Марусина колея

93483d3fc0b04267e53520d2ccb4d22e

Как женщина за баранкой трактора мужиков «сделала»

Маруся-трактористка — так до сих пор называют Марию Ивановну Радюк, которая всю жизнь прожила в маленькой деревне Советская Морочь Солигорского района. Вместе со своим домиком на днях справила 72-летие. Это сегодня она редко выходит на улицу. А из лязгающих пятилетками 1970-х эхом доносится надсадный рокот дизельного трактора. Того самого, на котором более 30 лет в прямом и переносном смысле отпахала Мария Ивановна. Да отпахала так, что ее коллеги-мужчины до сих пор при воспоминаниях лишь головами крутят: “Ай да Маруся!..”

Иной раз на поле не техника — мужчины “ломались”. А трактористка песни пела.

Мария Ивановна сидит на кушетке. Племянница по ее просьбе нырнула под кровать, вытащила оттуда “матерый” чемодан с потускневшими замками. В нем — лишь частичка памяти. Увесистая стопка почетных грамот и благодарностей с неизменным медным профилем Ильича. На столе 40-летние часы — одна из наград за труд. Где-то в недрах шкафа — медаль “За трудовые заслуги”. На зеркале слегка пожелтевшая фотография, на которой Зина — однокурсница и подруга Марии Ивановны.

— Я окончила лишь 5 классов школы. 13-летней девчонкой подалась в колхозную бригаду — нужно было что-то есть, что-то домой приносить, — начинает она свой незамысловатый рассказ. — Сперва была “принеси-подай”, а потом мне техника полюбилась. Сидела в мастерских, каталась на почетном месте рядом с водителем, глазами провожала.

Живи своим умом

Попросилась учиться, председатель колхоза в 1964 году дал направление в Смиловичское СПТУ. Там обучали мужским специальностям: электрик, механизатор животноводства, тракторист. На дивчину однокурсники посматривали косо, а вот председатель давал направление с радостью. У него был свой “пунктик”: не дай бог война или еще что-то, мужиков призовут, а кто землю пахать будет? Готовил, так сказать, “ремкомплект” для колхоза, а на выходе получил Марию. Вернувшись в хозяйство, она слегка сломала стереотипы и не пошла по проторенной дорожке на ферму. Потребовала трактор.

— Мой дорогой МТЗ-5! Обшарпанный, после “капиталки”. Знаете, на кузнечика чем-то похож, — свой первый трактор Мария Ивановна вспоминает едва ли не с такими же теплыми чувствами, как и первую привязанность.

На самом деле “пятерка” была та еще лошадка. Без кабины, практически без электрики, гидравлики, шаткая и валкая. Сладить с ней мог далеко не каждый. Мария же на ней и пахала, и сеяла, и грузы возила. По 12 часов в сутки за рулем, еще несколько — на ремонте. Так несколько лет пролетело. Потом на “сороковку” бросили — Т-40 Липецкого тракторного завода. Следующий — современный МТЗ-52 — считался едва ли не личным транспортным средством молодой трактористки. Она написала письмо самому Степану Гордеевичу Скоропанову — академику, выдающемуся ученому и министру сельского хозяйства БССР — с просьбой выделить хозяйству дополнительную единицу техники. Выделили!

— А потом, по секрету шепну, немножко злоупотребила служебными полномочиями. Я была членом ЦК комсомола, написала туда письмо, мне выделили МТЗ-80!

Всех своих верных помощников Мария Ивановна помнит до винтика и рассказывать о них может с горящими глазами и знанием дела.

Новый трактор в хозяйстве в эпоху разнарядок, квот и общего дефицита — радость для всех. Вот только коллеги Маруси-трактористки были недовольны. Еще бы — женщина за рулем ревущего и лязгающего дизельного агрегата смотрелась неубедительно. Но иных заставляла краснеть перед руководством.

— А что они хотели! — смеется Мария Ивановна. — У меня было жизненное кредо: работать на совесть, быть лучше всех. Хотите — догоняйте, я никого ждать не буду.

