Белорусский историк изменил биографию французскому генералу

201705111552333e0

Уже больше полувека он — гордость Франции и мира. А сегодня у него есть все основания стать знаковой фигурой и для нашей земли. В белорусском Щучине во время Первой мировой войны располагался немецкий лагерь для военнопленных, в котором в 1916 году среди других офицеров содержался капитан французской армии Шарль де Голль — будущий генерал и президент Франции. Белорусская земля позволила ему выжить и прославиться позже на весь мир.

Президент Франции в годы Первой мировой войны и будущий лидер Сопротивления во Второй мировой. Таким его видел Щучин. Это выяснилось лишь пару лет назад. И с этим связана любопытная история. Конечно же, во Франции историки были осведомлены про щучинский плен своего будущего полководца. Но все дело в том, что город Щучин имеется и в Польше. Это небольшой (около 3,5 тысячи жителей) городок в Подляском воеводстве.

И официально считалось, что упомянутый лагерь для военнопленных располагался именно там. Пока бизнесмен и внештатный советник по экономическим вопросам при посольстве Франции Мишель Контини совместно с известным белорусским писателем, историком и телеведущим ОНТ, лауреатом премии Президента «За духовное возрождение» Вячеславом Бондаренко не обнаружил неожиданный факт. А именно — письма французского офицера Сальмона, находившегося в плену вместе с де Голлем летом и осенью 1916 года. Так вот, Сальмон внятно указал, что привезли их в Щучин, расположенный между Гродно и Лидой. И даже назвал место содержания — второй этаж кирпичного двухэтажного корпуса местной фабрики.

По иронии судьбы случилось это как раз в год столетия плена де Голля в Беларуси. Впрочем, уточнил мне Мишель Контини, все началось годом ранее — в 2015–м:

— Тогда в Беларусь приехал нынешний министр государственного бюджета Франции Жеральд Дарманен. В то время он был депутатом региона Туркуэн и прибыл устанавливать партнерские связи с Партизанским районом Минска. Он–то и подсказал, что фонд Шарля де Голля не исключает нахождения будущего генерала в плену где–то на этих территориях. Но четкой уверенности в этом нет.

А год спустя Красный Крест сканировал и выложил во всеобщий доступ письма и документы столетней давности, касающиеся заключенных. В том числе и письма Сальмона, прямо указавшего и на белорусский Щучин, и на иные подробности. Оставалось определить само здание. О том, как шли его поиски, спрашиваю уже у Вячеслава Бондаренко. И узнаю:

Список заключенных щучинского лагеря для военнопленных. Под номером 21 значится капитан Шарль де Голль.
Список заключенных щучинского лагеря для военнопленных. Под номером 21 значится капитан Шарль де Голль.

— Поисками занимались я и моя жена, журналист Екатерина Честнова. Мы подняли большой пласт исторической литературы и выяснили, что соответствующее описанию де Голля здание в Щучине было одно — это корпус лесопилки Друцких–Любецких. Нашелся даже редкий снимок советской аэрофоторазведки, сделанный в 1943 году и запечатлевший здание сверху.

Дальше все было, как говорится, делом техники. Мишель Контини и Вячеслав Бондаренко выезжают в Щучин — и без труда обнаруживают, что указанное в письмах место — одно из зданий, ныне принадлежащих щучинскому заводу «Автопровод». Сто лет назад в нем располагалась пилорама, а сегодня работает заводской цех автотракторных комплектов.

И вот здесь стоит сделать маленькое отступление. Дело в том, что иностранные инвесторы не первый год проявляют к Щучину интерес. Здесь завершается строительство уже третьей подряд солнечной электростанции. Открыт высокотехнологичный завод по производству сывороточно–жирового концентрата. Наконец, на Щучинщине находятся более 40 объектов, включенных в Государственный список историко–культурных ценностей. Один дворец князей Друцких–Любецких — копия дворца Малый Трианон в Версале — чего стоит! Словом, регион все более узнаваем у иностранного бизнеса. И имеет все шансы привлечь к себе немало туристов. Тем более что находится Щучин в непосредственной близости от древнего Гродно с его СЭЗ и международным аэропортом. А безвиз для иностранцев продлен уже до 30 дней.

