Когда на глазах гибнут родные  или становишься свидетелем жестоких событий – переживания запредельны и невыносимы

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-3

С каждым годом в условиях войн, катастроф, природных катаклизмов, террористических актов, распространения наркотиков роль психиатров выступает все значимее, общество все больше нуждается в их помощи. Масштаб распространения психической патологии огромен. Ее последствия сравнимы с результатами сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, а связанные с ними издержки государства и конкретных людей трудно поддаются подсчету…

В Минске прошел Первый конгресс молодых психиатров Восточной Европы

Более 400 представителей корпорации из России, Беларуси, Франции, Германии и других стран представили новейшие научные разработки и обменялись представлениями о диагностике, лечении и профилактике психических и поведенческих расстройств. Специалисты оценили этот образовательный проект как один из самых успешных и масштабных в СНГ за последние десятилетия.

«Почаще бы становиться участниками настолько содержательного разговора».

«Глубина докладов, квинтэссенция тем, очень впечатлила».

«Порадовал высокий уровень организации. Минск — на редкость красивый и приятный город, где должны чаще бывать туристы. Безвизовый режим очень удобен…»

Все это — впечатления гостей, участников конгресса, которыми они с удовольствием делились и спешили продолжать деловое общение. Два плотных, насыщенных работой дня прошли на одном дыхании.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-5

Тема особая, знаковая: психиатрия в современной медицине рассматривается как ключ едва ли не ко всем замкам, семимильными шагами движется вперед и находится на пике общественного интереса.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%beКонгресс под названием «Психиатрия, объединяющая сердца» прошел под эгидой Всемирной психиатрической ассоциации. Накануне ее официальным представителем в Восточной Европе избран молодой ученый Олег Алексеевич Скугаревский —  заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Белорусского государственного медицинского университета, доктор наук, профессор, председатель Правления Белорусской психиатрической ассоциации, автор более 200 научных работ. «Итоги форума оказались выше всех ожиданий с учетом масштаба мероприятия и насыщенности открытого доверительного разговора по глубоким дискутабельным вопросам, — отметил он, комментируя событие. — Никого не оставили равнодушным множество смелых идей, предложенных новаций, творческая дерзость молодой научной мысли. Все эти разработки вскоре воплотятся в практику и пойдут на благо людям и целым государствам».

— Олег Алексеевич, как возникла идея проведения конгресса?

— Несколько ранее Всемирная психиатрическая ассоциация реализовывала образовательную программу  для молодых психиатров из стран Восточной Европы: они получили возможность посетить множество научных конгрессов высокого уровня. Обязательным условием при этом  было по возвращении на родину поделиться полученной информацией с коллегами — инвестировать новые знания, внедрить современные подходы. Делалось это главным образом через специализированные журналы. Есть такое издание, общее с российскими коллегами, и у нас. Это была очень результативная, нужная работа. Поэтому, когда проект завершился, молодые психиатры решили продолжить совместную деятельность. Конгресс — первый шаг в этом направлении. Инициативу его проведения поддержали Министерство здравоохранения, Белорусская психиатрическая ассоциация и Белорусский государственный медицинский университет.

— Что собой представляет и чем занимается Всемирная психиатрическая Ассоциация?

— Это самая массовая в мире международная медицинская организация, объединяющая более 200 000 психиатров из 118 разных стран. Она условно разделяется на 18 зон, охватывающих всех континенты. Одна из них включает в себя территорию государств постсоветского пространства (кроме стран Балтии). Основные задачи Ассоциации — продвижение инициатив и идей по заботе о психическом здоровье людей во всем мире.

— Можем ли мы говорить о том, что действительное значение конгресса — больше, чем традиционный диалог профессионалов?

— Безусловно. Ведь без душевного благополучия нет нормальной жизни человека, общества и государства. Это обязательное слагаемое в формуле здоровья нации и самый надежный ее маркер. Все это сегодня уже понимают. Именно поэтому психиатрия так стремительно развивается.

