Памятка начинающему журналисту

unnamed

Поскольку меня частенько приглашают в разные молодёжные аудитории, то некоторые случайно вырвавшиеся ответы на вопросы у меня стали тезисами. Недаром говорят: начни учить — и сам поймёшь. И вот журнал «Татарстан» попросил меня написать что-то для начинающих. Может, это и не открытия, но лично мне помогало.

Каково главное качество журналиста? Любознательность. Как? Не нравственная позиция? Не желание сообщить людям важное? Нет. Журналист должен быть преисполнен интереса к реальной жизни. Загляни внутрь себя, юное создание, зачем-то выбравшее факультет журналистики. Тебе интересен собеседник, или ты представляешь, как выигрышно будешь выглядеть сам на его фоне? Нет ли у тебя подсознательной тяги скрыться в некую маложурналистскую заводь, вроде кинокритики? Не стесняешься ли ты быть глуповатым и настырным? Журналисту полагается быть именно таким: я не шучу. Только так в заметке ты предстанешь перед богом твоим, читателем, изощрённым, многомудрым и компетентным. Как-то я провел эксперимент: пришел в аудиторию одного журфака с большим ярким значком на пиджаке. С кофейное блюдце.  Ну, мастеркласс, как положено. Потом вопросы — за лучший приз, хорошая книга. И понеслось — международное положение. Свобода слова. Дональд, Хиллари. И тут одна девочка говорит: а что это у вас за значок? Я раз — и ей приз. Победитель определился. Остальные «У-у-у…» Мы, говорят, всю лекцию хотели это спросить. И что мешало? А на значке том — меленькими буковками: «Если ты подойдёшь ближе, то узнаешь, что тут написано».

Ещё я обычно заклинаю не торопиться занимать политическую позицию.

Молодого журналиста хлебом не корми — дай сформатировать себя, да пожёстче, как будто политический аршин проглотил, да с этим аршином идти дальше по жизни. Тут недавно с группой товарищей принимали участие в диспуте — опять-таки на факультете журналистики. Честно скажу: впечатление у меня осталось тягостное. Преподаватели очень старались, стимулировали активность, но студенты сидели снуло, как отловленная рыба. Впрочем, был один младшекурсник, который сразу выступил от всей души. Досталось всем: Киселёву, Соловьёву, Бабаяну и даже Брилеву. Все они в разной степени были объявлены пособниками режима, все, кто их смотрит — пешками и быдлом. Слушайте, говорю ему, а с чего вы взяли что Соловьёв не прав? Какой личный опыт, какие книги и встречи убедили вас? Вам не кажется, что вами манипулируют? «Мной? Да я свободен как птица!» Ой ли? Вам лет восемнадцать, откуда вы взяли этот ленинский экзоскелет?  У вас старшего брата убили и вы решили идти другим путём? Он говорит: у меня нет брата. И я, говорит, не понял, при чем тут скелет? Про Ленина слыхал, это ещё хуже Сталина. И я на него похож, по-вашему? Да, говорю. Есть сходство. Почувствовалось, что вот это парню точно не льстит. Ладно. Согласились с тем, что молодёжи свойственен максимализм.

Впрочем, когда мы до этого тезиса дошли, некоторые в аудитории просто спали: максималистски похрапывая. Это был вызов, неужто мы такие скучные? Ну, не без этого. Впрочем, декан того факультета пояснила, стесняясь, что перед нами студенты-платники, бюджетных мест почти нет, следовательно, диплом им всем выдадут, они отвыкли напрягаться в принципе. И ждут, когда родители пристроят их на места, достойные полученного чадами высшего образования. При этом в аудитории находился главный редактор уважаемой и современной газеты, который буквально объявил кадровый набор. Пел соловьём. Ноль эмоций. Похожий случай у меня был… Ладно, не буду и в этом случае называть университет. Там на встречу пришло не менее трех сотен студентов. Я был потрясён размахом учебного процесса и спросил, сколько трудоустраивается в год по специальности? От силы десять. А остальные куда? «Замуж», — пискнул кто-то из задних рядов. Верно, из трехсот присутствующих парней и десятка не набегало, остальные — девчата. Интересный институт благородных девиц на фоне кадрового голода в профессии.

А может, устарели все эти журфаки? Может, не стоит пять лет учить тому, что при удачном стечении обстоятельств осваивается за полгода?

Разве каждый редактор хоть раз в жизни не сталкивался с пареньком или девушкой изначально совершенно не журналистской базовой профессии, которые быстро осваивали технологию. Ремесло. Включали мозг и чувство, да и становились звёздами? А не об этом ли нам говорят современные успехи блогеров и отличников соцсетей? Один из лучших современных военкоров Александр Коц пришел в журналистику через ВДВ. И чёрта с два он даст собой манипулировать — хоть в профессиональном, хоть в политическом, хоть в человеческом плане.

И согласился бы я с этим, да обидно: я заканчивал журфак и только его. Но у меня, царство им небесное, были редактора, которые кое-что вложили мне в голову, выгнали меня из конторы в поле, научили тому, что я сейчас тут проповедовал.

А на лекциях я тоже порой спал, так что не всё потеряно.

Владимир Мамонтов, «Татарстан», 2018.