Политический камуфляж «Чернобыльского шляха»

cms-image-000152361

 Минский городской исполнительный комитет одобрил заявку белорусской оппозиции на проведение 26 апреля «Чернобыльского шляха» в связи с 32-годовщиной аварии на Чернобыльской атомной электростанции и вызванных этой аварией трагических последствий.

Столичная власть разрешает своим противникам сбор у кинотеатра «Октябрь», шествие по проспекту Независимости, улицам Сурганова и Орловской и митинг-молебен у памятного знака «Жертвам Чернобыля» в парке Дружбы народов.

Скорбите, господа-оппозиционеры и им сочувствующие. Тем более что основания для искренней и глубокой скорби в этот трагический день имеются у каждого нормального человека.

 1

Беда одна на всех

Взрывное разрушение четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года привело к выбросу в атмосферу 8 тонн радиоактивного топлива. Пыль с большим содержанием изотопов плутония, урана, цезия-137, цезия-134, стронция-90, йода-131 была разнесена ветровым потоком на огромные расстояния, достигнув территории Северной Европы.

Разрушенный взрывом четвертый энергоблок ЧАЭС.
Разрушенный взрывом четвертый энергоблок ЧАЭС.

Понятно, что главный удар приняли на себя три советские республики – Беларусь, Россия и Украина, – на стыке которых была построена ЧАЭС.

Из белорусских, российских и украинских городов и сел, оказавшихся в зоне критического загрязнения, было эвакуировано 200 тысяч человек. Непосредственное участие в ликвидации последствий аварии приняли 600 тысяч советских граждан, 60 тысяч из которых погибли, а 165 тысяч получили инвалидность.

Очень крепко досталось Беларуси.

23 процента территории нашей республики оказались поражены радиоактивным цезием-137 на уровне, превышающем допустимую норму.

По сравнению с доаварийным периодом, к 1990 году количество случаев рака щитовидной железы среди детей возросло в Беларуси в 33,6 раза. А частота всех онкологических заболеваний в 1990-2000 годы увеличилась на 40 процентов.

Общий ущерб, нанесенный Беларуси чернобыльской катастрофой, оценивается в 235 миллиардов долларов, что составляет около 20 годовых государственных бюджетов страны.

Беда такого масштаба, казалось бы, должна объединить общество. Перед радиацией все люди равны, невзирая на их классовую принадлежность и политические предпочтения.

Отнюдь…

Горе трагедии как счастье борьбы

Белорусская оппозиция все 32 года, прошедших после катастрофы, использует трагическую дату в целях борьбы за власть, прикрываясь псевдоэкологическим камуфляжем под названием «Чернобыльский шлях».

Шествие, приуроченное к очередной годовщине аварии на ЧАЭС, проводится в Беларуси регулярно, начиная с советских еще времен.

И всегда, без всяких на то исключений, день памяти и скорби превращается в акцию протеста против действующей власти.

Уже первый «шлях» («путь»), состоявшийся 30 апреля 1989 года, имел ярко выраженный политический контекст. Он проводился по инициативе «Белорусского народного фронта», был разукрашен националистической бело-красно-белой символикой и очевидно «соскочил» с уместной в этот день антиядерной и экологической тематики к откровенному антисоветскому и антикоммунистическому дискурсу.

Именно в те годы лидер националистической оппозиции, ярый антисоветчик и русофоб Зенон Позняк ввел в оборот фразеологизм «чернобыльский геноцид», обвинив Советскую власть в умышленном сокрытии последствий катастрофы.

Данная либерально-националистическая традиция не ушла в прошлое и после развала Советского Союза, хотя «главный виновник» чернобыльской трагедии – ненавистная КПСС – уже сошел с политической арены.

Теперь всех «собак» техногенной катастрофы оппозиционеры «вешают» на президента и правительство независимой Беларуси, будто это они подорвали злосчастный четвертый энергоблок.