Уникальная фотография — пленные французские офицеры за обедом. Капитан де Голль (с половником в руках) разливает суп. Щучин, лето 1916 г.
Уникальная фотография — пленные французские офицеры за обедом. Капитан де Голль (с половником в руках) разливает суп. Щучин, лето 1916 г.

Собственно, к этой мысли подводил еще несколько лет назад в эфире телеканала Беларусь 1 Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси во Франции Павел Латушко. По его словам, Франция всегда проводила достаточно уравновешенную политику в отношении Беларуси, но в последнее время эта политика приобрела еще и элементы прагматизма. В том числе и исторического. Дипломат отмечал, что французы обычно не очень активно посещают исторические места возле реки Березина — ведь эти места символизируют поражение французской армии. А вот тема присутствия в Беларуси Шарля де Голля вполне могла бы вызвать интерес у французских туристов.

Дневники капитана Луи Сальмона, в которых точно описано здание, где содержат пленных, и упоминается, что Щучин расположен «между Гродно и Лидой». И вот теперь — самое непонятное в этой истории. Два года назад Мишель Контини предложил открыть на заводоуправлении «Автопровода» мемориальную доску в память о пребывании Шарля де Голля в Щучине. Райисполком такое предложение поддержал. Более того, найдены спонсоры, готовые профинансировать этот исторически–мемориальный проект. А доски и сегодня все нет.

Дневники капитана Луи Сальмона, в которых точно описано здание, где содержат пленных, и упоминается, что Щучин расположен «между Гродно и Лидой».
Дневники капитана Луи Сальмона, в которых точно описано здание, где содержат пленных, и упоминается, что Щучин расположен «между Гродно и Лидой».

Может быть, в Щучине передумали? Корреспонденты «СБ» выехали на днях в этот город, где на месте убедились — ничего подобного. Начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Щучинского райисполкома Татьяна Гончарук заверила, что в городе к установке памятной доски давно все готово. И даже организовала журналистам визит на сам завод, где ту же готовность подтвердил заместитель директора предприятия Виктор Самойленко. Кстати (отмечу уже от себя), приток иностранных туристов был бы выгоден даже заводу — хотя бы потому, что центральная щучинская гостиница принадлежит именно этому предприятию. Гостиница, замечу, весьма и весьма достойная. И расположена в пешей досягаемости от «Автопровода».

 

Так в чем же дело? Вячеслав Бондаренко полагает, что вопрос — в статусности. Установка мемориальной доски в честь президента иностранного государства в связи с его пребыванием в Беларуси — дело высокого уровня:

— В связи с этим очень хотелось бы, чтобы МИД двух стран волевым решением активизировали этот процесс. Ведь Шарль де Голль — один из величайших политиков ХХ века, во многом заложивший очертания современной Европы. И в Беларуси он находился не день, не два — несколько месяцев. Скорейшее открытие мемориальной доски — можно сказать, дело чести для нас. И хороший повод наладить Щучину побратимские связи с Францией.

Щучин. Корпус завода «Автопровод» — бывшая лесопилка Друцких-Любецких, где в 1916 г. немцы содержали французских пленных. ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА.
Щучин. Корпус завода «Автопровод» — бывшая лесопилка Друцких-Любецких, где в 1916 г. немцы содержали французских пленных.
ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА.

