Журналисты России и Беларуси выработали рецепты по борьбе с фейками

udemynewbadge1

В состоянии ли добросовестные СМИ противостоять фейковым новостям? Нужна ли обществу правдивая картина происходящего вокруг? Кому выгодна информационная мистификация? Эти вопросы стояли перед участниками круглого стола «Евразийское информационное пространство: как сохранить журналистский профессионализм и защититься от фейков», который состоялся во Владимире в рамках очередной встречи сообщества журналистов и блогеров России и Беларуси «Друзья-Сябры».

Появившееся с легкой руки президента США Трампа выражение «фейковые новости» лишь словесно обозначило вовсю гулящее по сетям, газетным полосам и телесюжетам старое как свет явление слуха. Когда журналист берет на себя труд его проверить, получается новость, когда нет — рождается фейк. Казалось бы, чего проще, набрать номер телефона, скажем, Светланы Алексиевич, которую объявили умершей, и с радостью, независимо от того, согласен ты с ее мыслями и книгами или нет, услышать живой голос нобелевского лауреата?

Но есть нюансы. Например, законы бизнеса. Хочешь не хочешь, а СМИ — это способ зарабатывать деньги. Владельцы изданий не хотят их тратить и ничего не получать взамен. А фейк доход принесет скорее, чем вдумчивый, сто раз сверенный текст. Главное, не дав опомниться, обрушить на голову читателей, яркую, смачную и понятную информацию, дернув за беспроигрышный крючок страха, смерти и секса. Бульваризация прессы, по мнению российского политолога и журналиста Виталия Третьякова — тенденция очевидная, но пока есть среди нас и мыслящие люди, она не беспредельна: «В цирке веселее, чем в драматическом театре. Но умный человек не пойдет за лекциями о международном положении в цирк».

Старая журналистика с кропотливым сбором и проверкой фактов уходит, на ее смену несется другая — технологичная, стремительная, иногда дурашливая и несмышленая.

«Новая скорость передачи информации убивает правду», — считает сопредседатель сообщества «Друзья-Сябры» из России Владимир Мамонтов.

По его словам, редакторы вынуждены давать новости без основательной проверки, без визы источника, потому что успешность издания зависит от того, как скоро информация появится на его сайте, и как много «просмотров» соберет.

У фейка всегда есть заказчик, подхватывает тему Елена Еловик из белорусской газеты «7 дней». Главные новости рождаются в Twitter. Например, о смерти Светланы Алексиевич в этой социальной сети написала министр культуры Франции, и эту мало кому известную до сих пор даму узнал весь мир.

Как бороться с этой легковоспламеняющейся и неуловимой реальностью, которая разрушает мир и сводит людей с ума?

У главного редактора интернет-портала IMHOclub Алексея Дзерманта есть рецепт: держать марку и разбираться в нюансах:

— Мы сражаемся с фейками, связанными с историей. Вот пример: эпизод сталинских репрессий на территории Беларуси. Есть под Минском место — Куропаты. Там в начале перестройки наши националисты делали себе политический капитал. Нарратив был такой: во время сталинских репрессий в Куропатах расстреляли 200 тысяч человек, там лежит цвет интеллигенции. Но это фейк. Во всяком случае, 70 процентов из того, что фигурирует в интернете про Куропаты, не соответствует исторической правде. Обратившись к архивам, мы выяснили, что по всей Беларуси в те годы погибли 27-28 тысяч человек. Это, не спорю, тоже много. Ни в коем случае не оправдываю Сталина. Но это не 200 тысяч в одних Куропатах. Возник и вопрос, кто их убивал? НКВД там несомненно приложило руку. Но есть и немецкий серьезный след. Российский историк Александр Дюков раскопал все это в архивах. Да, это кропотливая работа историка. И журналистов, которые сегодня борются с фейками начала перестройки, которые за прошедшие годы уже обросли огромным массивом публикаций. Но я верю, что у людей есть потребность в правдивой информации. Даже если сознание большинства заполонил фейк, всегда найдется тот, кто будет сомневаться и требовать качественной журналистики.

Услышав из уст белорусского блогера культовое для второй половины 80-х слово «Куропаты», российские мэтры журналистики оживились:

— Давший плоды фейк — это уже миф, нечто более стабильное, чем сомнительная новость, — принялся размышлять Виталий Третьяков. — Сейчас вы сказали «Куропаты», и передо мной вся эта перестроечная история встала как живая: с публикациями в «Огоньке», дискуссиями… Вокруг нас сейчас живет огромное количество фейков перестройки, превратившихся в мифы. Впрочем, я не хочу сказать, что все они совсем бессмысленны. К примеру, хотя Сталин и никогда не говорил фразы «Нет человека, нет проблемы» (писатель Анатолий Рыбаков ее придумал, а потом признался в этом), но очевидно, что Сталин способен был такое сказать. Все что мы о нем знаем, включая его афористичность, это подтверждает.

Заключая дискуссию о фейках, «Друзья-Сябры» пришли к выводу: бороться с фейком трудно, но можно. Ведь для профессионального журналиста, опытного или молодого, безусловно важны его репутация и имя.

Елена Новоселова, «Российская газета»