Петра Алейникова после «Большой жизни» иначе как Ваней Курским не называли

og_og_152534321922868019

Мало кто знал, что этот выдающийся актер, обожаемый миллионами, родом из маленькой деревни Кривель Шкловского района Могилевской области.

Петр Алейников … Как только не называли любимого целым поколением киноактера, создавшего образы современников героической эпохи первых пятилеток.

p_644db1d3

«Наш воспитатель чувств, человек, который поднимает дух молодежи своего времени, вселяя бодрость, уверенность,  актер, без кино становится скучным» – именно таким воспринимал эту легендарную личность тогдашний зритель.

Петя Алейников осиротел в 20-м году. Отец погиб, сплавляя лес по Днепру, следом ушла из жизни мать.

С 10 лет мальчуган начал свою беспризорную одиссею. Бродяжил, воровал, сбегал из-под арестов. В колониях и детприемниках долго не задерживался.

В Шкловской школе-интернате подружился с киномехаником. Обучаясь его ремеслу, не на шутку полюбил кино и рванул в Москву, «поступать на артиста». Пришлось, правда, сделать остановку в трудовой коммуне им. Десятилетия Октября.

Детская коммуна помогла формированию Алейникова как актера. Жизнь в сложном коллективе выработала наблюдательность и, главное, чуткость к другим людям, подход к ним без предвзятости, желание понять, прежде чем вынести тот или иной приговор.

Кто знает, может, знаменитое алейниковское: «Я так это понимаю» — и берет свои истоки именно оттуда, где будущий актер блистал в самодеятельных постановках им же организованного драмкружка.

Там его и приметил режиссер В. Кумельский, хотя красивая легенда и утверждает, что совет о театральной карьере подал Алейникову сам Киров.

В 1930 году 16-летний Петр Мартынович объявился в Ленинграде. Предъявив в Институте сценических искусств рекомендательное письмо из колонии, он поступает на отделение кино, где преподавал молодой Сергей Герасимов. Уже тогда этот режиссер помогал ученикам, задействуя их в своих кинокартинах. И так случилось, что на съемках одного из ранних фильмов Алейников без памяти влюбился в свою партнершу, 17-летнюю Тамару Макарову. Правда, чувств своих открыть не решился, молча страдал и… дострадался. «Первая любовь» стала супругой Герасимова. С горя Алейников круто запил и даже покинул съемочную группу.

Первый настоящий успех принес ему фильм того же Герасимова «Семеро смелых» (1935), где его партнершей вновь стала Макарова.

Роль «полярного зайца» с чудной фамилией Молибога, контрабандой проникшего на зимовку, принесла Алейникову не просто известность, а настоящую зрительскую любовь.

А уж когда в 1939 году на экран вышли «Трактористы», закадычная парочка Андреев — Алейников стала предметом безудержного и всенародного обожания.

Легенды об их похождениях передавались из уст в уста, как сказания о народных героях.

26592557cec344d5b5b242a1353cc260_generic

Любому другому советскому гражданину хватило бы сотой доли таких приключений, чтобы попасть под суровую раздачу за пьянку и аморалку. Но друзьям-приятелям все сходило с рук. Спасала их бешеная популярность, которая после новой картины Л. Лукова «Большая жизнь» (1940) превратилась в безмерную и всепрощающую народную любовь.

Вся страна распевала песню про донецких шахтеров «Спят курганы темные». Люди с упоением цитировали смачные монологи героя Андреева: «Да ты знаешь, что такое любовь? Любовь — это как тиф!» А Петра Алейникова после «Большой жизни» иначе как Ваней Курским и не называли. Даже на афишах его творческих встреч иногда писали имя героя вместо имени актера.

Рассказывали, как, хорошенько «отдохнув» в киевском ресторане, Андреев и Алейников двигались по Крещатику в сторону гостиницы, но, почувствовав непреодолимую усталость, заночевали на широкой кровати… в витрине мебельного магазина.

