Националисты против мовы

1-65

Как на уровне лексики раскалывают белорусское общество

Вопрос белорусского языка, к сожалению, давно уже является источником постоянных споров и конфликтов в белорусском обществе.

Обычно эти конфликты провоцируют националисты и представители прозападной оппозиции. Особенностью мировоззрения этой публики является постоянный поиск «врагов народа», которых они всегда успешно находят.

Если речь идёт о белорусском языке, враги эти виноваты в том, что занимаются последовательным удушением и искоренением остатков мовы. Если раньше безусловным врагом №1 был «акупацыйны рэжым», то теперь в роли такового выступают «адепты русского мира», которым, по словам автора «Радио Свабода», мовы слишком много и которые хотят уничтожить ее окончательно.

Поскольку это утверждение работающего на Соединенные Штаты пропагандиста — явный плевок в том числе и в мою сторону, — отвечу.

Ни я, ни кто-либо из известных мне сторонников пророссийского курса не желает окончательного уничтожения белорусского языка. Напротив, «Гражданское согласие» официально признало его общенациональным достоянием. Не считаем мы и что «мовы слишком много». Где-то много, где-то мало, где-то в самый раз. В большинстве случаев это должно решаться рынком, потребностями людей, но где-то должно и регулироваться государством.

Например, я выступаю за то, чтобы законы издавались на обоих языках, все официальные государственные бланки также должны иметь как русскую, так и белорусскую версии. Просто государство должно предоставлять своим гражданам комфортную языковую среду и поддерживать равноправие государственных языков, за которое народ проголосовал на референдуме 14 мая.

Равноправие, а не равенство. Очевидно, что требование уравнять количество русских и белорусских школ и детских садов, активно лоббируемое националистами, никакого отношения к равноправию не имеет. В реальности это будет означать принудительную белорусизацию образования.

Сложно сейчас назвать врагом белорусского языка и государственное руководство. Во многом именно благодаря инициированной властями рекламной кампании, в рамках которой наши города заполонили билборды «Смак мовы», «Маё першае слова па-беларуску», «Мова = мама», белорусский язык снова начинает входить в оборот, постепенно перестает враждебно восприниматься жителями страны.

Так кто главный виновник упадка мовы? В первую очередь — сами националисты.

В позднесоветское время проблема белорусского языка была в том, что на нем говорила прежде всего деревня, тогда как города были русскоязычными. Разумеется, и воспринимался он как деревенский. Но не чужой.

Пожалуй, если бы в начале 90-х руководство Беларуси занялось популяризацией мовы так, как это делает сейчас Лукашенко, ситуация была бы совершенно иной. Вместо этого дорвавшиеся до власти националисты объявили белорусский единственным государственным, начали принудительную белорусизацию во многих сферах общественной жизни, стали создавать образ врага вокруг всего русскоязычного, русского, российского.

Разумеется, народного терпения хватило ненадолго — на выборах 1994 года граждане проголосовали за Лукашенко, обещавшего выкинуть из кабинетов националистов и вернуть русскому языку статус государственного. Националисты за свое короткое правление так напугали граждан, что в старшем поколении многие до сих пор шарахаются, слыша белорусскоязычную речь со словами: «Ты что, бэнээфовец?!»

Стигматизировав таким образом родной язык, националисты не остановились на достигнутом. Они умудрились «прихватизировать» его, сделать атрибутом собственной субкультуры, объявив себя единственными его защитниками.

Параллельно они стали перекраивать белорусский язык в соответствии со своими вкусами, продвигая везде, где можно, непонятную и чуждую современным белорусам «латинку», вводя экзотические, малоупотребительные слова, а иногда и вовсе полный новодел, который никогда ранее не был языковой нормой.

Некоторые из продвигаемых нововведений и вовсе имеют явно оскорбительный оттенок. Например, словосочетание «расейская мова», противоречащее правилам литературного белорусского языка, явно подразумевает, что русский язык — язык другого государства, чуждый белорусам. Но ведь речь идет об одном из государственных языков, на котором говорит большинство.

Вот так на уровне лексики и семантики раскалывают белорусское общество.

Те, кто против всего этого, разумеется, записываются во враги. Если Агафонов против «латинки», «цiшотак» и «расейскай мовы» — значит он враг, стремящийся задушить мову и разрушить национальную идентичность белорусов. И никакие контраргументы в этой черно-белой картине мира не действуют.

Разумеется, всей этой политикой националисты и наносят основной ущерб белорусскому языку. Многие граждане уже перестают понимать тот язык, на котором они говорят и который все меньше похож на язык их отцов и дедов.

Они добиваются лишь отчуждения белорусского языка от белорусского народа. Худшей услуги роднай мове они оказать не могли.

Артем Агафонов, imhoclub.by