Звонок прощальный – не печальный

kostomuksha_vypusknoy4

В конце мая и ранним летом, во время последних школьных звонков, экзаменов и поступлений я мысленно возвращаюсь в юность. Не для ностальгии, для сравнения.  Результатами этого анализа хочу поделиться

Свидетельство о получении незаконченного среднего образования нам, четырнадцатилетним,  выдавали по окончании 7-го класса. Важно заметить, что паспортов, которых в сельской местности не было даже у  взрослых, с нас в школе, естественно, не требовали, да и метрик тоже. С первого класса в школьных делах хранились анкетные данные, по которым  и заполнялись  документы. Ошибок в них  не припоминаю.

Нынче копию метрики отдают в учебное заведение при поступлении в 1-й класс. А в девятом приносят еще одну, плюс — копию паспортных страниц. При получении аттестата о среднем образовании процедура повторяется. Конечно, при получении паспорта кто-то (крайне редко) может изменить фамилию. Но  это отображено в документе. Зачем нужна повторная метрика? Потому, что ксерокопии сегодня более чем доступны? Или только потому, что формализм чрезвычайно живуч?

У нас после семи классов судьбы складывались по-разному: у кого были деньги на оплату учебы в 8-10 классах (да, было и такое),  и кого эта учеба интересовала, оставались в школе. Другие шли на работу в колхоз или поступали в техникумы и училища. Сами собирали и посылали почтой документы. Сами ехали на экзамены, а затем на учебу. Картина оставалась такой же и после 10 классов: отправка документов, выезд на экзамены, и, если повезет, на учебу. Сама я  в первый раз уехала в Минск шестнадцатилетней,  в институт не поступила и ездила еще два года. Кажущиеся неудачи  дали возможность заработать стаж для вожделенной журналистики (без него на эту специальность не брали),  приобрести экзаменационный опыт и достаточно хорошо изучить столицу, чтобы не пугаться ее. Никогда ничьи родители не сопровождали своих несовершеннолетних детей! Мы все решали  и свершали совершенно самостоятельно.

Нынче относить в приемную комиссию лицея, колледжа, училища документы 15-16-летних ребят просят  родителей, даже если учебное заведение  находится в двух кварталах от  дома. Следуя этой логике,  17-летние выпускники 11 класса тоже не могут сами отнести заявление в вуз? В принципе, так оно и есть – подписывать договор на обучение в любом случае должны законные представители несовершеннолетнего. Получается, что замуж выйти   с определенными оговорками в этом возрасте можно, а  обратиться в приемную комиссию избранного вуза не моги? А если родители возражают против избранной профессии-мечты? Они могут не внять мольбам дитяти и выберут ему будущую специальность по своему усмотрению.

Сельские последние звонки и выпускные вечера проходили тихо-мирно и немноголюдно. Потому у меня неизменно вызывали восторг июньские столичные рассветы, наполненные смехом, песнями, гитарным перезвоном. Хотя…  в последние годы несколько смущает преимущественно девичий состав выпускных классов: мальчики чаще всего уходят в профессию после 9-го.

Но прежде чем анализировать выпускные вечера, несколько слов о последних звонках. После утреннего  их проведения выпускникам 9-х классов рекомендовано организованно выехать за город.  Чтобы не создавать толчеи в родном  школьном дворе, не буянить на улицах? Непонятно. Хотя природа — дело хорошее, если бы подобные выезды не были столь заорганизованы… финансово. Видите ли,  поездка в электричке до Заславля, Вязынки, Пуховичей считается опасным для 16-летних ребят мероприятием. И во избежание чего-то страшного  родителям надо нанимать автобус,  что стоит немало, равно как  и загадочные квесты, обещанные ребятам неким креативным организатором. А если добавить сюда еще и обед в местной харчевне — сумма полудневной поездки выпускника  в район набившей оскомину бабушкиной дачи обещает обойтись не менее сотни рублей. Поистине вспомнишь популярный анекдот: мол, не пойду я, сынок, на родительское собрание, на эти деньги мы с тобой лучше в Египет съездим. Там хоть комаров поменее будет, и погода не столь непредсказуемая, как в столице – меньше шансов вымокнуть под дождем за круглую сумму.

А для чего нужен весь этот  поспешный загородный  бросок в комариные недра, если на недавнем празднике учреждений дошкольного образования многие из ребят, отвечавших на вопросы викторины, посвященной известным местам Московского района,  не могли опознать… Дом правительства? Равно как и расположенный рядом педагогический университет? Может, хоть в последний школьный день следует побывать на главной площади столицы?

Однако вернемся к выпускным вечерам.  Они скучны в запертых школьных  залах, в набившей оскомину за 11 лет компании, где школьный вальс танцевать  сложно, так не хватает парней. Я долгое время вынашивала мысль, делясь ею с педагогами, представителями БРСМ, руководителями разных рангов. Понял бы меня разве что Александр Серафимович Якобсон, который будучи губернатором  Гомельской области, в приказном порядке обязал всех выпускников региона научиться танцевать вальс, зная, как жаждет романтики молодая душа, как хочется юным обнять друг друга в танце…  Короче, я предлагала в погожую июньскую ночь  вывести в парки, на площади и набережные  оркестры: школьные, курсантские, военные, МЧС-овские,  милицейские. Пригласить на эти площади выпускников школ, колледжей, лицеев, курсантов и военнослужащих. Какой простор для танцев, знакомств, веселья, возможно, для поиска  свой судьбы, своей второй половинки! А порядок? Во-первых,  названные категории молодых мужчин    сами его будут поддерживать. Во-вторых, чуть в отдалении будут танцевать не усидевшие дома родители. А почему бы нет? Тем более, пока я десятилетиями носилась с этой идеей, предлагая ее  в передачах ТВ и в газетах, в Петербурге этот проект свершился. На акцию «Алые паруса»  на набережные Невы съезжаются не только выпускники мегаполиса, но и всей Ленинградской области. Танцуют, знакомятся, поют, встречают рассвет, в первых лучах которого в Неву входит  корабль с алыми парусами. Живут же люди!

Я горжусь своим поколением – космонавтами, учеными, целинниками, БАМовцами. Горжусь, что училась рядом с Рыгором Бородулиным, Геннадием Буравкиным, что видела начало творческого пути Игоря Лученка.

И кажется мне, что немаловажными для  становления наших характеров  были самостоятельность и ответственность, дарованные нам жизнью в 14 школьных лет. Нас не водили за ручку и не возили в нанятых автобусах на Минское море.  Мы повсюду добирались, как правило, пешком, с рюкзаком за плечами. Потому не мозолили наши привычные плечи эти рюкзаки  на целине  и БАМе, в армии и в повседневной жизни.

Мне жаль излишне опекаемых умных ребята 21 века, проведших школьные годы без  палаток, костров, без физического труда до седьмого пота, без дружеских вечеринок в тесном кругу друзей. А главное – без пьянящего гордого чувства ответственности, самостоятельности, проявления собственной воли и решимости.  Желаю, чтобы все это  было. Счастливой дороги в жизнь!

Елена Авринская, «Минск-Новости»