Виталий Третьяков комментирует уход Назарбаева

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

Назарбаев передал власть по-ельцински

Ясно, что при этом он сохранил за собой гораздо больше рычагов влияния на власть, чем это сделал Ельцин. И это гарантирует плавность перехода высшей власти в Казахстане.

Однако не нужно забывать, что на востоке далеко не все договорённости соблюдаются, в том числе и закреплённые в законах.

Трудно предсказать, насколько острой будет сначала подквёрная, а затем и открытая борьба за власть в Казахстане в дальнейшем и до какого накала она дойдёт.

Тут нужно учитывать три обстоятельства. Традиционное соперничество трёх джусов. Интересы трёх великих держав — Китая, который имеет самое сильное влияние на экономику Казахстана; США, которые контролируют через их финансовые счета практически всю элиту Казахстана; наконец, России, влияние которой на Казахстан за последние годы из-за внутренней и внешней политики Назарбаева основательно уменьшилось.

Кроме того, состояние экономики Казахстана далеко не такое цветущее, как об этом принято у нас считать и как об этом любили рассказывать официальные лица Астаны в последние годы.

Конечно, главный выбор, который предстоит сделать казахстанской элите — это выбор между Москвой и Пекином. В последние годы она предпочитала (или была вынуждена) под завесой разговоров об интеграции с Россией дрейфовать в сторону Китая, а пропаганда теорий о Российской и Советской империях, под гнётом которых многие века якобы страдали свободолюбивые казахи, велась целеустремлённо и постоянно.

Ставка на особый статус Казахстана в региональной, а тем более в мировой политике, бесспорно, провалилась, и казахская элита это осознала. Никаких особых привилегий от США Казахстан не получил.

Не исключено, что в конечном итоге дальнейший экономический и особенно политический (и внешнеполитический) курс Казахстана определят конфиденциальные договорённости между президентом Путиным и председателем Си Цзиньпином.

ФБ