Что ищет семья москвичей в тихой белорусской деревне?

1d2026351f75c8daaadba82b184220cc

Московский тренер по восточным единоборствам Николай Тысевич восемь лет назад решил коренным образом изменить жизнь. Карьере в шумном мегаполисе предпочел деревенскую идиллию на дедовской вотчине в деревне Калужщино Ушачского района Витебской области. Здесь, на берегу живописного озера, он теперь ведет свое большое крестьянское хозяйство и строит детский оздоровительный спортивный лагерь.

ервая помощница Николая его жена Зоя. Далекая от сельского уклада коренная москвичка в нескольких поколениях, успешная бизнесвумен в конце каждой недели меняет деловой костюм на спортивный, садится в поезд Москва — Полоцк и мчится к мужу. Каждый уик–энд на своем внедорожнике он встречает ее и провожает на вокзал. До Полоцка отсюда около 40 километров.

Уже не село, но еще и не город: жители деревни под Оршей оказались заложниками большегрузов, разбитых дорог и неблагоустроенных дворов

Что заставило успешных москвичей променять столичную жизнь, о которой многие мечтают, на заброшенную деревню? Чтобы понять это, корреспондент «СОЮЗа» напросился к ним в гости.

Деревня Калужщино находится на территории Сорочинского сельсовета. От райцентра до Сорочино — 10 километров. Добраться туда легко, а вот до Калужщино — проблематично. Автобусы не ходят, дороги нормальной нет. Спасибо председателю сельисполкома Людмиле Евгеньевне Птушко, которая любезно согласилась подбросить меня на машине. По дороге рассказала, что вот уже 30 лет во главе сельской власти. Знает в этих местах каждую деревушку.

— Природные красоты многих влекут купить кусочек озерного рая под дачу. Мы занимаем в районе первое место по продаже участков. В прошлом году около 100 тысяч белорусских рублей на аукционах заработали. Почти все, что ушли с молотка, находятся на берегах озер. Сельсовет наш большой — 61 населенный пункт. Самые крупные — Сорочино, Слобода, Ореховно, но есть деревни, в которых из коренных никого не осталось. Калужщино как раз из таких. Два участка выкупил Николай, еще два — минчане.

..Калужщино встретило тишиной, которую нарушало лишь щебетание птиц. На крыльце нового добротного дома из оцилиндрованного бруса, у которого мы припарковались, растянулся под солнышком рыжий кот. Первой нас выбежала встречать дружелюбная хозяйская дворняга Нюрка. А вскоре появились и сами хуторяне. Зоя пригласила в летнюю кухню. Тут же на столе появились угощения: козий сыр, мед, чай. Из кухни — чудесный вид на озеро с маленькими островками. Один из них, Данилов луг, получил свое название от имени прадеда Николая — Данилы, который хозяйничал на этих землях. Самый крупный в народе называют Медвежьим. Когда–то на нем было деревенское кладбище. Здесь хоронили сельчан, чтобы медведи–мародеры не тревожили могилы. Сегодня косолапые нечасто дают о себе знать, зато другого зверья хватает. Рассказами о здешних местах и обычаях Николай может делиться долго:

— Эта земля моих предков. На горе — дедовский дом, вы его проезжали. Когда–то деревня была людной, отец работал трактористом. В Новополоцк родители переехали, когда я уже пошел в школу, но каждое лето проводил здесь, у бабушки. Всегда был шустрым, любознательным ребенком, поэтому с удовольствием пошел в спорт. Бросал молот, потом тренер порекомендовал изменить направление: роста и веса у меня для молота было маловато. Переквалифицировался на классическую борьбу, затем увлекся восточными единоборствами. По тайскому боксу занял второе место на Кубке стран СНГ. После Полоцкого университета много лет отдал тренерской работе, в основном в Москве.

В Белокаменной Николай вел занятия в различных спортивных секциях и оздоровительных группах. На одном из них встретил Зою. Она по образованию экономист. Построила успешную карьеру, поработала на разных предприятиях, частных и государственных. Дослужилась до заместителя директора, а в спорте и активном образе жизни всегда находила отдушину от деловых будней. Общее увлечение сблизило. Казалось бы, все складывается хорошо, и на работе, и в личной жизни, но для полного счастья чего–то не хватало. При первой же возможности Николай с Зоей мчались сюда, в дедушкин дом, который вместе с баней достался в наследство. И оба в этой глуши находили то, что не могла дать Москва.

Идея обосноваться здесь у Николая родилась случайно:

— Отдыхали как–то у озера и увидели незнакомца, который изучал окрестности. Поинтересовались, что занесло его сюда. Он не стал скрывать, что приехал посмотреть на землю, которую выставили на аукцион. Мы, не раздумывая, помчались в сельский исполком, подали заявку на участие в торгах. А потом уже стали размышлять, как распорядиться добром. Решили, что оздоровительный спортивный лагерь, в том числе и для семейного отдыха, куда дети могут приезжать с родителями — идеальный вариант. Озеро, лес, продукты с грядки — что еще нужно? Занятия буду проводить сам, всю жизнь ими занимаюсь, а с детьми особенно приятно работать.

Стройка длится шесть лет. Николай показывает помещение для спортзала, комнаты для отдыха гостей. Он — главный архитектор и строитель, в помощь подряжает местных сельчан из ближайших деревень.

Перед отъездом хозяин провел экскурсию по всем своим владениям. На бойком подворье прописалось с десяток овец, козы, куры, утки, индюки. Все премудрости сельского уклада супруги осваивали с нуля, изначально на участке были только пчелиные домики и небольшой огород. Теперь же ведению хозяйства у них впору поучиться многим начинающим фермерам.

Андрей Захаров, Союз Беларусь-Россия.