Константин Семин: Время закадрового оракула закончилось — нужна личность

Слева — Николай Дьяков, справа — Константин Семин.
Слева — Николай Дьяков, справа — Константин Семин.

Они полагают, что уровень нашей журналистики очень низок и профессиональное сообщество за последние десятилетия сильно деградировало. Найти выпускника журфака или филфака, который говорил бы без ошибок и был способен грамотно изложить свои мысли на бумаге, очень трудно. Что делать? Учиться! У тех же русских и советских классиков литературы: Аграновского, Симонова, Ильфа и Петрова… В наследство оставлены тысячи томов превосходных «учебных пособий» и материала.

dpp_7475

Известные российские журналисты, авторы документального кино Константин Семин и Николай Дьяков на первом уроке в школе журналистики «Мастерская BY-RU» поделились мыслями о профессии и выдвинули свои прогнозы относительно будущего медийного пространства России и Беларуси. Недавно Константин и Николай выпустили документальное, как они его называют, народное кино «Последний звонок». Это фильм о том, как сегодня выглядит система образования в стране, с какими проблемами сталкиваются школьники, родители и учителя.

Константин Семин — частый гость в Беларуси. Он дважды приезжал к нам по линии Международного медиаклуба «Формат А-3», в прошлом году открывал школу журналистики в Гродно.

dpp_7476

В сентябре его пригласили на торжественное открытие «Мастерской BY-RU» в Минске. Семин – журналист до мозга костей, он сам не стесняется всю жизнь учиться и щедро делится опытом и накопленными знаниями с «молодняком». Полагаем, что его рассуждения о профессии будут интересны и нашим читателям.

Журналист сегодня больше, чем журналист

Я окончил Уральский журфак, Николай Дьяков – московский (МГУ). Биография моего коллеги – живой пример того, что сегодня журналист гораздо больше, чем журналист. Его путь в профессию начался с программы «Вести», где он работал редактором международного отдела. Николай говорит на нескольких языках. За эти годы его карьера сделала несколько крутых поворотов: он был корреспондентом, репортером, потом внезапно ушел из телевидения в РИА «Новости», где влился в отдел новых медиа. Он занимался экспериментальной на тот момент темой: панорамное видео-360 градусов, когда камера снимает все, что находится вокруг. Шесть лет назад это была фантастическая технология, которую в принципе можно отнести не к собственно журналистике, а скорее к мультимедиа-аттракциону.

После десяти лет работы в новостях ему снова захотелось перемен. Выпрыгнув однажды из этого информационного поезда и оказавшись в другой среде, Николай понял, что имея базовые знания в своей профессии, ты между тем не знаком с целым рядом направлений, причем очень интересных, перспективных и многообещающих. И он занялся компьютерной графикой, анимацией, в чем достиг больших успехов. Все, что сделано совместно, фактически упаковано и визуализировано руками и головой Николая. Это журналист, который имеет взгляд и способности видеографа, причем работает не по принуждению, а потому, что ему это интересно. Однажды он занялся аэровидеосъемкой, и свой первый коптер собирал сам, из подручных средств. Помню, снимали на Шпицбергене для одного из документальных фильмов секретный объект. И помогал нам в этом процессе самодельный и смешной аппарат, который смастерил Николай.

«Универсальный солдат»

Хотел бы призвать вас отказаться от профессии журналиста как от чего-то «узкоколейного», ограниченного определенными рамками. Пришел, скажем, радийщик, написал заметку, отчитал утренние новости – и на этом предел его полномочий. К сожалению, сегодня так работает вся довольно инертная архаичная информационная машина СМИ в России. Если ты телевизионщик, то на съемку выезжаешь с микрофоном, оператором, звукооператором… Представить, что журналист окажется один «в поле» и самостоятельно снимет картинку, напишет текст, затем смонтирует сюжет, перешлет его, сделает короткое сообщение в соцсетях и разместит заметку для информационного портала, невозможно, потому что люди к этому не подготовлены, а переучиваться часто не хотят.

Они воспринимают нашу профессию как что-то линейное и одномерное.

Нужно стремиться к саморазвитию и постижению других дисциплин. Не надо думать, что компьютерная графика или видео-монтаж – это горшки, которые обжигают Боги.

dpp_7473

«Последний звонок»

Давно хотели снять фильм о состоянии отечественного образования. В рамках нашего информационного вещания по ряду причин было невозможно это сделать. Мы решили инициировать создание народного фильма. Следовало учесть два момента: во-первых, нам придется активно рассказывать в соцсетях и учиться привлекать добровольных помощников на свою сторону, заручившись их поддержкой. Во-вторых, было понимание того, что не соберем необходимые ресурсы для производства полноценного документального фильма, а, значит, придется все делать самим: писать сценарий, ездить на интервью, снимать, монтировать, рисовать графику.

Как это происходило? Значительную часть нагрузки распределили между собой – это очень удобно и эффективно. А еще и оперативно. Ведь тому же телевизионному объединению, чтобы выехать в командировку на съемки, нужно сформировать съемочную группу, потратить время и средства. В нашем случае было просто: я еду, к примеру, на границу с Беларусью в Брянскую область и делаю сюжет, а в это время Коля летит в Саратов и снимает часть сюжета там.