Удивительно, но факт: вожделенный флажок за первое место в соцсоревнованиях кабину ее трактора никогда не покидал. Мужики свои наделы едва наполовину распахали, а Маруся уже с отчетом в контору. Кто-то до дрожи в натруженных руках и полной темноты 50 ходок с сенажом сделал, а трактористка к сотне рейсов приближается и при этом песни распевает. Итоги работы за смену в конторе подбивают, все стоят и шеи вытянули — там же и премия, и почет, и слава. “Мария Радюк — поздравляю!” А сосед-тракторист только шапку об пол шмяк — и вон из помещения: “Опять баба подрезала!” Подходили в кулуарах: “Марусь, совесть имей, притормози…”

— Но однажды флажок от меня все же “улетел”, — до сих пор, спустя десятилетия, досадует собеседница. — Новенькая “восьмидесятка”. Собираюсь на уборку картофеля, завожу поутру, а она хлопнула и заглохла намертво. Разбираю дизелек, а он весь, бедолага, маслом вперемешку с песком сочится. Подсыпали тайком “добавку”, поди ж ты! Движок — на завод ремонтировать. А у меня простой, слетела с соревнований. Я примерно догадываюсь, кто навредил, но тогда искали, и все без толку. Что ж, сама виновата — не доглядела.

dacb75bb8e81d8de4dd28be193e7b495
На очередных соревнованиях Мария не зря в центре оказалась: по труду — и первое место.

А “доглядать” свой трактор Мария Ивановна умела как никто. 13 лет в отпуск не ходила, лишь бы изученную до винтика и настроенную под себя технику в чужие руки не отдавать. Сама и ремонтом занималась, постоянно книги и пособия штудировала. Знала устройство, с закрытыми глазами ремонтировала. Однажды выбирала картошку под дождем. Сунулась поправить козырек у кира. Одежду карданом прихватило, сорвало посреди поля, трактористке тогда сильно досталось. Как жива осталась, до сих пор не понимает. В больнице лежала, и все о дружке своем переживала: кто на подмену сядет? Потом уже узнала, что доверили бригадиру — мужику опытному, трактористу от Бога, бережливому. От сердца отлегло. А впрочем, железо и есть железо. Когда поломка была серьезной, чего греха таить, все обиды забывались, приходили трактористы друг другу на выручку.

— Можно я на правах пожилого человека на нынешнюю молодежь поворчу? Мы жили в тяжелое время. Но в нем была какая-то романтика, друг за друга стояли, плечо подставляли. У меня трактор “полетел” — нужную запчасть днем с огнем не сыщешь. Сидишь, горюешь, чуть не плачешь. Глядь, кто-то из мужиков, тех самых, что косо посматривали, из дома свой ремкомплект волочет. Ну и я в долгу не оставалась. Мы же одной командой были! Он тракторист, я трактористка — вроде как родственные души. А что сегодня? Каждый сам за себя. Лучше объедет и дальше покатит, чем остановится. Что с людьми произошло? Зависть? Черствость?..

Слушаю собеседницу, как сказку. Чудные времена были! Видимо, правильно говорят, что с годами все плохое забывается и только хорошее помнится. Ох, непросто было Марии Радюк работать. Пыль. Грязь. Руки в мазуте по плечи. Запах соляры привязался — родные из дома чуть не гнали. А трактористке такая жизнь нравилась, до сих пор чуть приторный аромат дизельного топлива для нее лучше всяких духов.

По труду — и честь. Не зря в свое время трактористка совершила практически невозможное: на соцсоревнованиях обставила десятки мужчин и забрала в качестве традиционного приза новехонький трактор для своего хозяйства.

И сегодня Мария Ивановна, чуть услышит за окошком звук дизеля, оживает, угадывает, какой марки и модели трактор вдалеке прогромыхал. Уверяет женщина, что и сейчас сможет ладный клин поля вспахать. “Только в кабину подсадите!” — улыбается она. А еще с коллегами-ветеранами отношения давно наладились. Сегодня персонажи той удивительной истории, проезжая мимо Советской Морочи, обязательно сворачивают к домику с синими ставнями в яблоневый сад. Чаю попить, вспомнить чудные времена.

Сергей МУРАВСКИЙ, «СБ. Беларусь сегодня»