— Приоткройте, пожалуйста, завесу тайны: о чем говорили за закрытыми дверями, где встретились специалисты одной из самых таинственных и перспективных областей медицины?

— Все без исключения обсуждаемые темы очень интересны и актуальны. Например, такая глобальная проблема, как природа шизофрении — широко распространенного и сложно поддающегося лечению психического расстройства. На конгрессе шла речь о том, что оно на самом деле представляет собой очень разнородную группу состояний. Нечто вроде хитроумного «черного ящика», с которым долго возились ученые — и вот его наконец удалось открыть, извлечь скрытые там биологические механизмы и работать с каждым в отдельности, что сильно упрощает дело. Это новый взгляд и новый шаг в помощи людям. А главная задача — в том, чтобы предвидеть развитие болезни и затем предотвратить ее развитие.

— Разве это возможно?

— Ученые сегодня подходят к этому вплотную.

— Обсуждался ли очень актуальный сегодня вопрос посттравматических стрессовых расстройств? Он не может не волновать в современном мире, который полон трагедий. Военные действия и конфликты, техногенные катастрофы, недавняя драма в Кемерово — такие ситуации наносят людям тяжелейшие душевные раны. И всегда мы со страхом и состраданием задаем себе вопрос: как дальше с этим жить, можно ли как-то справиться с психотравмой?

— Без помощи специалистов — практически невозможно. Когда на глазах у человека гибнут его родные, или он подвергается насилию, или становится свидетелем жестоких событий, его переживания запредельны и невыносимы. Свои исследования и выводы на эту тему представила участница конгресса из Украины. Обсуждалась системная работа с такими пациентами: определение той фазы переживаний, в которой уместно вмешательство психиатра, виды помощи. Задача специалиста здесь состоит в том, чтобы помочь пострадавшему переработать негативную информацию и опыт. И если все делается грамотно, то результат будет. Человек не забудет произошедшую драму, но воспоминания о ней утратят свою мучительную болезненность.

— Наверняка ученые не обошли вниманием тему новых наркотиков, которая сегодня находится на острие социальной проблематики…

— Да, конечно. Хотелось бы отметить, что действующие подходы нужно совершенствовать. Мировой рынок нарко-препаратов обновляется чуть ли не каждый день. Когда новая молекула меняет формулу вещества, оно автоматически выпадает из списка запрещенных и некоторое время распространяется вполне легально. С этим нужно что-то делать.

— Во всей Восточной Европе требует решения демографическая проблема, но один из самых тяжелых рисков беременности — обострение или появление психических расстройств. Есть ли какие-то «подвижки» в этой сложной области?

— Действительно, беременность может вызывать обострение заболевания или пробуждать предрасположенность к нему. И — да, это большая проблема. Не лечить женщину нельзя, так как ситуация подвергает опасности матери и ребенка, а лечить, не подвергая риску малыша, — непростая задача. Однако и она успешно решается, профессионалы с ней справляются.

— А вообще наследуются ли психические заболевания?   

— Довольно долго ученые пытались искать гены, отвечающие за психические заболевания, и пришли к тому, что… их не существует. У больных людей есть множество измененных генов, но влияние каждого в отдельности крайне низко, и с таким генетическим набором можно в цветущем здравии прожить всю жизнь. При неблагоприятных обстоятельствах этот код может «проснуться», причем обстоятельства часто настолько житейские, обыденные, что, по сути, риск возникновения проблем с психикой есть абсолютно у всех. А вот ответная реакция на лекарства во многом зависит от генетики. То, что помогает одному человеку, неэффективно для другого, и это качество наследуется.

— Интересно, как выглядят среди своих коллег из разных стран специалисты Союзного государства? Насколько они сильны профессионально?

