Виртуальный расстрел «этических людоедов»

02084210-367287-6233

«Теперь погибших не 64, а 300. 600! А вот за это надо расстреливать, как в войну. Это провокаторы и кликуши. Уже наслушался такого в 1993 году — даже некоторые коллеги с выпученными глазами рассказывали, что 1000 трупов из подвала «Белого дома» вывезли и закопали тайно в одну ночь. Вопрос, где их, минимум, три тыщи родственников? Которые потеряли отца, сына, внучку и должны осаждать Кремль? Они мямлили что-то и отползали. Но сегодня, похоже, обосновались в Кемерове».
Вот такой текст на эмоциональной волне я разместил в соцсети 27 марта по поводу распространяющейся лжи о числе погибщих в «Зимней вишне». Считаю ли в действительности, что украинского блогера Вольнова и ему подобных надо ставить к стенке без суда и следствия? Нет, конечно. С залихватским «расстреливать» вышел перебор. Сам поддался общему настрою сети, где безнаказано и анонимно желают «гореть в аду», вопят «На гиляку!» — и в подавляющем большинстве случаев все эти проклятья, к счастью, носят виртуальный характер.

Но дезинформация, паника, спекуляция на горе и опасная манипуляция людьми самые настоящие! Что-то же надо делать с опасными, безответственными, глумливыми лгунами!?

Закон «О пресечении недостоверной общественно значимой информации», который сейчас обсуждается в Думе, в обществе, предполагает ответственность, в том числе и материальную, за распространение лжи и «этическое людоедство», говоря словами Петра Толстого. Аргументация его критиков привычна: а ведь многие и правда верили в ложь, за что их штрафовать? А надо самому учиться распознавать фейк — такие времена… Всё это, как говорится, не лишено. Но виртуальный, этический расстрел виртуального «этического людоеда» — этого всё-таки маловато. Циничный лгун зачастую устроен куда проще, чем прекраснодушный защитник «свободы слова». Он наёмник на информвойне. Барражируя истребителем в блогосфере, взвешивает не возвышенные мотивы, а «тридцать сребреников» за ложь — и весомый штраф, если будет пойман за руку. Да и перспектива тюремной камеры тоже таких приводит в чувство.

К тому же принятие закона послужит охлаждению многих горячих голов, «умов, ни в чем не стойких», легко транслирующих любое опасное враньё.

Пристрожит «сетевую распущенность», на которой, чего греха таить, ловлю порой и себя. «Теперь погибших не 64, а 300. 600! А вот за это хочется расстреливать, как в войну. Это провокаторы и кликуши» — вот, собственно, как надо изменить текст, с которого я начал, если соблюсти закон, но сказать всё, что хотел. Отвести, как говорится, душу. Отредактирую-ка я свой мартовский пост…
Владимир Мамонтов, «Аргументы и факты», 2018.