Что же касается Мишеля Контини, он к затянувшемуся процессу увековечения относится с пониманием. И поясняет, что Франция, как и Беларусь, старается тщательно уберечь свою историю от всевозможных фальсификаций. Которых особенно много стало в последние десятилетия. А потому и фонд Шарля де Голля к новым открывшимся сведениям отнесся поначалу с большой осторожностью. Шутка ли — изменить официальную биографию национального героя! Однако скрупулезная исследовательская работа, проведенная в Беларуси, похоже, заставила парижских хранителей памяти и наследия пересмотреть свою позицию. Чему французский бизнесмен и советник несказанно рад:

Еще один выдающийся узник щучинского лагеря — генерал Жорж Катру, в 1945 – 1948 гг. — посол Франции в СССР. — Секретарь упомянутого министра Жеральда Дарманена выразил мне по электронной почте свой восторг по поводу нашей работы. Фонд Шарля де Голля признал изменение с нашей помощью официальной биографии генерала. Но вы же понимаете, что для дальнейшего прогресса было бы очень здорово собрать за одним столом представителей французского и белорусского министерств иностранных дел, наших посольств, фонда Шарля де Голля. А это очень непросто.

Еще один выдающийся узник щучинского лагеря — генерал Жорж Катру, в 1945 – 1948 гг. — посол Франции в СССР.
Еще один выдающийся узник щучинского лагеря — генерал Жорж Катру, в 1945 – 1948 гг. — посол Франции в СССР.

С последним не поспоришь. Но не в этот раз. Чуть более чем через месяц — 11 — 12 сентября — в Минске впервые пройдет Конгресс местных и региональных властей Совета Европы.

Этот форум соберет в белорусской столице представителей всех 47 стран, входящих в СЕ, среди которых и Франция. А потому есть огромная надежда, что история с мемориальной доской в скором времени благополучно разрешится. Между прочим, в Щучине витает в воздухе и еще одна инициатива — назвать в честь Шарля де Голля безымянную пока городскую набережную. В выигрыше от этого окажутся все. И прежде всего — потомки, увековечившие память весьма нетривиального политика. Да еще и в год 100–летия окончания Первой мировой войны.

 

Кстати, то, что этим вопросом приходится заниматься журналистам, — своего рода ирония судьбы. Сам де Голль нашего брата откровенно не жаловал и отпускал порой колкости в адрес прессы.

«Встреча с толпой журналистов — одно удовольствие. С небольшим количеством — маленькая неприятность. С одним — это казнь», — говорил он. Но Беларусь давно опровергает любые стереотипы европейских политиков. Хотя бы тем, что здесь и власть, и пресса готовы их оценить по существу.

В честь де Голля названы в Париже крупнейший аэропорт, площадь Звезды и ряд других памятных мест, а также атомный авианосец французских ВМС. Близ Елисейских Полей в Париже генералу воздвигнут памятник. В 1990 году его именем названа площадь перед гостиницей «Космос» в Москве, а в 2005 году на ней в присутствии президентов Жака Ширака и Владимира Путина установлен памятник генералу. В 2014–м скульптура де Голля воздвигнута и в Астане.

Кстати

Шарль Андре Жозеф Мари де Голль (22 ноября 1890 г. — 9 ноября 1970 г.) — французский военный и государственный деятель, генерал. Во время Второй мировой войны стал символом французского Сопротивления. Основатель и первый президент (в 1959 — 1969 гг.) Пятой республики. С начала Первой мировой войны 12 августа 1914 года лейтенант де Голль принимает участие в военных действиях в составе 5–й армии Шарля Ланрезака, в Верденской битве при селе Дуомон в 1916 году получает третье ранение. Оставленный на поле боя, он — посмертно — получает почести от армии. Однако Шарль остается в живых, попадает в плен к немцам; его удерживают в различных крепостях и лагерях, откуда он 6 раз пытался бежать. В крепости Ингольштадт он находился вместе с Михаилом Тухачевским, будущим Маршалом Советского Союза.

В щучинском лагере будущий генерал содержался с июля по сентябрь 1916 года. Между прочим, в щучинском лагере, кроме де Голля, содержались еще 35 французских офицеров. Среди них тоже были известные личности, например знаменитый журналист Реми Рур или будущий генерал армии и посол Франции в СССР в 1945 — 1948 годах Жорж Катру.

Максим Осипов, «СБ. Беларусь сегодня»