Александр Ужанков: «Все станет на свои места — стоит только вместо слова «шинель» написать мерседес, айфон или планшет…»

eadd1904

Беседы о русской литературе

Сколько лет было Татьяне Лариной, когда она писала письмо Евгению Онегину? В какой момент Раскольников задумал убийство старухи-процентщицы? Почему Акакий Акакиевич был вечным титулярным советником?

eadd8069

Встреча с культурологом доктором филологических наук профессором Александром Ужанковым, приехавшим в Беларусь по приглашению Международного медиа-клуба «Формат А-3», началась с вопросов, адресованных публике. Всемирно известный специалист в области древнерусской литературы выступил в Минской духовной академии и в Гродненском государственном университете имени Я. Купалы при полном зале, в котором было много молодых лиц.

eadd8053

Убедительно, на примерах, он показал, почему русскую классику ХIХ века нужно перечитывать минимум дважды: первый раз вы следите за сюжетом, второй — за развитием мысли и за деталями, и тогда, по мнению Александра Николаевича, вам откроется удивительный мир каждого художественного произведения. И вы обнаружите неожиданные смыслы, казалось бы, очевидных хрестоматийных вещей, известных со школы, только уже в другой, «авторской» интерпретации.

eadd8054

Книжники вымысла не знали

Первые древнерусские писатели себя писателями не называли: их записи были откровением свыше, строки рождались по наитию, как образы у иконописцев. Древнерусские книжники вымысла не знали. Поэтому тогдашняя словесность, в основном, анонимна. Хотя некоторые имена все же до нас дошли: первый митрополит из русских Иларион, один из самых почитаемых белорусских святых Кирилл Туровский, Преподобный Нестор, автор «Повести временных лет» и другие.

eadd8055

Что общего у этих писателей? Они все канонизированы. Ни одна литература мира не имеет такого основания. Русская литература основана святыми, поэтому у самих авторов, в отличие от «западников», особое отношение к слову, которое доносит до сознания людей самое важное, что нужно для человека в жизни. Древнерусские книжники воспринимали это слово как сакральную единицу.

eadd8057

Что главное для русского писателя?

По развитию литературы можно проследить как Европа теряла свою идентичность. До XVIII века в ее основе были общехристианские ценности, в XVIII-ХIХ веках – общегуманистические, ХX век – общечеловеческие ценности. К примеру, гомосексуализм для Европы – это общечеловеческая ценность. Вот вам «прогресс», который наблюдаем.

eadd8060

Французский роман XIX века и современный американский фильм заканчиваются, как правило, хеппи эндом. Герои влюбляются, разлучаются, находят друг друга, отнимают миллионы у плохих парней, покупают 5-этажный домик на Лазурном берегу — и все счастливы! А с чего начинается «Евгений Онегин»? Главный герой едет получать свое наследство, замок средневекового типа, а потом в него влюбляется «самая прекрасная барышня русской литературы» Татьяна Ларина.

eadd8066

То есть с того, на чем заканчивается французский роман или американский фильм, начинается пушкинский «Евгений Онегин». Поэт вначале дает читателю красивый сюжет, а потом призывает его поговорить о сущностном, серьезном.

eadd8086

Для русского писателя XIX века самое главное — спасение души.

В русской литературе непременно должно быть преображение личности. То есть герой в начале такой, а в конце он будет совершенно противоположный.

eadd8077

От Бога или к Богу?

Русская классика XIX века – показ того, как человек идет от Бога или к Богу. Этот сложный путь можно продемонстрировать на примере великого произведения — «Преступления и наказания» Достоевского. Там множество красноречивых деталей, которые важны для понимания сути романа. Скажем, Родион Раскольников получил от матери письмо, в котором она спрашивала, помнит ли он о Боге. Это было ее предчувствие, она подсознательно словно пыталась удержать сына от безумного поступка.

Когда ее Родя идет на свершение преступление, он выбирает такой путь, чтобы ему на глаза не попалась ни одна церковь.

Достоевский на каторге имел право читать только Новый Завет. Поэтому он почти наизусть знал все четыре Евангелие. В его произведения много цитат, и прямых, и скрытых, из Нового Завета. Все написанное им после каторги можно понять только сквозь призму Священного писания.

eadd8072

Гражданский брак или все же сожительство?

Когда говорят гражданский брак – это звучит нейтрально. А если я назову его сожительством? Звучит хуже? Безусловно! Ведь в таком определении чувствуется негативный оттенок. А если скажу, прелюбодеяние? Это уже грех. Когда мы, будучи политкорретными, не называем все своими именами, то получается, что способствуем греху. Уподобляемся Раскольникову, отказавшемуся произносить слово «убийство». ЭТО — так он тешится, характеризуя свое преступное деяние. А когда грех называю грехом, это отрезвляет человека.

raskol

Когда у Раскольникова возникал идея убить старуху? Он сам признается Соне Мармеладовой: «Соня! У меня сердце злое, я озлился». Слово-то какое! Грех начинается, когда из сердца уходит любовь. А если в середе ее нет, а есть злоба – человек способен на все!

Онегин и Гринев — два антипода

f6ht1heiamij-evgenii-onegin-i-vladimir-lenskii

«Евгений Онегин» и «Капитанская дочка» — один и тот же сюжет в двух произведениях. Но Евгений Онегин и Петруша Гринев — два литературных антипода. Онегин – сирота, родители умерли в раннем детстве, Пушкин оставил его без отчества, в этом есть свой скрытый авторский смысл, единственный «наследник всех своих родных».

Пушкинский герой человек без отчества – читай, человек без корней, и без Отечества, соответственно воспитание и образование прозападного образца.

