Две жизни для одной Македонии

000535_405866

Вадим Елфимов

Кто не слышал про Александра Македонского! Вопрос только, из какой он Македонии?

Дело в том, что есть только одна страна с таким гордым названием – та самая Македония, где недавно прошел референдум о ее переименовании. Так зачем же ее переименовывать, если она такая уникальная? Непонятно! И не важно, что она не имеет прямого отношения к Александру Великому, важно, что другой такой страны нет! Она единственная.

Почему? Да потому что официальное ее название, под каким она принята в ООН, – Бывшая югославская Республика Македония. Но кто ж такое выговорит? И на карте такое название не уместится – страна-то невелика. И остается только Македония. Просто и гордо.

Но нет, кому-то такое упрощение не нравится, хотят изобрести новое «словосочетание». А для чего переделывать политическую карту? Для чего наступать на гордость македонцам, живущим в этой маленькой стране и привыкшим, что они с рождения македонцы, даже тогда, когда входили в Югославию, а не какие-то там северные македоняне?!

Обретя независимость в 1991 году, македонцы решили, что все их проблемы с национальной идентичностью закончились. Но прошло еще 27 лет, и проблемы начались сызнова. Все дело в том, что македонцы, а, точнее, их прозападное либеральное правительство угораздило пожелать войти в НАТО, которое является военно-политическим и очень обязательным «довеском» к ЕС.

Короче, не вступив в военный блок, не войдешь и в объединенную Европу. Как говорится, утром деньги – вечером стулья. А наоборот можно? Можно, но деньги… пардон, НАТО вперед!

Как только о желании Македонии стало известно, тут уж и Греция, у которой есть своя Македония, проснулась и решила сыграть маленькую, но давно задумываемую партию в блеф. Проще говоря, она потребовала, чтобы страна Македония, прежде чем вступить в ряды натовцев, обязательно переименовала себя.

Зачем это Греции? Я хотел бы написать: «Сейчас вы поймете!», но не уверен, что именно так и будет. По разным причинам. Одна из них – крайняя запутанность самого македонского вопроса. Ведь Македония – понятие растяжимое. И даже многоликое. Есть, например, историческая Македония, на территории которой некогда располагалось античное греческое государство – родина Александра Македонского. Сегодня территорию этой исторической области занимают пять самостоятельных государств: Албания, Греция, Македония (пока еще!), Болгария и Сербия. Но это не весь список. В одной только Греции насчитывается еще три Македонии. Одна из них – Западная Македония – входит в состав децентрализованной администрации Эпир – Западная Македония. Две другие – Центральная Македония и Восточная Македония и Фракия – входят в состав администрации Македония – Фракия со столицей в Салониках. При этом все три входят в географическую область Эгейская Македония.

А вот государство Македония, почти полностью занимающее географическую область Вардарская Македония, стало для Афин как красная тряпка для быка. И все из-за географической близости этих двух Македоний. И из-за названия!

По мнению греческого правительства, имя отколовшейся от Югославии республики приводит к «монополизации исторического региона Македония», 51% территории которого находится в Греции. Кроме того, часть греческого общества настаивает на историко-культурной принадлежности Македонии к греческой цивилизации. При этом современное македонское государство населено в основном славянами – несоответствие!

Так что вопрос с названием для македонцев очень серьезный – как бы их не попросили и вовсе «съехать» с родной земли ради «историко-культурной чистоты»!

И все из-за того, что македонцы вдруг захотели в ЕС… Захотели европейской жизни. Им сразу не объяснили, что прежде нужно войти в НАТО, а еще прежде – перестать быть македонцами.

Итак, каков же политический расклад? НАТО, ЕС, естественно, за. Премьер-министры Македонии и Греции Зоран Заев и Алексис Ципрас – тоже… Категорически против президент Македонии Георге Иванов. В своем обращении к нации он назвал договор «ущербным», заявив, что не будет подписывать соглашение с Афинами. Оставалась одно – провести референдум. Так сказать, спросить у народа.

И вот референдум состоялся. И план по переименованию провалился. Нет, на бумаге все выглядит отлично – 90% явившихся к урнам избирателей проголосовали за новое название своей страны. Но явилось всего… 30% македонцев. Остальные ногами высказали свое «нет».

Так, у народа спросили, тот не согласился – что дальше? А ничего, прем тем же курсом. «Теперь депутаты обязаны сделать Македонию лучше для всех нас», – заявил премьер Заев. В общем, не мытьем, так катаньем, но втащим страну в НАТО. Только теперь в обход народа – одним решением македонского парламента.

А если и парламент проголосует против? «Что-нибудь придумаем!» – улыбается Заев.

«7 дней»