Начальству сильно повезло, Что оно одумалось

img_12577_1525991980

Неожиданно для жителей столицы, привычных к традиционным мероприятиям  в  день празднования Победы советского народа в Великой Отечественной войне, кому-то в Минском горисполкоме захотелось показать власть, и идеологи решились на запрет патриотической акции “Бессмертный полк”, которая ежегодно проводится с 2012 года.

Причём жест в сторону организаторов — мол, у нас уже запланировано похожее мероприятие «Беларусь помнит», был изначально абсурдным, ведь в ряды “Бессмертного полка” народ двинулся не для того, чтобы поглазеть на ветеранов и прикиды начальства, а пообщаться и показать, что память о погибших родных остаётся в их сердцах навсегда.

Без чьей-то указки и наставлений люди готовились, подбирали материалы, оформляли наглядную часть. Кто-то надеялся на случай: а вдруг повезёт встретить тех, кто воевал вместе с их родными, и поделиться хоть какой-то  информацией. Если бы мэр города за час до конца рабочего дня 8 мая не отменил принятое решение, мог бы разразиться скандал.

Недаром  в числе тех, кто готовился освещать ожидавшиеся   трения с властями был замечен активный пропагандист “Радио Свобода” Алесь Беляцкий, организовавший съёмку  и трансляцию  мероприятия в социальных сетях.

К счастью, городское начальство одумалось – до него дошло, что часы колебаний сродни хождению по лезвию бритвы. “Бессмертный полк” состоялся, никаких эксцессов не произошло. В конце концов обе акции перемешались и всё прошло мирно и чинно. Злобным языкам и “голосам” оставалось изливать свою желчь в Фейсбуке, что они и не преминули сделать.

Когда “Бессмертный полк” называют альтернативой или пытаются придать акции оттенок скорби, то это в корне неверно.

Неверно и то, что здесь возможно  какое-то примирение с теми, кто клевещет и извращает факты о Великой Отечественной или пытается протащить в сознание людей, будто все являются жертвами войны – и советские солдаты и немецкие прислужники.

“Бессмертный полк” – это акция, получившая международное распространение, а не придуманная в Кремле или где-то ещё. Лица людей в колоннах светятся верой, что они едины в порыве защитить честь и достоинство защитников Родины, несмотря на политическую конъюнктуру.

Да, скорбь по погибшим родным присутствует всегда, но “Бессмертный полк” это в большей степени акция всеобщей памяти и гордости за поступки тех, кто  положил свою жизнь на алтарь защиты Отечества.

С другой стороны, это некое покаяние за то, что в предшествующие годы родными не всё было сделано по восстановлению страниц боевого прошлого своих предков.

Символика Великой Отечественной войны – это объединяющее начало, характерное для времени единения советского народа в  едином порыве разгромить немецко-фашистских захватчиков.

В этой связи попытки придать акции какие-то другие оттенки   попахивают отсебятиной, выглядят неуклюже и не являются параллелью советского времени, которое возвращается на улицы   в День победы.

Для того, чтобы понять, почему инициатива жителя Томска, журналиста Сергея Лапенкова стала не только всероссийской, но и международной, следует вспомнить —  каждый из нас грешен тем, что при жизни нечасто беседовал с живыми ещё ветеранами, да и некоторые участники войны не всегда охотно делились пережитым. Потому-то их дети и внуки мало информированы.

То, что потомки хоть и с опозданием, но взялись исправлять эту ошибку своих отцов и матерей, стало неожиданно метким попаданием и получило стихийную поддержку.

Чтобы никого не обижать, приведу свой личный пример.

Мой отец воевал на Ленинградском фронте в военной разведке армии любимчика маршала Жукова генерала Федюнинского. После снятия блокады Ленинграда взамен причитающейся ему награды попросился перевести его в авиационный полк, воевавший с французскими лётчиками эскадрильи “Нормандия – Неман”. Победу встретил на Одере. К своему стыду многое из его жизни я узнал только тогда, когда отца не стало.

В отличие от других мне просто повезло, так как  отец  по профессиональной привычке никогда не выбрасывал даже незначительные документы, не то, что удостоверения, фотографии, письма, характеристики, наградные листы.

Он будто бы знал, что когда-нибудь всё это пригодится мне или внукам, потому в картонных коробочках я нашёл автобиографические наброски, аккуратно сложенные бланки пропусков на разные мероприятия, черновые записи неопубликованных стихов, множество значков советского времени и всякое другое.

Уйдя в отставку, я принялся систематизировать  материалы и для начала написал большой очерк об отце сначала не белорусском языке, а затем расширенную версию — на русском. Каждый новый факт я дописываю в эти очерки, и  они со временем приобретают всё большую документальную обоснованность.

Как-то побывав в гостях у своего приятеля, я позаимствовал его подход к увековечению памяти своего отца – красного командира довоенного времени. С помощью искушённого товарища мы заказали и изготовили памятную композицию, в центре которой разместили фотографию моего родителя в форме, а по сторонам его награды и знаки отличия. Нашлось место и для его личных вещей   – наградных часов, авторучки и др. Со временем всё это сработало на пользу воспитания моего сына, очень похожего на своего деда-тёзку.

Находящийся под впечатлением увиденного и прочитанного, сын после окончания 9-ти классов сам выбрал жизненную дорогу — поступил в Специализированный лицей МВД и недавно занял 2-е место в республиканском конкурсе на лучшее сочинение о своём профессиональном выборе.

Я привёл этот случай с пониманием того, что не всем людям удалось заполучить такое обилие документов и свидетельств о своих ветеранах. Многие дети ветеранов, занятые повседневными заботами, не сумели вовремя настроить себя и зафиксировать их воспоминания.

В ещё более трудном положении оказались те, кто потерял родных на фронте.   В этом случае требуются совершенно другие подходы – работа с военными архивами, поиск сохранившихся документов и писем у родни и знакомых.

То, что эта работа началась и приобрела массовый характер, сегодня не вызывает сомнения. Людям в равной степени нужны факты и объединяющий их мотив, которому они добровольно следуют. И пока это стремление есть, ему надо не препятствовать, а помогать или хотя бы не мешать.

Вряд ли кто сегодня сомневается в том, что всенародное единство, которое продемонстрировала Великая Отечественная война, было самым прочным цементирующим началом, которое не удалось разрушить до сих пор.

В этой связи службы, занимающиеся пропагандой государственной идеологии, должны понимать, что  народные инициативы — не ровня проплаченным извне известными “партнёрами”.

Перед принятием управленческих решений следует всегда изучать ситуацию, так как всякое недомыслие, всякая недоработка может опустить авторитет власти.

Валентин Антипенко, imhoclub.by