Транзит власти: будет ли Казахстан развиваться по сценарию Назарбаева

1040540625

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 19 марта, выступая с обращением к нации, объявил о своей отставке. При этом нельзя сказать, что само решение стало большой сенсацией, так как разговоры о транзите власти в Казахстане с учетом преклонного возраста 78-летнего главы государства ведутся уже как минимум несколько лет.

Однако момент для объявления об уходе, действительно, был выбран весьма неожиданно, и казахский лидер многих застал врасплох. Кроме того, с учетом ключевого значения Астаны в ЕАЭС и ОДКБ, а также в контексте «большой игры», которую уже несколько веков ведут в Центральной Азии великие державы, для международной безопасности в целом и для Беларуси в частности крайне важно, чтобы перезагрузка казахского государства прошла успешно, страна сохранила стабильность и управляемость.

Он ушел, но недалеко

Однако необходимо понимать, что «Восток – дело тонкое» и утверждать, что Назарбаев «ушел из власти насовсем», будет не совсем корректно.

Ситуация интересна тем, что глава государства покинул пост президента, однако сохранил за собой ряд иных ключевых позиций в руководстве страны, легитимность и значение которых ранее специально «накачивались» законодательно.

То есть Назарбаев, по сути, сохраняет внешний контроль над политическими процессами в государстве, и так называемый транзит власти наряду с первыми шагами преемника пройдут под мудрым руководством Лидера нации.

Как тут не привести цитату из уже упомянутого послания Нурсултана Абишевича: «Как вам известно, нашими законами я наделен статусом Первого Президента – Елбасы (Лидер нации). Остаюсь председателем Совета Безопасности, который наделен серьезными полномочиями. Остаюсь председателем партии «Нұр Отан», членом Конституционного Совета. То есть остаюсь с вами. Заботы страны и народа остаются моими заботами».

Назарбаев остался у руля Казахстана, однако его публичное присутствие постепенно будет снижаться по мере политического роста нового лидера.

При этом своим авторитетом Назарбаев будет параллельно усиливать преемника, и такая модель передачи власти выглядит более привлекательной, чем если бы в случае естественной смерти Елбасы между потенциальными претендентами разгорелась внутренняя борьба.

Получается, что замысел Назарбаева – это своего рода регентство, которое должно уберечь Казахстан от междоусобицы в переходный период. Нужно говорить прямо, что такой подход интересен как для Беларуси, так и для России, которые в перспективе также столкнутся с необходимостью обеспечения бесконфликтного транзита власти.

Возможные риски

Вместе с тем критики плана Назарбаева могут вспомнить похожий маневр в Кыргызстане, когда в 2017 году тогдашний президент Алмазбек Атамбаев фактически передал власть своему преемнику Сооронбаю Жээнбекову, но при этом остался руководителем правящей социал-демократической партии (СДПК).

Однако музыка играла недолго, и уже через некоторое время между бывшим президентом и его преемником разгорелся конфликт, вследствие которого Атамбаева начали вытеснять из кыргызской политической жизни, в уголовном порядке преследовать членов близкого окружения, а СДПК сейчас находится на грани раскола.

Однако, во-первых, ни в коем случае нельзя даже близко сравнивать политический вес Атамбаева в Кыргызстане и Назарбаева в Казахстане, которым Елбасы единолично руководит более 30 лет.

А во-вторых, с точки зрения государственных, а не личных интересов, Атамбаеву, несмотря ни на что, впервые в истории Кыргызской Республики удалось осуществить бескровный транзит власти, так как прошлых президентов Акаева и Бакиева сносило волнами «цветных революций».

Поэтому представляется, что риски для Казахстана заключаются не в формальном уходе Назарбаева с поста президента, а также не в том, что преемник решит начать свою игру без оглядки на Лидера нации. Основной риск остается прежним – возраст правителя республики.

Очевидно, что нужно еще где-то пару лет, чтобы модель власти стабилизировалась под нового руководителя в соответствии с принятыми в Центральной Азии правилами клановости и тайной дипломатии. И если судьба отмерит Нурсултану Абишевичу этот срок активной жизни, то с большой долей вероятности можно прогнозировать успех задумки Назарбаева.

Если же ситуация будет складываться обратным образом, то перед Казахстаном маячит целая палитра вызовов и угроз, начиная от внутренней борьбы ведущих фигур и заканчивая этническим национализмом и исламским терроризмом. Очевидно, что в мире есть желающие выбить Казахстан из союзных отношений с Россией и Китаем, а внутри страны достаточно дестабилизирующих факторов, которые могут вырасти до угрожающих размеров при благоприятной конъюнктуре.

Вместе с тем необходимо отметить, что похожие негативные прогнозы части аналитического сообщества существовали еще несколько лет назад в отношении Кыргызстана и Узбекистана, однако «транзит власти» в этих государствах прошел достаточно успешно.

Поэтому странам ОДКБ необходимо держать руку на пульсе казахской ситуации и при необходимости оказывать возможное содействие Назарбаеву в реализации его плана. Общая стратегическая задача на сегодняшний день – сохранение стабильности в Казахстане, так как исключение казахского государства из процессов евразийской интеграции может стать смертельным ударом для объединительных процессов на постсоветском пространстве.

Александр Шпаковский, Sputnik.by