Сергей Мирошниченко: Я подписал «крымское письмо», не отказываюсь!

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%d0%bc%d0%b8%d1%88%d0%b0-%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be1904

В беседе с гуру документального кино, Сергеем Мирошниченко, который недавно встречался с минским и гродненским зрителем, наш корреспондент затронул не только сугубо культурологические темы, но и проблемы той самой «прелой» политике. Вспомнили в разговоре и об известном коллективном обращение деятелей культуры России в поддержку позиции Владимира Путина по Украине и Крыму. 


НАШЕ ДОСЬЕ: Сергей Мирошниченко – один из крупнейших российских режиссеров-документалистов, сценарист, продюсер, руководитель мастерской ВГИК, профессор, лауреат Государственной премии РФ. Его работы, такие, как «Река жизни», «Слово», «Рожденные в СССР», «Сумерки богов», «Земное и Небесное», «Кольца мира», «Дно» уже давно стали новым эталоном мастерства и профессионализма в жанре неигрового кино. Обладатель  Приза Американской Телеакадемии «Эмми», главного приза за «Лучший документальный фильм» в г. Оберхаузен (Германия), приза Британской Королевской телевизионной Академии за «Лучший документальный фильм». Имеет в своей копилке три приза Национальной кинематографической премии «Ника», «Тэффи-2003» и две статуэтки «Тэффи-2011», два приза Национальной Академии кинематографических искусств и наук России «Золотой Орел» и мн. др.


– Вы относитесь к числу успешных российских режиссеров-документалистов. Такое чувство, как зависть, вам знакомо?

– Зависть ненавижу, не терплю! Изначально давлю ее в себе! Правда, есть понятие «белой» зависти. Вот это, пожалуй, хорошее чувство, оно стимулирует к тому, чтобы делать кино лучше и интереснее, чем предшественники.

Сегодня вроде не сталинское время, но некоторые по-прежнему строчат анонимки, ставят подножки, причем творческие личности пишут на своих же коллег. Самый яркий пример – Звягинцев, которого топили свои же, коллеги-режиссеры. За что? Неужели его фильмы для интеллектуалов хуже, чем однообразные пошлые сериалы? Зачем мучить одаренного человека?

– Однако не все пишут анонимки… В марте 2014 года в «Известиях» было опубликовано обращение российских деятелей культуры, а это более 500 человек, в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму. В списке подписавшихся много очень известных и славных фамилий, есть среди них и ваша…

1

– Да, я подписал коллективное письмо в защиту референдума в Крыму, которое потом не раз ставили мне в упрек, особенно на Западе. Однако моя позиция неизменна до сих пор.

Я понимал, что там будет жестко решаться вопрос власти, что рано или поздно туда приедут люди с Западной Украины и начнут наводить свои порядки.

Дислокация российского флота, настроения местных жителей, фактор крымских татар – это все свидетельствовало о том, что на острове могла бы начаться настоящая бойня, причем в этот конфликт Россия все равно бы втянулась, однако последствия были бы гораздо страшнее.

Один из моих коллег в приватной беседе заявил: «Ты подписал письмо, а знаешь ли, что по этому поводу сказал бы Мандельштам?» Ответил, что не понимаю, а при чем здесь Мандельштам? Я похожий вопрос адресовал бы, наверно,  другим людям: Максимилиану Волошину и Антону Чехову, чьи жизнь и творчество неразрывно связаны с Крымом. Спросил бы у Льва Толстого, который храбро сражался в Крымской войне…

… Еще задолго до украинских событий декабря 2013-го приехал как-то в Ливадийский дворец, тот самый, который построил на свои личные деньги Государь Император и где проходила историческая Ялтинская конференция. Я зашел и не увидел здесь никаких следов пребывания Рузвельта, Черчилля и Сталина. Во дворце тогда как раз проходила выставка национальной украинской культуры. Я очень люблю песни, язык, все, то, чем по праву гордится Украина. Но неужели не нашлось другого, более уместного места для размещения экспозиции народного творчества? Я понял, что подобный маразм будет мешать жить людям. Так что я действительно подписывал бумагу за Крым! Не отказываюсь!

– Какие перемены происходят в российском кинематографе?

– Интересно развивается игровое кино, заработала система студий-мейджеров, к примеру, под руководством тех же Роднянского, Селиванова, появились редакции, прекрасные сценаристы, толковые продюсеры – и зритель пошел в кинотеатр. Есть режиссеры, скажем, Тимур Бекмамбетов, которых смотрят не только в России, но и за рубежом. Загорелись на кинонебосклоне отечественные звезды. Безусловно, не все из них выдающиеся и нельзя их сравнивать с Вячеславом Тихоновым или Георгием Жженовым, но они есть!

 

2

– Фильм-событие за последние пять лет по версии профессора Мирошниченко?

– «Фауст» Александра Сокурова. Он стал главной сенсацией Венецианского кинофестиваля и заслуженно получил «Золотого льва».