Почему выбрали данную тему? Система образования и здравоохранения таковы, каков экономический уклад. Если всё отдано на откуп, на потребу рынку, если повсюду властвует исключительно коммерческий интерес, то защитить от этого школы и предотвратить приватизацию образования, его деградацию невозможно. Можно попытаться что-то починить, внедрить нужные учебники или врачей, найти самоотверженных, но саму систему исправить нельзя, и мы указывали на первостепенные причины происходящего.

Помимо поднятой проблемы, этот документальный многосерийный фильм – доказательство того, что телевидение можно сделать подручными средствами и весьма бюджетно. Ведь в итоге, как и предполагалось, фильм был снят за собственные средства авторов и добровольные пожертвования зрителей.

dpp_7475

Весь мир — телевидение

Телевидение – это теперь все! Камеры нас окружают повсюду: на улице, в офисе, дома. Хотим этого или нет – мы все равно находимся по сути в телевизионной реальности.

В YouTube безумное количество блогеров, которые фактически становятся ведущими или замещают их: взять, к примеру, того же Шария. Кто он? Телеведущий!

Альтернативные, выросшие снизу медиа и площадки, блогерские, в YouTube, начинают не просто обкрадывать федеральные каналы и телевещание, уже решительно перетягивают одеяло на себя. Они становятся сами телевидением.

Не будет завтра YouTube – появится что-то другое, технический прогресс остановить невозможно.

Повестка дня региональной печати

Я начинал работать на местных каналах в Екатеринбурге. Они считаются региональными, провинциальными. Подход моего шеф-редактора заключался в том, что не существует недоступных новостей федерального или мирового масштаба. Да, это может показаться клубом пикейных жилетов, когда, допустим, журналист из Жмеринки начинает анализировать заседание Совета Безопасности. Но не следует этого бояться: я так вижу, у меня есть свой взгляд, в том числе и на глобальную политику. И я могу объяснить, почему решение, принятое в Москве в высоких кабинетах, отразиться на моем Нижнетагильском районе. Ни в коем случае не нужно замыкаться и фокусировать свое зрение исключительно на том, что находится под ногами. Воспринимайте происходящее вокруг себя как часть всемирно-исторического процесса. Но для того, чтобы рассуждать на подобные темы и привлекать к себе аудиторию, необходимо иметь одну очень важную составляющую часть ремесла, которой сегодня, как правило, пренебрегают. Она называется мировоззрением, это система взглядов на жизнь, убеждения, ценности.

В Москве есть огромная аудитория либерального характера, которая сконцентрирована вокруг всем известных публицистов такого же толка. Это шеф-редакторы радиостанций или просто журналисты, как, к примеру, Екатерина Винокурова из он-лайн газеты «Znak». Она была обычным пишущим работником редакции, а теперь является личностью в мире соцсетей и цифровых медиа. К ней можно относиться по-разному, но она – это отдельная микроредакция. Нельзя отрицать очевидное: у человека есть свое либеральное, с моей точки зрения антигосударственное, неприемлемое мировоззрение, которое она примеряет как линейку к любому явлению, о котором пишет. Без подобной системы личных, выстраданных, нефальшивых взглядов журналист обречен быть обычным винтом, механизмом. Бессловесным и абсолютно неинтересным для своей аудитории.

Мы – не врачи в белых халатах

К нам приезжают блогеры из всех уголков страны: в девяти из десяти случаев они не журналисты, но получают свою 100- или 200-тысячную аудиторию, выходя в публичное интернет-пространство в YouTube. Это журналистика? В той или иной степени да! Их не пугает тот факт, что они занимаются пропагандой, а вот некоторых журналистов это почему-то страшит.

Нас учили, что журналистика стерильна, что ни в коем случае нельзя пытаться встроить свою оценку в материал. Объясняли, что мы, как врачи в белых халатах, должны весьма аккуратно обращаться с фактом. На сегодня эта концепция умерла. Потому что зритель/читатель/ потребитель информации ищет личность. Человеку нужно разговаривать с человеком. Понимать, что перед тобой не машина по распространению информационных сводок, а живая душа.

Поэтому молодым журналистам надо работать над собой, стремиться к саморазвитию, к расширению собственных горизонтов. Есть такой термин — «голос Бога», так американцы называют мерный монотонный закадровый голос в документальных фильмах. Ты не видишь, кто с тобой говорит, но он сообщает тебе с абсолютной нерушимостью какие-то серьезные постулаты. Время закадрового оракула закончилось. Пришло время живых людей, которые ошибаются, смеются, говорят в глаза то, что думают…

Еще один важный элемент, которым пренебрегает официальная пресса, — это ирония.

Ценится отношение к происходящей действительности с некой долей юмора, и неважно о каких материях и категориях идет речь.

dpp_7474

Зритель и читатель бегут от пафоса. Кстати, чрезмерная серьезность и напыщенность — то, что сослужило плохую службу советской агитации. Они катастрофически вредны для СМИ. Смех, ирония, самоирония – очень эффективные инструменты для того, чтобы взять человека за воротник и притянуть к себе. Конечно, делать это нужно талантливо, соблюдая чувство меры, такта и не путая здравый смысл с циничным взглядом на жизнь.

Главное, что есть у нас, — это доверие аудитории. Одни полагают, что оно измеряется лайками или дизлайками, другие — количеством просмотров. Но совершенно очевидно, что оно не измеряется ни зарплатами, ни наградными грамотами. Уникальность нашей эпохи в том, что подделать отклик на твое журналистское произведение невозможно, читательский и зрительский импульс ощутим сегодня как никогда.

Записала Оксана Величко