Лев Криштапович: Цивилизационная природа Белоруссии

img_13053_1536812303

Наше общество вступает в век информационных технологий, с помощью которых можно манипулировать сознанием людей и особенно сознанием молодежи. Чтобы не поддаться на подобные манипуляции, правильно разбираться в жизненных ситуациях, надо быть политически грамотным человеком, нравственно-культурным человеком.

В начале было Слово – вот философия истории христианского человеколюбия. А что кладет в основу человеческой деятельности современное западное общество? Информацию. Но между словом и информацией имеется принципиальное различие. В истории культуры слово всегда играло концептуальную роль и ассоциировалось с первоначалом всего сущего. Слово было синонимом истины и в этом плане слово совпадало с понятием смысла жизни. Информационный же продукт индифферентен к проблеме смысла жизни, истинности. Он может заключать в себе ложное содержание. Отход от смысла, истины есть в то же время отход от человека.

Повсеместное наступление информационных технологий, подминающих сложившиеся в веках человеческие ценности, ведет к тому, что одерживает верх холодный и равнодушный прагматизм. В результате такая информатизация ведет к утрате человеком своего первородного начала – слова, а  следовательно, истины. Обилие информации приводит к обесцениванию того, ради чего информация осваивается – к обесцениванию Истины. Ум погружается в пучину информационной тьмы (массы сведений и впечатлений), отторгается от мыслящей души и сердца. Поэтому когда говорят, что много информации не бывает – то это можно понимать и так, что если много информации, то значит много и дезинформации. Таким образом, феномен обесчеловечивания во многом порождается современной бездумной установкой на создание информационного общества.

Не существует универсальной цивилизации. Социальные нормы, ценности, принципы организации, социальные институты одной цивилизации не могут считаться эталонными для других цивилизаций.

«Цивилизации формируются и развиваются естественно-исторически; цивилизацию нельзя перенести искусственно, экспортировать; заимствовать можно только поверхностные, отдельные ее элементы» [1,c.123].

Последнее обстоятельство не исключает преемственности в развитии цивилизаций. Результаты, достигнутые цивилизациями прошлого, обогащали последующее историческое развитие, входили в сокровищницу всего человечества. Каждая отдельная цивилизация не имеет монополии на свои собственные культурные наработки. Сменяются народы и поколения, перемещаются сцены исторической жизни, изменяются социальные порядки, чередуются цивилизации, но нить исторического развития не прерывается. И поколение за поколением сохраняет тот культурный запас, который накоплен в ходе исторического развития. Цивилизации в меру своей даровитости дополняют принятый культурный запас собственными достижениями и передают все это следующим поколениям, следующим цивилизациям.

Такими высочайшими вершинами были доведенное до совершенства древнегреческое понимание эстетики, красоты, гармонии, воплощенное в ее искусстве и особенно в скульптуре. Главным достижением древнеримской цивилизации было ее государственно-политическое устройство, положившее основание науке права и представившее образец гражданского кодекса, ко­торым и поныне восхищаются юристы всех стран. Восточные культурно-исторические системы — китайская, индийская — морально-нравственные цивилизации, или, как их называют, традиционные, дали миру компас, бумагу, порох, шелководство, шахматы, гравюру. Индийская поэзия и архитектура, китайская философия и медицина обогатили мировую науку и культуру.

Многим народам в силу целого ряда причин не суждено сформировать собственную цивилизацию. Они либо полностью ассимилируются и растворяются в вобравшей их более крупной цивилизации, либо входят в нее как самобытные этнокультурные пласты, увеличивая собой многообразие и культурное богатство. Наличие разнообразных этнокультурных пластов — одно из условий формирования развитой, полноценной цивилизации. Иногда роль этнокультурного материала играют народы умерших цивилизаций, которые, смешиваясь с другими этническими элементами, образуют новую культурно-историческую систему. Так было с народами, входившими в Римскую империю, которые после падения Рима подверглись германизации и вошли в состав новой западной цивилизации.

