О настоящей жизни в социальной сети не прочитаешь

video_for_cats

Недавно скачала приложение для смартфона. Почти случайно. «Таинственные места» называется. По правде говоря, была уверена, что это пазлы — готичненькие такие фотографии были в рекламе. В метро самое то абстрагироваться от мира, собирая заброшенный замок, разорванный на прихотливые ошметки. Увы, оказалось, это книга. Подобными изданиями с претензией на открытие сокровенных тайн, а на поверку — откровенными поделками из наворованных цитат и личной фантазии, мы наелись еще в 1990–е.

Впрочем, профессия журналиста отягощена такой девиацией, как непреодолимое любопытство. Тем более в перечислении стран, обогащенных таинственными местами, оказалась Беларусь. Представленная двумя замками — Гольшанским и Несвижским.

29

Гольшанский замок… Разумеется, заповедник привидений. Но что же я читаю: «Давным–давно молодой парень без титула и большого состояния позволил себе дерзость полюбить гольшанскую красавицу, княжну Ганну–Гордиславу Гольшанскую, ответившую ему взаимностью».

7-%d0%b3%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%88%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b8%cc%86-%d0%b7%d0%b0%d0%bc%d0%be%d0%ba-skyscrapercity-com

Даже не слишком искушенный в белорусской литературе человек опознает фрагмент из романа Владимира Короткевича «Черный замок Ольшанский».

Нет, это, конечно, здорово, когда вымысел писателя уходит в люди. Со мной такое тоже случалось. Персонаж моей повести аптекарь Йозеф из аптеки в Троицком предместье «ожил», появился на декоративных тарелках и встречается в интернете в виде древней легенды. Но история с приложением для смартфона заставила меня лишний раз задуматься…

Это скачивают сотни тысяч людей. И читают не исторические факты, а искаженную версию придумки Владимира Короткевича. Который, между прочим, утверждал, что не стоит в его романе видеть зеркальное отражение достопримечательности. Это, мол, сборный образ.

В конце концов, что такое интернет, как не гигантский испорченный телефон или, как в фильмах Тарковского, текущая вода, искажающая до неузнаваемости обычные предметы? Есть ли что–то в стремительно поглотившем нас новом информационном пространстве хоть нечто не искаженное, стабильное? В конце концов, существует ли подлинное знание о нас самих? Мы ведь в социальных сетях создаем собственные симулякры, пишем фанфики о своей жизни, отбирая события и фотографии, ориентируясь на то, что вызывает лайки. Так что сами теряемся в представлениях о себе.

А что уж говорить о других… Жизнь на публику в социальных сетях, при декларированной свободе писать о чем хочешь, обернулась страшной несвободой. Страшной зависимостью. Я иногда себя ощущаю в каком–то подростковом коллективчике, где все дерзки, но каждый страшно, до тошноты, боится показаться хуже других. Хвалятся воображаемыми победами над противоположным полом и рискованными проказами. Сочиняют про себя истории, иногда весьма грязные. А то еще и действительно вытворяют что–то нелепое.

Это «преувеличение собственного объема» заметили еще этологи, изучающие поведение животных. Вот в курятнике молодые петушки… У кого гребень больше, тот главнее! Конечно, есть один самый затюканный и невзрачный… Ученые ради эксперимента прицепили изгою огромный поролоновый гребень, выкрашенный яркой краской. Приходят через какое–то время — этот забитый уже всеми командует, пыжится, поролоновым гребнем покачивает…

Сегодня у меня впечатление, что все интернет–пользователи цепляют на себя поролоновые гребни. Через картинку в Фейсбуке ведь не видно, что он — поролоновый! Вот появляется запись пользователя: сын нашел на YouTube канал своего одноклассника. «Я в шоке!» — сказал Петя и сразу создал свой канал. Папа просит френдов: «Помогите Пете прийти завтра в школу звездой Ютуба. Для этого ему нужно набрать больше просмотров, чем у одноклассника. То есть более 16».

В общем, как никогда, сомневаюсь в существовании прогресса, ибо средневековое сознание рулит. В сложных жизненных ситуациях — заболел, поссорился, увидел странное свечение в окне — к интернету обращаются, как к оракулу. И ответ получают чаще всего в том же духе. Гороскоп на сегодняшний день ты, хочешь не хочешь, увидишь в собственном почтовом ящике. Тебя просветят про энергетические каналы и заставят кликнуть на вещь, которая тебе в общем–то не нужна, но ты ее почему–то захотел купить.

Уже выросло поколение тех, кто уверен, что античный Геракл дружил с Зеной, королевой воинов. Какое представление о мире останется у тех, кто сегодня конструирует себя под лайки?

Знаете, мне понравился один демотиватор. У Алисы Селезневой, девочки из будущего, спрашивает подруга из школы 1980–х: «О, у вас там интернет! Вся литература, картины, фильмы! Что вы там чаще смотрите?» Алиса грустно признается: «Котиков».

Людмила Рублевская, «СБ. Беларусь сегодня»