Посольство США в Минске: дипломатия или намек Москве?

1039544149

Вчерашнее совещание у президента было посвящено вопросам «социально-экономического развития страны в 2019 году и подходам к дальнейшему развитию интеграционных направлений», однако львиную долю внимания Александр Лукашенко уделил проблематике белорусско–российских отношений в контексте предновогодних переговоров с Владимиром Путиным. Выступление президента еще раз подтвердило вывод, который был очевиден еще в конце прошлого года, о том, что 2019 год войдет в историю как период сложных переговоров между Россией и Беларусью.

Цели определены, задачи поставлены

Поэтому, не дожидаясь завершения новогодних каникул у россиян, белорусская сторона начала первой, и президентом были высказаны следующие тезисы:

разговоры об объединении Беларуси и России в одно государство, появлении в Беларуси «автокефальной церкви» в связи с расколом православия на Украине, являются «глупыми и притянутыми за уши»;

на повестке дня стоит вопрос о ревизии Договора о Союзном государстве в соответствии с реалиями сегодняшнего дня;

Союз Беларуси России может развиваться «только на равноправной основе», «нет равноправия, нет союза»;

вопросы экономического сотрудничества с Россией решены в «более или менее приемлемом варианте», разногласия «не носят критического характера»;

тема компенсации «налогового маневра» по-прежнему актуальна и «все потери должны быть компенсированы по тем или иным направлениям сотрудничества с Российской Федерацией».

При этом у внешних наблюдателей, исходя из состава участников заседания и повестки выступления президента, сложилось стойкое убеждение, что в рамках «совещания по вопросам социально-экономического развития» Александр Лукашенко провел инструктаж членов белорусской «рабочей группы по вопросам интеграции», которая займется поиском компромиссных решений с российскими коллегами.

С российской стороны такую «группу» возглавил руководитель Минэкономразвития Максим Орешкин, а с белорусской — министр экономики Дмитрий Крутой. Так вот, «товарищ Крутой», как обратился к нему глава государства, получил достаточно четкие указания, и уже известно, что белорусская часть «рабочей группы» приступила к формированию будущей переговорной повестки. В Минске скрупулезно анализируют все статьи договора о Союзном государстве и Евразийском экономическом союзе и не намерены отступать от национальных интересов.

Вместе с тем, белорусский бюджет на 2019 год сформирован без учета каких-либо компенсаций со стороны РФ по вопросу налогового маневра, а значит, руководство нашей страны осознает длительный характер предстоящего спора.

Кроме того, президентом в очередной раз была поставлена задача по диверсификации источников поставок нефти для загрузки отечественных НПЗ, в том числе возможной организации соответствующих каналов через порты прибалтийских государств. Все это напоминает уже имевшую место быть историю с поставками венесуэльской нефти в Беларусь, однако в этом случае существуют вопросы рентабельности подобных схем.

На сегодняшний день именно российская нефть представляется наиболее выгодной, и в этой связи любые иные варианты проигрывают, однако завершение налогового маневра в РФ к 2025 году может коренным образом изменить ситуацию на нефтяном рынке. Тем не менее, все это значит, что обществу стоит приготовиться к продолжению непростых белорусско-российских переговоров по данной теме, а также к тому, что эти переговоры будут порождать порой не совсем адекватные отблески в информационной среде. При этом нужно понимать, что со стороны РФ будет своего рода многоголосие, когда спикерами выступают как официальные должностные лица, так и целый сонм всевозможных интерпретаторов и «инсайдеров», устами которых якобы говорит Кремль, а на самом деле — кто угодно. Таким образом, доверять в данном случае стоит лишь проверенным источникам, которые несут ответственность за сказанное (написанное).

Американское посольство и белорусско-российский контекст

Еще одна тема, всплывшая после совещания у главы государства — это сообщение американского журнала Foreign Policy о том, что 10 января 2019 года министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей проинформировал Вашингтон о снятии ограничений на количество американских дипломатов в Минске. Сообщение сразу же наделало много шума и было не совсем адекватно интерпретировано. Дело в том, что уже несколько лет официальный Минск ведет переговоры с Вашингтоном о восстановлении полноценного дипломатического присутствия, так как, напомним, что в 2008 году, белорусское посольство в США и американское в Беларуси остались без руководителей в ранге послов, а их штат был сокращен до минимума. Правда, в последние годы штат американского посольства был расширен с 5 до 9 человек и появился даже военно-морской атташе, но это событие прошло для прессы и широкой общественности практически незамеченным.

В любом случае, отсутствие посольств в отношениях с ведущей державой современного мира — это аномалия, которая должна быть исправлена, особенно с учетом стремления Беларуси к позиционированию в качестве «миротворческой площадки» и «донора региональной стабильности». Другое дело, что вопрос определения кандидатур и количества дипломатов, назначения и согласования послов — это достаточно длительный забюрократизированный процесс, особенно в условиях гигантской государственной машины США. Поэтому звонок белорусского министра, даже если имел место быть, мало что меняет в этом отношении. Другое дело, что информация такого рода появилась очень «кстати», в период очередного витка белорусско-российских нефтегазовых противоречий, что наводит на мысль об операциях информационного характера.

Цепочка между американским журналом и белорусской оппозиционной прессой прослеживается достаточно четко, и вряд ли белорусский МИД стал инициатором этого «сигнала».

Поэтому в Минске и в Москве стоит понимать, что внешнеполитические конкуренты Евразийского экономического союза будут использовать малейшую трещинку в отношениях между странами для дезорганизации всей интеграционной группировки. Ведь задачу по торпедированию евразийского проекта поставила в 2012 году еще Хилари Клинтон, будучи в должности Госсекретаря США. Исходя из чего, всем энтузиастам союзного строительства, сближения на постсоветском пространстве очень прискорбно наблюдать за противоречиями Беларуси и России – казалось бы, самых близких союзников. Радует одно, что официальные лица двух государств не допускают конфронтационной риторики, спор идет исключительно в хозяйственных категориях и затрагивает лишь конкретные темы экономических отношений, не переходя в плоскость связей между народами.

Нужно осознавать, что национализм и поиск внешнего врага в противоречивой ситуации кажется очень простым и удобным путем, однако в конце этой дороги — тупик, что наглядно иллюстрируют украинско-российские отношения.

Ломать — не строить, будем рассчитывать на то, что у «рабочих групп» хватит компетенции сформировать новую «дорожную карту» белорусско-российского союза, не подвергая демонтажу достижения прошлых лет. Для Беларуси это особенно важно, так как в нашей стране в предстоящие два года пройдут президентские и парламентские выборы, и в эти кампании лучше входить с надежным тылом и урегулированными вопросами на магистральном внешнеполитическом направлении.

Александр Шпаковский, Sputnik.by