– Но это картина не для широкого круга зрителя…

– Фильмы, которые не только развлекают, но и побуждают к размышлениям о жизни, фильмы, обладающие своей символикой и несущие на себе печать мастера, тоже нужны зрителю. И неважно, что их не посмотрят миллионы, а увидят лишь тысячи или десятки тысяч любителей, интеллектуалов, – это уже само по себе вселяет надежду.

Кстати, неплохо сделана «Легенда 17», выходят в свет замечательные российские мультфильмы… Возможно, к ним есть вопросы с точки зрения творчества, однако все это – состоявшиеся коммерческие проекты. Пять лет назад Андрей Звягинцев номинировался на «Оскар». Он проиграл выдающейся картине «Ида» моего друга Павла Павликовского… Но я считаю, что сам факт участия российской картины в престижном конкурсе – это тоже успех.

– Когда-то ходили слухи о том, что Никита Михалков собирается баллотироваться в Президенты России. Вы смогли бы повторить его «подвиг»?

– Никогда! Президент – это безумно тяжелая работа. Я дважды снимал Владимира Путина: в 1999-м в качестве исполняющего обязанности Президента России, а затем глава государства попал в мой объектив в 2014 году, накануне Олимпийских игр. Я увидел, насколько этот человек стал сильнее за это время, как он сумел заполнить лагуны знаниями, которых на первых порах президентства ему не хватало. Мне очень импонируют его личные качества, поэтому я без раздумий принял решение стать доверенным лицом Владимира Путина на выборах главы государства в марте 2018 года.  

– Ваше отношение к Ельцину.

– Я знал несколько разных Ельцинов. Когда работал на Свердловской киностудии, слышал, как отзывались о Борисе Николаевиче, который был тогда на посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС. Его считали жестким коммунистическим аппаратным человеком.

В городе все, что было не достроено, закрывали зелеными заборами. Поэтому горожане между собой называли Ельцина волшебником изумрудного города.

Я видел Ельцина, которого «рисовала» пресса: сильно выпивающего и якобы абсолютно недалекого. Но так ли это было на самом деле? Однажды его семья попросила меня съездить вместе с киногруппой на родину Бориса Николаевича, это было незадолго до его смерти, он уже сильно болел.

В этой поездке я убедился в том, что Ельцин – очень хитрый, влиятельный, умный, боевой, с сильным характером. Его действительно боялись окружающие. Думаю, что имидж выпивохи ему хорошо подходил, он его сознательно поддерживал, чтобы народ его совсем не возненавидел. Ну пьет – значит, вроде бы наш…

В момент съемок президент был немного сентиментальным. На могиле отца он попрощался с ним навсегда. Наина Иосифовна говорила: мол, о чем ты, Борис! А он: «Мне ты-то не лги! Я знаю, что все заканчивается». В той поездке Ельцин встречался с друзьями по политехническому институту и тоже, видимо, осознавал, что это его прощальные минуты общения. Однокурсники, кстати, очень его любили, рассказывали, что в юности он был рубаха-парень. Было удивительным, что даже будучи сильно больным, и я это видел, он на мах обыграл в бильярд  Эдуарда Росселя. Причем тот вовсе не поддавался.

Ельцин был неординарной личностью и Путина он выбрал не случайно. Он искал того, кто потом не будет мстить его семье. И выбор оказался точным. Владимир Владимирович оказался человеком слова. И это, на мой взгляд, хороший симптом для страны.

 

3

– У вас есть интерес к Беларуси с точки зрения режиссера?

– Несомненно. Я вашего президента один раз снимал, когда он в Сочи вместе с Путиным играл в хоккей. Как раз в это время мы делали фильм о подготовке к Играм 2014.

Александр Лукашенко – масштабный и неординарный политик.

Мне как режиссеру было бы интересно узнать, таков ли он, каким мы видим его в средствах массовой информации. Есть ощущение, что нечто важное и глубокое мы упускаем из поля зрения.

Говорят, что хозяина видно по квартире. Если все прибрано, постирано, выутюжено и упорядочено, то, значит, в доме полный порядок. Я ехал вчера по проспекту Победителей и по-хорошему удивлялся, как спроектированы новые дома, сколько здесь необычной архитектуры… Все-таки кто бы ни строил, японцы или гватемальцы, конечное решение все равно принимает лидер. Эта красивая улица, как и многие другие, — свидетельство того, что руководитель вашей страны – человек грамотный, мудрый, с хорошим художественным вкусом.

Да, он характерный, жесткий, но таких людей всегда интересно снимать. Я видел картину Оливера Стоуна о Фиделе Кастро. Отчасти по харизматичности ваш лидер  похож на команданте. Убеждения у них, конечно, разные, Александр Григорьевич не строит военный коммунизм, как это делал Кастро. Но он для многих тоже герой.

Путин и Лукашенко стали серьезными политическими деятелями, потому что много совершенствовались, ежедневно и ежечасно вкладывали в себя новые знания, впитывали информацию из первых рук, слушали и слышали свой народ. Я тоже постоянно работаю над собой, я тоже – из таких. Поэтому с удовольствием согласился бы сделать их героями своего документального повествования.

Елена НИКОЛАЕВА

Фото: Михаил Исаченко