Федор из Витебска — самый высокий на планете

The Giant Machnow

В Витебске в День города откроют монументально-декоративную композицию «Витебский великан». Скульптура местного «Гулливера» вылита из бронзы и вместе с цилиндром составляет высоту в 3 м 12 см.

Ее установка началась 20 июня в сквере Маяковского рядом с Ратушей. Прообразом для скульптуры стал Федор Махнов, который родился 18 июня 1878 года в деревне Костюки Старосельской волости Витебской губернии и считается самым высоким человеком в мире. Его рост составлял 2 м 85 см. Автор композиции — витебский скульптор Иван Казак.

000049_1529510224_12688_big

Великан Витебской губернии

Сказочные все-таки места – Витебск с его окрестностями… И самое настоящее реальное чудо случилось здесь 140 лет назад. Тогда в белорусской деревне Костюки, что раскинулась в тени дубрав у губернского города Витебска, родился белорусский гулливер. Рост Федора Махнова, когда он стал взрослым, составлял 2 метра 85 сантиметров!

Ни до, ни после него выше не было в мире людей, имена которых сохранила бы для нас история.

Дядя Федор-великан

Корреспондент газеты побывала на Витебщине, где встретилась с племянницей великана. Когда редакционный «Фольксфаген» остановился у ее дома, что на улице Цветочной в деревне Побединщина, маленькая, не более 1,60 см ростом 87-летняя Валентина Васильевна Вавильченко (девичья фамилия Махнова) выбежала нам навстречу: думала, что это автолавка, привозящая в деревню продукты. А когда узнала, что за гости пожаловали, не расстроилась, наоборот, ее добрые глаза засветились: бабушке по сердцу беседы о ее знаменитом дяде. Пригласила в дом и, усадив нас в мягкие кресла, она стала рассказывать о своем легендарном родственнике:

– Мой отец и дядя Федор-великан – братья (у них один отец, но матери разные). Отцовского брата я, конечно, не видела: родилась в 1931 году, когда его уже не было на свете. Однако братья и другие жители Костюков и окрестных деревень, знакомые с дядей, много рассказывали о нем.

Далее Валентина Васильевна стала пересказывать историю рождения, жизни и смерти Федора Махнова, которую поведали ее брат и отец. К слову, очень похожий рассказ месяц назад я слышала и от старшего научного сотрудника Витебского районного краеведческого музея Анны Лисейцевой, где есть специальный зал, посвященный знаменитому гулливеру-земляку.

– Когда Федька родился (а это было 6 (18) июня 1878 года. – Прим. авт.), его мама умерла при родах, – начала рассказ Валентина Васильевна. – Вначале растили его дедушка с бабушкой, а наш дед женился во второй раз. С моей бабушкой они родили еще троих, один из которых был мой отец, – далее Валентина Васильевна стала рассказывать о судьбах других братьев и сестры Федора Махнова, потому перескажем кратко биографию силача, рассказанную ею и Анной Лисейцевой.

Юность гулливера

…До семи лет Федя был обычным мальчиком. Потом вдруг стал быстро расти, а при этом спал буквально сутками. К 12 годам достиг двух метров. За несколько лет до этого отец забрал сына в новую семью – помогать по хозяйству. Федя был добрым и трудолюбивым, помогал не только родным, но и соседям. Мог подсобить лошади втянуть в гору телегу с дровами, ловко управлялся с бревнами на строительстве. Даже когда вышла из строя водяная мельница, стоящая на речке Зароновке, владелец мельницы нанял Федора очистить реку от валунов. Говорят, работа в холодной воде и стала одной из причин смерти Махнова.

В отрочестве и юности, Близнец по гороскопу, юный великан слыл компанейским хлопцем. Он с удовольствием играл на гармошке на деревенских посиделках, с не меньшим интересом возился с ребятней.

– Конечно, дети дядю Федора дразнили, – рассказывает племянница Валентина Васильевна. – Но он не обижался: только прятал шапки шутников под банный сруб, поднимая крышу, потом все же доставал их обратно.

…Вот кому было не до смеха, так это отцу Федора. Пришлось поднимать стены дома на несколько венцов, чтобы рослый сын мог нормально ходить по горнице. Он также попросил кузнеца смастерить подростку кровать. Тот ковал почти все лето, а мальчишка взял да и вырос… Часть той кровати сейчас хранится в музее Старосельской школы, как и множество других экспонатов, в числе которых и крест с могилы великана.