Исторической иллюстрацией к последней закономерности о невозможности искусственного перенесения, насаждения одной цивилизации среди народов другой культурно-исторической системы может служить, к примеру, попытка эллинизации Востока, предпринятая Александром Македонским. По существующим до сих пор теориям эллинизм, или античная цивилизация, как основа современной европейской цивилизации должна считаться универсальной, а походы Александра Македонского — не столько завоевательными, сколько цивилизаторским движением. Однако миссия экстраполяции цивилизации оказалась ничтожной. В восточноазиатской части империи Александра Македонского через 70-80 лет при помощи парфян были восстановлены иранские социально-культурные традиции, которые продолжали господствовать в новых Парфянском и Сасанидском царствах.В областях западнее Евфрата, казалось бы, эллинистическая культура привилась гораздо лучше. В Сирии, Малой Азии правили цари греческого происхождения. Большие города переняли греческие обычаи и стиль жизни. Греческие архитекторы, скульпторы, ювелиры, ремесленники пользовались большим спросом и имели выгоднейшие рынки сбыта. Особенно преуспевал в этом смысле Египет, где при покровительстве Птолемеев в Александрии образовались богатейшие библиотеки, музеи, академии, процветали философия и естественные науки. Но все эти ученые, философы были греками и писали по-гречески. Это был поверхностный слой, не затронувший этнокультурной почвы собственно Египта. Просвещенная Александрия была греческой колонией, и греческая цивилизация нисколько не передалась Египту и Востоку вообще. Сейчас о ней напоминают там лишь сохранившиеся архитектурные и археологические памятники.

Еще один пример из другого времени, подтверждающий, что незнание цивилизационных закономерностей может закончиться для незнающих плачевно. Когда испанцы, попав в Америку, столкнулись там с высокоорганизованными в социальном отношении государствами ацтеков, инков и муисков, то решили насадить среди них собственную культурную систему. Всех вождей индейских племен они зачислили в идальго, давали им титул «дон», если те были крещены, освобождали их от налогов, обязывали нести военную службу и посылали учиться в Саламанку.

Пришлые испанцы полагали, что, переименовав Анагуак в Новую Испанию и Чибча — в Новую Гренаду, изменив титулатуру индейцев и научив их говорить по-испански, они создадут единую и прочную социально-культурную общность и сделают ацтеков и инков частью европейской культурно-исторической системы. За незнание естественно-исторических законов развития цивилизации и попытку заменить их своими представлениями о культуре испанские «цивилизаторы» заплатили в начале XVI века очень дорого: все окончилось жестокой резней.

Вот почему в реальности перенос чужой цивилизации в другую этнокультурную среду ведет лишь к уничтожению того народа, которому навязывается чуждая цивилизационная система. Как это и происходило со многими племенами американских индейцев или коренными народами Австралии и Новой Зеландии, когда в буквальном смысле пришедшими туда европейцами просто освобождалось пространство от местного населения. Не случайно Организация Объединенных Наций в 2007 году приняла Всеобщую декларацию прав коренных народностей, чтобы поставить их под защиту международной юрисдикции. Основными пунктами данной декларации являются: свободное самоопределение племенных образований, закрепление за ними мест проживания и права распоряжаться природными ресурсами. «Одной из важных политических тенденций последнего десятилетия стал мощный подъем во всем мире — от Боливии до Камбоджи и от Канады до Эквадора — движений коренного населения. В их основе лежит требование защитить права коренных жителей на исторические земли и природные богатства. По внутреннему убеждению коренных жителей, они обладают исконным правом владеть, занимать и коллективно эксплуатировать свою землю, и этим правом они наделены не как индивиды, а как община, племя или коренной народ» [2,c.79].

Самыми решительными противниками декларации в таком виде были Австралия, Канада, Великобритания, США и Новая Зеландия, т. е. правительства тех стран, которые являются чужеземными по отношению к коренным народам. Эти правительства не желают отказываться от наследия колониальных времен. Или же когда уничтожаются исконные ценности, народное начало, самобытность, национальная культура, а народ превращается в стерилизованный этнический материал, из которого лепятся желаемые для «цивилизаторов» формы. Можно привести в пример средневековых германцев, покоривших многочисленные племена на европейской территории. «Наступление германцев на славян сопровождалось неслыханными жестокостями. Все на пути завоевателя предавалось им огню и мечу. Ferro et igni vastavit (Опустошил огнем и мечом) – обычная фраза в источниках, характеризующая наступление германцев. При взятии городов завоеватель уничтожал все мужское население, а жен и детей забирал в рабство. Города и деревни выжигались, а если им удавалось с течением времени восстановиться, то они вновь подвергались той же участи, и это повторялось несколько раз» [3,c.190].

