«На Донбассе отрабатывается модель конфликтов во всей Европе»

37a0df77fff6aba245adb2e2b4682527

На прошедшей сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы в повестке дня стоял и «украинский вопрос».

Эксперты снова пытались понять кто прав, кто виноват, но, похоже, к единому мнению так и не пришли. В составе белорусской делегации были и члены нашего сообщества, в частности, известный политолог Алексей Дзермант, благодаря активной деятельности которого в ФБ можно было понять характер и тон выступлений.

Леонид Кожара, бывший министр иностранных дел Украины:

 %d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0

— Надеюсь, что меня услышат в Украине, хотя иногда там бывает очень агрессивная реакция. В ЕС конфликт на Донбассе недооценен. Киев считает, что он выполняет Минские соглашения, а остальные — нет. Но это проблема украинской власти. Парламент должен был их ратифицировать. ЕС не настоял на их ратификации. Украинская власть говорит, что это намерения, а не обязательство. Чиновники действуют только на основании ратифицированных соглашений. А это значит, что Украина отказалась от их выполнения, они не являются законом. Необходим юридический анализ выполнения соглашений. Они являются единственным инструментом, способным исправить ситуацию на Донбассе. Концепция гибридной войны на востоке не работает на Донбассе, нужно определить международно-правовые основания.

Женевские конвенции говорят нам о том, что это немеждународный вооруженный конфликт. 100 процентов участников и жертв — это граждане Украины. Это негибридная война. Если в Украине появится политическая воля, то конфликт может быть решен за полгода. Порошенко удобнее звонить Меркель, чем самому решать проблемы.

Не поддерживаю идею ввода миротворцев на Донбасс. Это приведет к заморозке, а не разрешению конфликта. Киев предлагает косовский вариант. Но насколько миссия в Косово успешна? Нужно говорить не о голубых касках, а нужно заставить украинскую власть выполнять минские соглашения.

Белорусский политолог Сергей Мусиенко:

2

— Считаю себя стороной конфликта, так как мои родственники живут на Украине. Жаль, что нет здесь представителей непризнанных республик Донбасса, а вот в Минске они все встречаются в режиме несколько раз в неделю. И в этом безальтернативность минских соглашений. На Донбассе отрабатывается модель конфликтов во всей Европе.

Сейчас происходит отказ от ответственности, средневековье пришло в Европу. США стоит за спиной конфликта, пока они реально легально не выйдут на авансцену, будет серая зона и никакого решения конфликта.

Алексей Дзермант:

3

Мои тезисы:

  1. Альтернативы Минску в качестве переговорной площадки и минским соглашениям нет. Заявления ряда украинских политиков о необходимости перенести переговоры в другое место вряд ли приведет к улучшению ситуации. Если не могут договориться в Минске, не договорятся и там.
  2. Безопасность — краеугольный вопрос. По разным оценкам, около 2 млн единиц боевого орудия сейчас находится на руках у граждан Украины, в том числе, в руках ультраправых активистов, которые причастны к громким убийствам журналистов, они используют его и для преследования своих политических оппонентов, преимущественно левых взглядов. Это серьезный вызов безопасности не только Беларуси, но и ЕС. Именно поэтому Беларусь укрепляет границу с Украиной и именно об этом шла речь на встрече Лукашенко и Ющенко.
  3. Как бы не решался вопрос с вводом миротворцев, белорусская сторона заявляла о готовности принять участие в миротворческой операции и способствовать урегулированию конфликта, что является нашим непосредственным интересом.

Виктория Трикало