75 лет полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады

4163db29516ab394c5325b820fedb387

Вспоминают очевидцы

Сегодня с трудом воспринимается пережитое ленинградцами во время ужасной осады — неужели человек в состоянии выдержать такое?.. Но это было, почти 900 дней и ночей страшной блокады — самого трагического и самого героического периода обороны города на Неве.

«Самое страшное? Да все»

Беседую с блокадником, давно уже минчанином, Виталием Васильевым.

— Виталий Григорьевич, что самое страшное вам чаще всего вспоминается по истечении 75 лет с того ужасного времени?

— Вой сирен, предупреждающих о воздушной тревоге, — тяжело вздыхает он. — Такой дикий, пронизывающий все тело вой, будто и сейчас его слышу. Мы знали, что вот–вот начнется очередная вражеская бомбежка, и прятались кто куда. А еще постоянный голод, зимние холода, отнимающие у нас последние силы. Да все, каждый день блокады был страшен…

— С кем вы тогда жили?

— С мамой. Еще у меня было три тетки. Все вчетвером и спасали меня, как могли. Одна тетка работала в буфете Мариинского театра, иногда приносила что–нибудь съедобное, ну, самую малость, а для меня какая радость. Отец пропал без вести в феврале 1942 года на Ленинградском фронте. Меня же, как и многих ленинградских детей, вывезли из осажденного города по знаменитой Дороге жизни через Ладожское озеро.

 «Стереть с лица земли»

Постоянные воздушные налеты немецкой авиации, артиллерийские обстрелы — сколько жизней ленинградцев унесли они. Из директивы фашистского военно–морского штаба о будущности города Петербурга от 22 сентября 1941 г.: «Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли… Предложено блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и непрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей…»

Чудовищны цифры: за время обороны города сигналы воздушной тревоги подавались 649 раз. С сентября 1941–го по 17 октября 1943 г. на Ленинград было сброшено 102.520 зажигательных и 4.643 фугасных бомбы.

Намного опаснее бомбардировок были артиллерийские обстрелы. В 1942 г. у немцев здесь появились стационарные и железнодорожные батареи, имеющие орудия калибром от 280 мм до 406 мм. Гитлеровцы доставили сюда даже свое уникальное по тем временам орудие — «Большую Берту» калибром 420 мм. Кстати, они ее применяли и при обстреле нашей Брестской крепости.

Мучительный голод

Испытание голодом самое мучительное. Как обеспечить продовольствием 2 миллиона 887 тысяч жителей города и пригородов, не считая воинов? Поэтому со 2 сентября по 20 ноября 1941 г. в Ленинграде пять раз снижались нормы выдачи хлеба. Теперь одна треть населения получала по рабочим карточкам 250 г, а две трети ленинградцев — по служащим, иждивенческим и детским карточкам — 125 г блокадного хлеба. Настоящей ржаной муки в нем было всего лишь 60 — 70 процентов. Даже примеси были на исходе. Тогда в качестве одного из компонентов примесей предложили целлюлозу, применявшуюся как сырье для получения бумаги. В конце ноября 1941 г. гидролизная целлюлоза стала поступать на хлебозаводы.

Страшная статистика

Советское руководство делало все возможное, чтобы хоть немного облегчить участь голодающих. 9 ноября 1941 г. Сталин подписал специальное постановление, согласно которому в ближайшие пять дней в Ленинград по воздуху должно было ежедневно доставляться 200 тонн калорийных продуктов питания. Но для огромного города это было ничтожно мало.

Вот некоторая официальная статистика, от которой кровь стынет в жилах.

В ноябре 1941 г. дистрофия свела в могилу 11.085 человек, в декабре — 52.881. В январе и феврале 1942 г. умерло 199.187 человек.

С 20 ноября 1941 г. в Ленинграде наступил самый голодный 35–дневный период блокады.

