Астанчане теперь станут нурсултанчанами

panorama-of-the-astana1904

«Я устал, я ухожу» — пожалуй, эту цитату вспомнили не совсем вовремя. Нурсултан Назарбаев, как планируется,  остается в политике. Он будет возглавлять Совет безопасности Казахстана. А столица Казахстана Астана в  его честь переименована в Нурсултан.

Как отреагировал российские и белорусские эксперты на эти стремительно развивающиеся события в дружественной стране? О чем шутили в сети и как комментировали ситуацию? Читайте нашу подборку наиболее ярких постов.

Farhad Ibragimov

2

— Уходит на наших глазах эпоха, единственный ак-саггал постсоветского пространства. Уверен, что у Казахстана всё будет ещё лучше

Пётр Петровский

3

— Транзит власти в Казахстане готовился уже как минимум два года. Вначале поправки в закон о Совете безопасности Казахстана. После первое и единственное объявление в июне 2018 года и кстати Токаевым, о возможности неучастия Назарбаева в президентских выборах. После, в конце февраля 2019 года съезд партии Нур Отан, где произошли важные перестановки в ЦК партии, а также взят курс на усиление роли самой партии в жизни государства. Кстати часть экспертов ожидала именно на съезде Нур Отана объявления о транзите власти.

Теперь по преемнику Касыму-Жомарту Кемелевичу Токаеву.

Вот краткая справка.

Количество полных лет: 65.

Социальное происхождение: интеллигенция.

Образование: МГИМО МИД СССР, Пекинский лингвистический университет, Дипломатическая академия МИД СССР.

Свободно владеет казахским, русским, английским и китайским языками, знает французский.

Женат, есть сын.

Опыт дипломатической службы

КНР, Сингапур, МИД СССР, Казахстана, Председатель Совмина СНГ и ШОС, Вице-Президент Парламентской Ассамблеи ОБСЕ,

Заместитель Генерального Секретаря ООН, Генеральный директор Отделения ООН в Женеве, личный представитель Генерального секретаря ООН на Конференции по разоружению.

Опыт работы на высших государственных должностях: Председатель Совмина и Сената Казахстана.

Действительный член Всемирной Академии гуманитарных и естественных наук, член Совета «мудрецов» Мюнхенской конференции по безопасности, почётный профессор Шэньчжэньского университета (КНР). Был руководителем Секретариата Съезда лидеров мировых и традиционных религий, Почетным деканом Женевской школы дипломатии и международных отношений.

Как видно из биографии, Токаев достаточно сильно интегрирован в мировые глобальные элиты как Евро-атлантического блока, так и Юго-Восточной Азии. Более того, он выступал особым проводником в коммуникации между этими элитами и семьей Назарбаева, в том числе выполнял личные и неформальные поручения Елбасы на теневом дипломатическом поприще. Во многом Токаев являлся архитектором внешней многовекторной политики Назарбаева и «телохранителем» его семьи.

Что ожидать?

Выбор Токаева — это выбор более интенсивной интеграции Казахстана в глобализирующийся мир. При этом кандидатура подобрана таким образом, чтобы Казахстан имел возможность маневра. В зависимости от выгоды будет происходить перераспределение баланса между Евро-Атлантикой и Юго-Восточной Азией. Евразийский же вектор становится в этом раскладе только дополнительным, связующим запад и восток звеном.

Что беспокоит?

Токаев будет проводить более активный курс на интеграцию Казахстана в мировые глобальные институты и процессы. Все это не сможет не сказаться на евразийской интеграции. Ведь курс на интенсификацию интеграции Казахстана в глобализирующиеся структуры во многом является противоречащим ситуации противостояния России и Запада. Эти процессы разнонаправленны. Да и режимы существования этих государств и элит также имеют различные ритмы и тактики.

Для Казахстана при таком курсе ЕАЭС будет являться не целью, а средством интеграции в глобальные структуры.