«Они подковы гнут, как калачи»

14-летний Федор с удовольствием ездил с отцом на Полоцкий рынок в Витебск. Там, где они продавали овощи и зелень, всегда было многолюдно: шли смотреть на великана. Однажды к высокому, как пожарная каланча, продавцу подошел гастролирующий по Российской империи владелец немецкого цирка Отто Биллиндер. Он уговорил отца отпустить сына в Германию, пообещав обучить цирковому ремеслу и грамоте. И Федор уехал покорять Европу.

900_rost_0606

– Директор цирка оказался порядочным человеком, – отметила, повествуя о европейском периоде жизни нашего героя, Анна Лисейцева. – Отто Биллиндер нанял учителей для обучения Федора немецкому языку и разным наукам. Стал сам показывать ему секреты циркового мастерства. Когда парню исполнилось шестнадцать, Биллиндер заключил с Федором контракт, и юный белорус стал выступать в цирке.

Кажется, это о нашем Федоре пела Алла Борисовна – великан легко гнул подковы. Закручивал в спираль железные прутья, бил ребром ладони кирпичи. Восторг зрителей вызывал трюк, в котором Федор, лежа на спине, поднимал платформу с музыкальным трио. Выходил на арену и борцом – как же без этого! Сила у парня была недюжинной!

Великанов хутор

Короче, циркач из нашего богатыря получился знатный, но его душа рвалась домой. В начале ХХ века Федор возвращается на родину. За годы работы в цирке Махнов сумел заработать неплохие деньги. Он покупает у помещика, уезжавшего во Францию, землю и дом, который ему «подгоняют» по росту. Мебель великану из Германии выписал бывший работодатель Отто Биллиндер.

Решилось дело и с женитьбой. Богатому жениху сваты нашли, правда, с трудом, невесту – сельскую учительницу Ефросинью Лебедеву. Девушка была стройна и высока, но все равно оказалась ниже мужа почти на метр. Так они стали жить-поживать да добра наживать – в своем Великаньем хуторе. В браке у Федора Андреевича и Ефросиньи Авраамовны родилось пятеро детей. Но отцовского роста не унаследовал никто.

Посол мира Махнов

Цирковое ремесло и образованность пригодились Махнову в дальнейшей жизни. Чтобы пополнить бюджет своей многодетной семьи, Федор Андреевич не раз отправлялся на заработки. Колесил по Российской империи, где участвовал в борцовских турнирах и цирковых представлениях. Больше всего удивлял современников, конечно, природными данными. Российские газеты писали: «Вес великана достигает 182 кг, уши – 15 см в длину, губы – 10 см в ширину, длина ступни – 51 см и ладони – 32 см».

В 1905 году Федор с семьей отправился путешествовать – в Англию, Бельгию, Францию, Голландию. В Италии семейство Махновых принял сам Папа Римский.

– Во время аудиенции понтифик даже подарил дочке Федора Марии золотую цепочку с крестиком, – рассказывает Анна Валерьевна.

Год спустя после европейского турне 28-летний Федор Махнов в специально переделанной под его рост каюте парохода отправляется за океан – в Соединенные Штаты Америки. Там его принимает президент Теодор Рузвельт.

Анна Лисейцева демонстрирует копии газет, сведения из архива Берлинского Центрального исторического музея, а также из книги Маргариты Юшкевич – учительницы из деревни Старое Село, с которой мы познакомились позднее, приехав в деревню и побывав в музее, хранившем подростковую кровать Федора.

После круизов по странам Европы и Америке Федор Андреевич вернулся на свой хутор. Со временем обострились болезни, стало тяжело ходить – он уже чаще передвигался на повозке, запряженной тройкой лошадей.

Федор Махнов умер на 35-м году жизни. Случилось это 28 августа 1912 года. На могильном камне указаны дата рождения и смерти, а также (ошибочно) рост великана 3 аршина 9 вершков, т. е. 254 см – такой рост был зафиксирован в контракте шестнадцатилетнего Федора с цирковым магнатом Биллиндером. Вдова богатыря хотела исправить цифру – на 285 см – именно таким был рост великана при жизни. Но, видимо, до этого так и не дошли руки…

Сегодня под могильной плитой Махнова нет. Когда сын Федора Радимир учился в Минском мединституте, его руководство попросило вдову Федора Андреевича передать скелет в анатомический музей. Она согласилась. До1941 года скелет там и хранился. Во время оккупации исчез. Живым было не до экспонатов анатомического музея…

Как рассказала Валентина Васильевна, сын Махнова Радомир, в годы оккупации работавший в немецком госпитале, там же лечил раненых партизан, за что вместе с ними его расстреляли. Такой вот герой был в роду Махновых.

Тамара Маркина, «7 дней»