Из воспоминаний Н.Клочковой: «20 января 1942 года мама отпустила меня к отцу в госпиталь. Было холодно, и я, возвращаясь домой, задержалась у знакомых. Когда вернулась домой, мне сказали, что мама вчера умерла. А я принесла ей полбулки хлеба, который отец купил в госпитале на все свои деньги».

b153ea7b873dd1103512c7ed6242114c

Голодали, но помогали фронту

Никто и ничто не смогло сломить волю жителей Ленинграда. Они делали все, чтобы и себя отстоять, и по мере возможности помочь нашим войскам. Промышленность продолжала выпускать артиллерийские орудия, минометы, боеприпасы, которые направлялись не только на Ленинградский фронт, но и под Москву, где в это время готовилось решающее контрнаступление наших войск. Как же все это отправлялось из осажденного города? Полуразобранные орудия доставлялись сначала самолетами в Череповец, там собирались и по железной дороге доставлялись на Московское направление.

Свыше 400 полковых пушек, около тысячи минометов различных калибров, почти 40 тысяч бронебойных снарядов отправили ленинградцы.

Предстало всему миру

К началу блокады, по данным бюро выдачи продовольственных карточек, в Ленинграде и оказавшихся в осадном кольце пригородах было 2 миллиона 887 тысяч человек гражданского населения, в том числе около 400 тысяч детей. С учетом погибших на фронтах (около 300 тысяч человек) общие потери следует оценивать примерно в полтора миллиона человек, то есть Ленинград потерял каждого второго жителя.

А чем расплатился враг? Германия потеряла 1 миллион 30 тысяч человек, Финляндия — 84 тысячи.

Храним память вместе

Беларусь после войны приняла 800 блокадников Ленинграда. Больше всего их разместилось в Минске. Они создали городскую общественную организацию «Защитники и жители блокадного Ленинграда». Ее председатель — Виталий Васильев, беседой с которым я начал этот очерк. Что ж, продолжим.

— Виталий Григорьевич, чем занимается ваша организация?

— Сегодня в Минске проживают 168 блокадников, большинство из них члены нашей организации. В работе четко определены главные направления. Первое — сохранить память о подвиге Ленинграда.

Что сделано конкретно? В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны хранится несколько десятков уникальных книг памяти под названием «Ленинград. Блокада: 1941 — 1944 годы» и «Они пережили блокаду». Это поистине титаническая работа, добросовестно выполненная блокадниками, проживающими в Санкт–Петербурге. Как только окончилась война, группы ленинградских энтузиастов пошли по квартирам. Они записывали имена тех, кто расстался с жизнью в осажденном городе — умерших от голода, замерзших в домах и на улицах, погибших при бомбежках и артобстрелах. Эти книги в музей передала наша организация.

Волнующим событием для нас помечено 8 сентября 2018 года. В столичном Храме–памятнике в честь Всех Святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших, прошла панихида. В нишу крипты храма заложили капсулу с землей с Пискаревского кладбища.

Ленинградцы не падают духом

— А ваше участие в общественной жизни? — спрашиваю у Васильева.

— Многие блокадники, насколько им позволяют силы, по приглашению различных организаций, школ, колледжей, вузов бывают у них. Рассказывают о мужестве и стойкости, силе духа жителей и защитников Ленинграда, о страшной блокаде и ее жертвах. Хочу особо отметить члена Союза писателей Беларуси и России Аллу Кириллову. Как–то за год она побывала более чем в десяти организациях.

Хочется больше сделать для нашего прекрасного Минска, но многим блокадникам сегодня уже за 90. Сил осталось мало, часто подводит здоровье. Но мы — ленинградцы и не падаем духом…

— Есть ли у вас в городе место, где можно собраться в своем тесном кругу, пообщаться, просто посмотреть друг на друга?

— Есть. Спасибо городским властям. Это Национальный центр художественного творчества детей и молодежи, который расположен на улице Кирова, 16. Для нас он стал родным домом. Ежегодно 27 января центр готовит нам прекрасную программу…

— Со своими коллегами в Санкт–Петербурге связи поддерживаете?

— А как же. Там находится Международная ассоциация общественных организаций блокадников города–героя Ленинграда. В ее состав входит и наша организация. В 2018 году я участвовал в работе XVI съезда ассоциации, рассказал, как в Минске хранится память о подвиге Ленинграда, в каких условиях мы работаем, какие имеем достойные льготы, что вызвало большой интерес и одобрение.

Братство, скрепленное блокадой, навсегда. И навсегда наша любовь, сердечная благодарность Беларуси за то, что она стала для нас второй родиной, доброй и щедрой, как мать…

Михаил ШИМАНСКИЙ, лауреат Государственной премии Беларуси. 

«СБ. Беларусь сегодня»