Причем Андреев со словами: «Петя, была команда «отбой!» — прошел прямо через витринное стекло. Очнулись оба в милицейской КПЗ. Дежурный, видя перед собой известных артистов, извинился, но начал составлять протокол. «А вот и не составишь!», — заявил Андреев и одним махом выпил всю чернильницу. Пока искали новые чернила, в КПЗ срочно прибыл начальник со всей семьей, родственниками и друзьями.

Начался импровизированный творческий вечер, который плавно перешел в продолжение банкета. Савка-тракторист (персонаж Алейникова) оказался любимым героем начальника, и вскоре вся компания распевала «Здравствуй, милая моя!», напрочь забыв и о витрине, и о чернилах, и о протоколе.

108_oo0tomz

Борис Андреев на болтовню был обычно скуповат, а вот Алейников за словами в карман не лез. На одном из кинофестивалей он и Николай Крючков встречали зарубежную делегацию.

— Петь, смотри, какая корейка хорошенькая! — кивнул Крючков на симпатичную раскосую актрису.

— Да брось, Коль! Корейка-то она ничего, да только грудинки никакой.

Смех смехом, а благодаря алейниковским шуткам состоялась супружеская жизнь самого Бориса Андреева. Как-то в троллейбусе Петр стал подначивать приятеля, заговорившего о женитьбе: «Да кто за тебя, Борька, пойдет, за глыбу такую, за лаптя деревенского!» Андреев закусил удила и заявил, что назло возьмет и женится на первой девушке, вошедшей в троллейбус. На остановке вошла симпатичная особа. Андреев познакомился, вызвался проводить и вскоре… женился и прожил с супругой Галиной Васильевной многие счастливые годы.

С друзьями Алейников шутил по-доброму, но если кто-то его доставал, то бывший беспризорник спуску не давал. На фильме «Случай в вулкане» режиссер оказался полной бездарностью. Актера такой явный непрофессионализм сильно раздражал. И вот в ответ на очередной истеричный вопль «Я режиссер!» Алейников спустил штаны, повернулся к нему задом и со словами: «Вот ты кто, а не режиссер!» — покинул съемочную площадку.

Частые злоупотребления алкоголем вызвали у актера массу заболеваний. Он перенес операцию на ноги, в начале 60-х из-за мокрого плеврита у него удалили одно легкое. Жизненные силы постепенно покидали Алейникова.

Вот как рассказывает об актере кинокритик Н. Кладо:

– А стремился он играть роли разные, решать сложные творческие задачи… Однажды судьба ему улыбнулась. Режиссер Александр Роу пригласил Петра Мартыновича на роль Иванушки в «Коньке-Горбунке». Выбор был не случаен. Кто из актеров мог бы лучше Алейникова сыграть героя русских сказок — чудаковатого и простоватого, доверчивого и душевного, мудрого и лукавого, отважного и изобретательного?

9fadb6d3e28e2be47da4c87e012c5962_xl

Удивительно проникновенно и широко сыграл Алейников эту роль, обнаружив такие творческие возможности, какие трудно было предполагать у молодого актера. Может быть, секрет его обаяния именно в том, что созданный им образ был очень близок и симпатичен зрителю? Да, это так. Алейников открыл экрану новый характер робкого, стыдящегося своей душевности юноши, готового к добру, жадного к веселью, живущего как будто бездумно, но в действительности задумывающегося и о жизни и о своем месте в ней. Такой близкий и понятный, актер открывал в своем герое человеческую значительность, укрупнял этот характер, защищая его от поверхностных суждений. Он пробуждал у юных зрителей, входящих в жизнь, чувство собственного достоинства, веру в свои силы, помогал им понять себя и оценить свои поступки.

Даже когда Алейников играл пустоватых юношей, он всегда оставлял ощущение, что есть в них «что-то большее». Это и создавало неповторимость личности, индивидуальность.

Несмотря на то, что Алейников был обожаем зрителями, многие режиссеры боялись связываться с ним, зная его скандальный характер.

