Есть ли будущее у журналистики?

25-1_kopiya_3

Тема, собственно, в последнее время не нова для журналистского сообщества — что профессионалы могут противопоставить дилетантам, у которых веб-камера, доступ в интернет и неограниченная ничем потенциальная аудитория? Есть ли будущее у профессии вообще, или она за ненадобностью скоро исчезнет? Что делать, чтобы информирование людей и формирование общественного мнения оставалось все же за журналистами, а не за случайно зашедшими в сеть авантюристами? Тема и вправду не нова, однако она в той или иной степени волнует и заставляет задуматься каждого, кто работает на телевидении, радио, в газетах, на информационных порталах. Именно она стала лейтмотивом заинтересованной дискуссии белорусских и российских журналистов в ходе круглого стола «Актуальные проблемы современной журналистики в евразийском пространстве», который состоялся на базе Иркутского государственного университета.

«Многие в этой сфере работают без тормозов, — эмоционально обозначил проблему Владимир Мамонтов, генеральный директор радиостанции «Говорит Москва». — И при этом их, тех, кто без тормозов, больше читают. Тираж «Известий» на сегодня — 83 тысячи, тираж «Коммерсанта» — 90 тысяч, а у блогера Пупкина — 15 миллионов подписчиков!». Но беда профессионального журналистского сообщества не только в этом. Само сообщество не очень хочет меняться — работать более оперативно, искать новые формы и способы подачи материалов, чтобы «зацепить» читателя или зрителя. «Да, у нас царит иногда такое, казалось бы, очень верное настроение: мы стоим за правильную журналистику, мы на страже точности и объективности, мы за правду, за точность, за проверку, за истину и т. д., — с иронией отметил Владимир Мамонтов. — Но почему-то у меня проводится аналогия с одним разговором, коему случилось быть свидетелем. Меня недавно пригласили в патриархию, где священнослужители обсуждали подобные проблемы. Молодой священник начал говорить, что и церкви надо меняться, надо становиться более мобильной, выходить в интернет, в соцсети. Встал пожилой священник, серьезный такой и сказал: да вы что! Как же можно! Мы тут дьявола у входа встречаем и дальше не пускаем, а вы тут об интернете каком-то говорите. На что молодой парировал: мол, я вас очень уважаю, но пока вы дьявола у входа ждете, он к вам через трубу пролезет»…

Станислав Гольдфарб, директор Иркутского филиала «Комсомольской правды», обозначил еще один важный аспект: «Корень всех проблем лежит, как это ни банально, в подготовке тех, кто будет работать в журналистике. Сегодня каждый вуз и даже ссуз считает нужным набирать студентов на эту специальность — выпускают журналистов пачками. Куда они потом деваются? Где они практику проходят? Неизвестно! Где же столько преподавателей взять, чтобы научить элементарным в профессии вещам всю эту прорву желающих? Все молодые, которые к нам приходят в «Комсомолку», знают, что им сначала будут «ломать хребет», чтобы потом «сращивать» его уже так, как надо нам…»

Антонина Шинкарева, заместитель декана факультета по направлению «Журналистика» Института филологии, иностранных языков и медиакоммуникации Иркутского госуниверситета, занимающаяся подготовкой журналистов уже не один год, считает, что говорить о безысходности, о том, что журналисты проигрывают блогерам, рано. Она согласилась с мыслью, что сегодня особенно актуальна проблема подготовки журналистов — помимо таланта и способности творчески мыслить, сегодня это должны быть люди с широким кругозором, владеющие знаниями в разных сферах, умеющие применять их на практике, продвигать плоды своего труда, используя современные технологии. Чтобы студенты регионального вуза не чувствовали себя провинциалами, необходимо отправлять их на всевозможные стажировки — и в другие регионы страны, и за рубеж.

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета, поделился белорусским опытом профподготовки. В Беларуси делается акцент на повышении квалификации тех людей, которые приходят в журналистику без специального журналистского образования. С этой целью создано два небольших, именно региональных отделения — в Гродненском и Брестском университетах. На факультете философии и социальных наук БГУ в 2012 году была создана специальность «социальные коммуникации», появилась магистерская специальность «коммуникативный менеджмент», — они тоже имеют отношение к массмедиа. «Мы стараемся приглашать коллег из различных российских вузов, с факультетов, связанных с журналистикой и массовыми коммуникациями, чтобы делиться опытом», — рассказал Вадим Гигин.

Похоже, таких коллег у белорусов прибавилось. Константин Григорьев, проректор по научной работе и международной деятельности Иркутского госуниверситета, отметив как читатель, что журналистам нередко не хватает понимания сути того, о чем они пишут, тут же предложил «подумать о совместных проектах, которые будут помогать наполнять журналистику содержанием».

Все участники дискуссии с этой идеей согласились. Борьба ведь не проиграна, когда видишь собственные ошибки и, главное, — готов их исправлять.

Елена Левкович, «Звязда»