Насаждение цивилизации следует отличать от взаимодействия между ними, заимствования друг у друга достижений науки, технологических открытий, усовершенствований в промышленности.

Результаты же познания в области человека и общества, социальные инновации должны приниматься к сведению как один из элементов сравнения «по одной уже той причине, что при разрешении этого рода задач чуждая цивилизация могла иметь в виду только решение частное, только ее одну более или менее удовлетворяющее, а не общепринимаемое» [4,c.85].

Итак, заимствование, передача результатов деятельности одной цивилизации народам другой цивилизации, является плодотворным только тогда, когда последняя сохраняет свой образ жизни, свои культурные, бытовые традиции, свой национальный характер, склад мыслей и чувств, как единственно ей свойственные, одним словом, сохраняет свою самобытность. Народное начало составляется из многих национальных начал, того этнокультурного многообразия, из которого складывается единая цивилизация.

Белорусссию по сущности и ценностным ориентациям историко-культурного развития следует отнести к общерусскому цивилизационному типу развития.

История Белоруссии в составе различных государственных образований (Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Российская империя, Советский Союз) всегда отличалась общерусским цивилизационным своеобразием. Национальному характеру белорусского народа отвечает внедрение в социально-политическую практику следующих основополагающих принципов межцивилизационного диалога:

Усвоение прогрессивного опыта, как правило, происходит при сохранении цивилизационных особенностей каждого сообщества, его традиционного образа жизни, культуры и менталитета.

Белоруссия заимствует из опыта иных цивилизаций только те идеи, ценности и формы, которые она в состоянии освоить в рамках своих общерусских национально-культурных возможностей и перспективных целей развития.

Элементы другой цивилизации, перенесенные на белорусскую почву, творчески перерабатываются под влиянием общерусских местных традиций и ценностных ориентаций.

В результате диалога современная мировая цивилизация приобретает не только форму целостной системы, но и внутреннее многообразие при сохранении идеалов гуманизма в качестве доминанты развития.

Поиск своего пути развития всегда был характерен для белорусского народа, на протяжении всей его истории. Существуют традиционные ценности, которые объединяли и объединяют белорусов в единую нацию. Это такие ценности, как Добро, Совесть, Долг, Красота, Милосердие, Взаимоуважение и Взаимопонимание. При этом для белорусского народа, как представителя общерусского мира, характерны также ориентация на коллектив, приверженность своим алтарям и очагам, доминирующая роль культурных стандартов (по отношению к роли прагматических мотивов), честность, мудрое отношение к политике, неприятие несправедливости, гостеприимство.

Устойчивая ориентация на человеческие, а не на индивидуалистские ценности существования, трудолюбие, жизненный рационализм и бережное отношение к семье и дому, отрицание насилия, но вместе с тем:      свободолюбие, храбрость, ощущение независимости, миролюбие, великодушие ‑ вот что отличает белоруса как представителя самобытного общерусского мира.

А это в свою очередь позволяет сохранить белорусскую идентичность и закрепить за белорусским народом статус полноправного субъекта истории и мирового сообщества.

Литература

Орлова, И.Б. Cовременные цивилизации и Россия / И.Б. Орлова. – М.: ИСПИ РАН, 2000. – 268.

Доклад о развитии человека за 2004 год. Культурная свобода современном многообразном мире. – М.: Весь мир, 2004. – 328c.

Державин, Н.С. Происхождение русского народа / Н.С. Державин. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2009. – 432c.

Данилевский, Н.Я. Россия и Европа / Н.Я. Данилевский. – М.: ЭКСМО, 2003. – 459c.

ross-bel.ru