Судьба Евгения хранила:

Сперва Madame за ним ходила,

Потом Monsieur ее сменил…

Онегина съедает скука, ему надоели все женщины, он пресыщен интрижками и кокетками, «…Как рано мог уж он тревожить / Сердца кокеток записных!…», душа Евгения холодная, ленивая, любить уже не может, так как любовь требует жертвенности, но страсть еще возможна…

В «Капитанской дочке» Пушкин точен в деталях, даже имя Петр выбрано не случайно, Петр – камень, имя апостола и т.д. Обратите внимание на первые строчки «Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе…», читается «Как Отче наш…».

В тексте много аллюзий, смыслов, подтекстов, знаков, которые может расшифровать не каждый человек, но подготовленный, знакомый с религиозными книгами и канонами.

«Капитанскую дочку» надо читать внимательно, в нем есть место подвигу сироты Маши Мироновой, дворянской чести – «Служи кому присягнешь», предательству, любви, нераскаявшемуся грешнику, закону, как мертвечине, калмыцкая сказка «чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью»…, но главное – милосердие.

В конце романа — абзац, отрывок из приписки с издателем, спрашивается зачем? Вот интрига. «Здесь прекращаются записки Петра Андреевича Гринева. Из семейственных преданий известно, что он был освобожден от заключения в конце 1774 года, по именному повелению; что он присутствовал при казни Пугачева, который узнал его в толпе и кивнул ему головою, которая через минуту, мертвая и окровавленная, показана была народу».

Зачем Пушкину понадобился этот последний абзац, записка от издателя, зачем Пугачев за минуту до смерти искал в многотысячной толпе Гринева и кивнул ему головой?

Маша Миронова и Петр Андреевич Гринёв дали себе клятвенное слово: молиться о разбойнике Пугачеве, о его грешной душе, узнавание в толпе во время казни — последняя соломинка, за которую хватается Пугачев.

«Капитанская дочка» – духовное завещание А. Пушкина, законченное за полтора месяца до кончины поэта, главное произведение его жизни.

Гоголь затеял с читателем игру

shinel

В повести «Шинель» Гоголь, оказывается, с нами затеял игру в кошки-мышки, а мы этого совершенно не замечаем. Писатель порой просто издевается над читателем, который следит за сюжетом, но не следит за деталями.

А деталь – царица смыслов. Потому что только благодаря деталям мы можем выстроить определенную картину, понять что же хотел сказать писатель.

В мировой литературе всего-то в принципе 38 сюжетов. Любое художественное произведение можно свести к одному из них с вариациями. А вот детали…. Это важно!

Маленький человек Акакий Акакиевич Башмачник из гоголевской «Шинели» — вечный титулярный советник. Высокий чин или малый? Титулярный советник – чиновник 9-го класса в табеле о рангах (из 19 существующих). Для сравнения, Пушкин, когда закончил Царскосельский лицей, вышел чиновником 11-го класса, то есть на два класса ниже, чем наш герой. Титулярный советник, если перевести на военные звания, капитан. В принципе, это командир роты. Можем себе представить, чтобы Акакий Акакиевич командовал ротой? Исключено.

Почему он вечный титулярный советник? Оказывается, чтобы продвинуться с 9-го в 8-й класс, нужно обязательно иметь высшее образование. А у нашего героя его никогда не было. Поэтому он вечный титулярный советник.

Сильно ли беден Акакий Акакиевич

Дома Башмачкин каждый день ел мясо. Сильно бедный? Гоголь дважды подчеркивает, что его годовое жалованье составляло 400 рублей, в месяц получал примерно 34 рубля. На что он их тратит – припоминается с трудом.

Цитирую почти дословно: «Есть в Петербурге сильный враг все, получающих 400 рублей в год жалованья или около того. Враг это не кто другой, как наш северный мороз…»

Акакий Акакиевич стал чувствовать, что что-то печет в плечи. Посмотрел — а там уже не сукно, а серпянка. Шинель-то, оказывается, совсем прохудилась. Тогда он принимает решение пойти и положить заплатки к Петровичу, планируя дать не более 3 рублей за починку. А тот, посмотрев на нее, сказал, что худой гардероб, и надо шить новую. Вначале он запросил за пошив 150 рублей, но, поторговавшись, снизил цену до 80 рублей. Выходит, наш герой может собрать эту сумму за три месяца. Почему же он тогда решил год ни пить и ни есть? Год!

Хотел бы напомнить, что Башмачник ожидал к празднику премию в размере жалованья, а дали ему аж 60 рублей. Писатель замечает, что он с каждого рубля откладывал по грошику в кубышку, и вот так за короткое время накопилось 40 рублей. Считаем: 60 премии плюс 40 из копилки — в сумме сто рублей. А шинель стоила 80. Зачем копить целый год? Его духовно согревала вечная идея будущей шинели. Гениальная фраза! Ради этой фразы можно было написать  все сочинение. Не будущей жизни, а будущей шинели! Это и сейчас актуально, стоит только вместо слова «шинель» написать мерседес, айфон или планшет.

Башмачник даже стал тверже духом, у него в сознании промелькнула лихая мысль: а не бросить ли куницу на воротник?

Акакий Акакиевич умирает, а спустя какое-то время по Петербургу разошелся слух, что появилось привидение, которое срывает шинели у прохожих. И в нем узнали нашего героя. Почему его мятежная душа возвращается в это мир? Потому что в Евангелие сказано, «Ибо где богатство ваше, там и сердце ваше», «Не собирайте богатства земные, телесные, а собирайте духовные, небесные». Это и есть назначение русской литературы ХIХ века.

Ангелина СВЕТЛОВА