Опасные игры с огнем

97a72ed1f0e01abd30759a6ec4aab9f2

Чем обернется для Трампа крестовый поход против Ирана

Ситуация вокруг сделки по иранской ядерной программе продолжает осложняться. США и их союзники делают все возможное, чтобы добиться пересмотра ее условий в максимально невыгодном для Ирана ключе. С очередным громким заявлением, развенчивающим «ложь» иранских властей, выступил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. По словам главы израильского правительства, Иран намеренно ввел в заблуждение экспертов МАГАТЭ и сокрыл информацию о своих ядерных разработках.

Также Нетаньяху сообщил об обширном досье, добытом израильской разведкой. По всей видимости, речь идет об информации, которая должна убедить международное сообщество в том, что Тегеран продолжает вынашивать планы обзавестись собственным ядерным оружием. МАГАТЭ, со своей стороны, заявило, что не фиксировало признаков разработки ядерного оружия в Иране после 2009 года, хотя от прямого комментария заявлений израильского премьер-министра представители организации уклонились.

Вряд ли следует ожидать каких-то решительных действий на иранском направлении в ближайшие месяцы, особенно в преддверии анонсированной встречи Трампа и Ким Чен Ына.

К слову, весьма показательно то, что, пытаясь склонить северокорейского лидера к денуклеаризации, США одновременно демонстрируют свою ненадежность как гаранта ядерных соглашений. Впрочем, вполне очевидно, что заставить Северную Корею разоружиться у США не получится и встреча двух лидеров, скорее всего, просто зафиксирует некое почетное перемирие и временную разрядку, после которой США смогут сконцентрироваться на Иране. Пока же идет информационная артподготовка.

Трампу чужда доктрина «мягкой силы», направленная на политику «открытых дверей» для вчерашних стран-изгоев, которая позволяет вовлекать элиты и гражданские общества этих стран в западные схемы и переформатировать их в соответствии с западными интересами.

Очевидно, именно на это и была рассчитана ядерная сделка с Ираном. Используя экономический пряник, администрация Обамы и страны ЕС рассчитывали осуществить «бархатное» преобразование Ирана с опорой на либеральное крыло местных элит и гражданское общество.

Эта политика, однако, не дала быстрых результатов, зато существенно осложнила отношения США с традиционными союзниками — Израилем и арабскими королевствами.

Более того, на фоне провалов западных союзников в Сирии замаячил тянущийся к Восточному Средиземноморью проиранский «шиитский пояс», а также крайне неудобный для США альянс Ирана, России и Турции.

Все это позволяет говорить, что «мягкая» политика Обамы на Ближнем Востоке провалилась, и теперь Трамп ускоренно восстанавливает традиционную «жесткую» линию в расчете переломить негативные для американцев тенденции. Проблема, однако, в том, что возможности США сегодня намного более ограниченные, чем раньше.

Собственно говоря, стремление Трампа сбросить максимум ответственности на союзников и сателлитов в этом плане весьма симптоматично.

Однако вряд ли такой расклад может понравиться самим союзникам. Кроме того, устремления Трампа входят вразрез с интересами ЕС.

Во-первых, у власти в Европе по-прежнему находятся силы, которые идеологически намного ближе к демократам времен Обамы, нежели к республиканцам в трамповском варианте. Экономические и геополитические интересы двух берегов Атлантики также расходятся все дальше.

Брюссель и Вашингтон балансируют на грани торговой войны, в отношении же Тегерана ЕС вполне устраивает нынешний «мягкий» курс, дающий доступ к иранским углеводородам, что обеспечивает диверсификацию европейского энергетического рынка, а также способствует геополитической привязке к Европе ряда стратегически важных транзитных стран Закавказья.

А это значит, что объявленный Трампом антииранский крестовый поход рискует увязнуть в многочисленных противоречиях.

Всеволод Шимов, «СБ. Беларусь сегодня»