), в 8-серийном сериале «Хлеб — имя существительное» (1988) — на «Ленфильме», в «Покушении на ГОЭЛРО» (1986) — на Свердловской киностудии, в «Кому на Руси жить хорошо» (1989) — на киностудии им. М. Горького, в фильме «Мать» — на «Мосфильме» (1989) и др. Но нам, конечно, особо дороги его актерские работы на «Беларусьфильме» — в фильмах «Знак беды» (1986), пятой серии «Государственной границы» и многосерийном телефильме «Белые одежды» (1992).

Булдаков работал в Минске до 1992 года. А потом уехал в Москву — навстречу новой любви и настоящей большой известности, которая пришла после «Особенностей национальной охоты». Но это уже совсем другая история.

Два с половиной года назад Л. Кормунина умерла в своей минской квартире. До конца жизни она очень хорошо отзывалась о Булдакове и в их расставании винила только себя.

Игорь Гуковский, «Минск-Новости»