Например, в 1945 году на съемках фильма «Морской батальон» режиссер Александр Файнциммер вынужден был применить силу, чтобы привести Алейникова в нормальное состояние. Алейников тогда приехал на съемки в Ленинград со своей любовницей Лидией, вечерами в номере гостиницы напивался и бил ее смертным боем.

Режиссеру приходилось вызывать моряков, чтобы те охраняли бедную женщину. Из-за обильных возлияний он потерял роли в таких картинах, как: «Адмирал Нахимов» (1947), «В квадрате 45» (1954) и др.

В 1955 году молодой режиссер С.Ростоцкий начал съемки первого своего фильма «Земля и люди». Кто-то предложил ему снять в одной из ролей Алейникова: мол, без работы тот совсем спивается.

С.Ростоцкий встретился с актером, спросил у него можно ли надеяться на то, что он не подведет. Алейников дал твердое слово не брать в рот ни капли. И свое слово сдержал. Это было первое появление актера на экране после пяти лет творческого простоя (в 1950 году он снялся в фильме «Донецкие шахтеры»). Однако изменить что-либо в лучшую сторону в судьбе Алейникова съемки в этом фильме уже не могли – болезнь зашла слишком далеко. Он ушел из семьи, жил у каких-то чужих людей.

Видевший его в те годы П.Леонидов вспоминает слова Алейникова: «Мне не пить нельзя. Если, понимаешь, я вовремя не выпью – мне хана: задохнусь я, понимаешь. У меня, когда срок я пропущу, одышка жуткая, как у астматика, а выпью – и отойдет, отхлынет. У меня, понимаешь, в душе – гора, не продохнуть, не перешагнуть, не перемахнуть. Боря Андреев – вон какой здоровый, а с меня чего взять-то? Иной раз думаю: неужто один я такой непутевый да неуемный, а погляжу на улицу или в зал – ведь всем дышать нечем, всем, но они, дураки, терпят, а я пью и не терплю. У меня бабушка казачка была, вот я и буду пить, а не терпеть».

Петр Алейников скончался 9 июня 1965 года в Москве, в «высотке» на площади Восстания.

Замечательный артист Пётр Алейников был предметом обожания всей Страны Советов. Начальство же любило его гораздо меньше: человек он был сильно пьющий, ни в какие рамки не укладывался, партийного «политесу» не признавал…

Словом, помер, не получив от Советской власти приличного звания. Тогда его ближайший друг Борис Андреев, актёр не меньшей известности, но неизмеримо более обласканный властью, надел всё множество своих регалий и отправился к тогдашнему хозяину Москвы Промыслову.

«Вот, – говорит, – какое дело: Петя-то Алейников перед смертью мне говорил, что мечтает лежать на Новодевичьем кладбище. Так уж нельзя ли…»

«Никак нельзя, – отвечает ему Промыслов, – потому как на Новодевичьем положено только народным артистам СССР, да еще хорошо бы, чтобы лауреат Госпремий и Герой Соцтруда… А Алейников ваш заслуженным РСФСР только был!»

«Дак ведь любовь народная, дак ведь актёрище-то какой!..» – как можно убедительней басил Андреев.

«Никак не могу, – стоял на страже порядка «хозяин», – не положено, при всем к вам, дорогой Борис Федорович, уважении!»

Тогда Андреев, отбросив церемонии, опустил на вельможный стол свою огромную кулачину: «А я помру – меня куда снесут?»

«Вот вам по всем статьям положено Новодевичье!»

«Значит, так, – прогремел Андреев, – официально требую: положите Петьку в мою могилу на Новодевичьем! А меня уж – хоть под забором!..»

И добился-таки: лежит Алейников на элитарном кладбище! Кстати, могилы Бориса Андреева там нет: его схоронили на Ваганьковском… Ведь «свою» могилу на Новодевичьем он когда-то подарил другу.

Екатерина Турок