— Они во всех отношениях идут в ногу со временем и работают в той же плоскости проблем, что и психиатры всего мира. Нам легко общаться с коллегами из Америки, Австралии, Евразии, мы говорим на одном языке и используем все современные технологии помощи и препараты. Статистика психических заболеваний также не отличается кардинально от показателей других стран. Вообще современная психиатрия в Беларуси и России возвращает людей к жизни, и это не высокие слова. Ее огромное, неоценимое достоинство — доступность. Психиатрическую помощь может получить любой нуждающийся, причем бесплатно.

— Разве так обстоит дело не везде?

— Далеко не везде. В некоторых странах окажут немедленную помощь только больному с острым психозом, а с другими проблемами нужно долго ждать и дорого платить. Подходы и отношение к больным тоже везде разные. В 2012-м году американский фотограф Андреа Стар Рииз сделал коллекцию снимков о жизни душевнобольных в Индонезии: больные истощенные мужчины и женщины содержатся в павильонах за проволокой и в клетках, прикованные цепями, спят на полу. Два месяца их кормят за счет местных органов власти (дальше позаботиться о содержании должны родные), а лечат только заклинаниями и травами. И все это происходит в современном мире!

— Какие изменения, на Ваш взгляд, назрели в системе психиатрической помощи?

— Во-первых, системные инвестиции в профилактику психических расстройств. Это не только гуманно, но и очень выгодно государству, что подтверждает огромное количество исследований. Во-вторых, нам нужно формировать положительный имидж психиатрии в обществе, учиться сочувствовать душевнобольным людям. На протяжении всей истории человечеству этого остро не хватало. Так же, как и профессиональной грамотности врачей общей практики, которые далеко не всегда умели распознать у пациента психическое расстройство. В результате из больных депрессией, в Америке, по подсчетам специалистов, помощь получили только 0,5 %, а в Европе антидепрессанты назначают лишь 8% нуждающихся. Тысячи страдающих людей безрезультатно ходят к разным специалистам, в то время как им нужно к психиатру, и никто не говорит им об этом, а если скажут, они могут с возмущением отказаться из предубеждения. Таково, к сожалению, пока что положение вещей.

В-третьих, назрела необходимость перевести систему оказания помощи психически больным  преимущественно в амбулаторные условия, обязательно сохранив при этом необходимый объем стационаров. Лечение в стационарах очень дорогое, необходимо оно на самом деле лишь в экстренных случаях и на непродолжительное время. Если перенаправить эти средства на амбулаторную службу, можно будет лечить человека дома, но при этом он не утратит контактов с окружающим миром и будет чувствовать себя гораздо комфортнее. Подчеркну, что переход от того, что есть, к тому, что нужно, должен быть гармоничным. В некоторых странах на постсоветском пространстве, отказавшись от стационаров, мало что сделали для развития амбулаторной помощи. Рубанули сплеча, и получилась катастрофа. Далеко не все могут получить необходимую помощь. Больные люди страдают, они не защищены. Ведь некоторые из них даже деньги в кармане сосчитать не могут, не способны решить простые бытовые вопросы. В результате они становятся жертвами преступлений и махинаций, оказываются на улице… Это, конечно, неприемлемо.

— Грешно было бы не воспользоваться возможностью беседы со специалистом Вашего уровня, чтобы не попросить в завершение беседы совета для наших читателей. Как сохранить свое душевное благополучие?

—Упорно отрабатывайте эффективный навык заботы о себе. Наша общая главная ошибка в том, что под натиском обстоятельств мы теряем контроль за своей жизнью . Умейте противостоять ее прессингу. Находите время для того, чтобы делать то, что вы любите, и то, что полезно: ходить за грибами, посещать тренажерный зал, читать книги. Берегите себя, и пусть у каждого из вас будет отдушина — занятие, в котором уютно вашей душе, в котором она радуется и набирается сил. От всего сердца желаю всем крепкого здоровья!

Инна Кандаурова