Для России же это имиджевый проект и вопрос обеспечения стабильного пояса лояльных и солидарных союзников вокруг себя, особенно в период жесткого противостояния. Лобовое столкновение России с Западом может тяготить Казахстан. Глобализационный путь Казахстана может создавать атмосферу недоверия со стороны России. И все это потенциально накладывается на евразийскую интеграцию, ее эффективность и темпы

Владимир Мамонтов

4

— Восток — дело тонкое: до Казахстана докатилась франшиза «Дэн Сяопин» и американская привычка прижизненно именовать столицу именем первого президента.

Александр Лапин

5

— Некоторые задают вопрос — почему ушел Назарбаев. Отвечаю. Одной из причин была смерть узбекского лидера Каримова. Он умер неожиданно, и после его смерти в Узбекистане семь дней решали, кому достанется власть. А о смерти вождя народу даже не сообщали. Итог разборок известен. Все родственники Каримова были репрессированы. Кто казнен, кто как его дочь сидит в тюрьме. Назарбаев умный человек. Он решил такого сценария не допускать. Что ж. Лучше так, чем с войной и восстанием.

Семен Уралов

6

— Решение о переименовании Астаны в Нурсултан принято. Заместитель председателя партии «Нур Отан» Маулен Ашимбаев прокомментировал слова президента Касым-Жомарта Токаева по поводу переименования Астаны в Нурсултан. Он заявил, что это принятое решение и поздравил с этим астанчан.

Астанчане теперь станут нурсултанчанами. Те кто постарше успели побывать и целиноградцами и акмолинцами.

Хорошо, что в России уже есть город Владимир, а в Беларуси — Александрия.

Виталий Третьяков

7

— Назарбаев передал власть по-ельцински

Ясно, что при этом он сохранил за собой гораздо больше рычагов влияния на власть, чем это сделал Ельцин. И это гарантирует плавность перехода высшей власти в Казахстане.

Однако не нужно забывать, что на востоке далеко не все договорённости соблюдаются, в том числе и закреплённые в законах.

Трудно предсказать, насколько острой будет сначала подкверная, а затем и открытая борьба за власть в Казахстане в дальнейшем и до какого накала она дойдёт.

Тут нужно учитывать три обстоятельства. Традиционное соперничество трёх джусов. Интересы трёх великих держав — Китая, который имеет самое сильное влияние на экономику Казахстана; США, которые контролируют через их финансовые счета практически всю элиту Казахстана; наконец, России, влияние которой на Казахстан за последние годы из-за внутренней и внешней политики Назарбаева основательно уменьшилось.

Кроме того, состояние экономики Казахстана далеко не такое цветущее, как об этом принято у нас считать и как об этом любили рассказывать официальные лица Астаны в последние годы.

Конечно, главный выбор, который предстоит сделать казахстанской элите — это выбор между Москвой и Пекином. В последние годы она предпочитала (или была вынуждена) под завесой разговоров об интеграции с Россией дрейфовать в сторону Китая, а пропаганда теорий о Российской и Советской империях, под гнётом которых многие века якобы страдали свободолюбивые казахи, велась целеустремлённо и постоянно.

Ставка на особый статус Казахстана в региональной, а тем более в мировой политике, бесспорно, провалилась, и казахская элита это осознала. Никаких особых привилегий от США Казахстан не получил.

Не исключено, что в конечном итоге дальнейший экономический и особенно политический (и внешнеполитический) курс Казахстана определят конфиденциальные договорённости между президентом Путиным и председателем Си Цзиньпином.

Артем Агафонов

8

— По поводу переименования Астаны — выглядит это, конечно, экзотично и напоминает чудачества покойного Туркменбаши. Но, с другой стороны, город фактически был безымянный. Астана в переводе означает всего лишь «Столица». Изначальное название Акмолинск — русифицированное название урочища Акмола, на месте которого город был основан. Целиноград для столицы государства тоже так себе название. Что касается Акмолы — на какое-то время к этому названию вернулись, но проблема в том, города с таким названием никогда не существовало, а слово «Акмола» хорошо подходит для безлюдного клочка степи и совсем не подходит для столицы. Потому что переводится, как «Белая могила». от греха подальше назвали просто Столицей. Так что теперь просто столица обрела имя собственное в честь того, кто ее столицей сделал, увеличил население в 4 раза и застроил небоскребами.

Хотя, конечно, референдум провести надо было.

Виктория Трикало