В ходе каждого «Чернобыльского шляха» можно увидеть самодельные плакатики, подтверждающие истинные намерения оппозиционных радикалов – смешать скорбь с политиканством. Например: «Русификация Беларуси – духовный Чернобыль» или «Нас убивают радиация и диктатура».

Подобные плакатики спровоцировали драматичные события 26 апреля 1996 года, в 10-ю годовщину аварии. На «Чернобыльский шлях» в Минске в тот день вышло до 50 тысяч человек, и это вскружило голову безответственным лидерам шествия.

Забыв о дне памяти и скорби, они повели колонну людей по несанкционированному маршруту. Демонстранты перевернули машины, которыми был блокирован проспект, и прорвали милицейское оцепление. Их остановил только хорошо подготовленный спецназ.

«Чернобыльский шлях» 1996 года.
«Чернобыльский шлях» 1996 года.

В тот день правоохранительными органами столицы было задержано более 200 человек, среди которых оказались и сердобольные украинские бандеровцы из УНА-УНСО, специально приехавшие в Минск, чтобы таким своеобразным образом выразить скорбь по белорусским жертвам Чернобыля.

С 2008 года в тематику «Чернобыльского шляха» радикальная оппозиция умело вписала проблему Белорусской атомной электростанции, строительство которой ведется в Островецком районе.

Новая «фишка» оппозиционного Чернобыля.
Новая «фишка» оппозиционного Чернобыля.

Организаторы акции спекулируют на фобиях людей, связанных с атомной энергетикой, и наполняют и без того политизированные чернобыльские мероприятия дополнительным конфликтом с властью.

Излюбленная тема критиков Белорусской АЭС – ненадежность проекта, осуществляемого российской компанией «Атомстройэкспорт», по параметрам технологической и экологической безопасности.

Клинические ужасы оппозиции по этому поводу четко сформулировал сопредседатель «Белорусской христианской демократии» Павел Северинец: «АЭС, которая строится на геологическом разломе, по российскому проекту и на российском ядерном топливе, есть угроза для Беларуси».

Видимо, если бы проект и топливо были не российскими, то геологического разлома в районе Островца для «христианских демократов» не существовало.

 

Голоса из-за кордона

В конфликт активно вмешалась Литва. Президент страны Даля Грибаускайте, глава МИДа Линас Линкявичус и другие официальные лица неоднократно требовали прекратить строительство Белорусской АЭС в Островце.

Позиция литовских властей копирует мантру белорусских оппозиционеров о ненадежности российского проекта, добавляя к этому пикантную подробность о близости строящейся АЭС к государственной границе Литвы.

Обывателю и неспециалисту в этом споре разобраться непросто. Поэтому сошлемся на мнение профессионалов высочайшей пробы.

В прошлом году по приглашению нашего правительства Беларусь посетила специальная миссия SEED МАГАТЭ, оценившая внешние риски и угрозы Островецкой АЭС.

Руководитель Департамента по ядерной безопасности Гжегож Жентковски позитивно оценил сотрудничество Беларуси и МАГАТЭ, отметив, что Минск «осознает свою ответственность за ядерную безопасность строящейся АЭС».

Не знаю, какие еще аргументы необходимы отечественным оппозиционерам, чтобы не нагонять истерику вокруг строительства АЭС и не превращать 26 апреля в арену политической борьбы за власть.

То, что не слышат политические радикалы, хорошо понимают простые граждане Беларуси. Неслучайно «шляхи» всех последних лет поражают своей малочисленностью.

В двухмиллионном Минске на них регулярно выходит тысяча человек.

Видимо, так будет и в этом году. Бестолковые оппозиционеры, напирая на политическую составляющую Чернобыля, отсекают от участия в уличных мероприятиях тысячи белорусов, которые 26 апреля хотели бы выразить скорбь, а не протест.

Никита ПАЛЕЦКИЙ