Григорий Рапота: «Пожелал бы еще большего доверия и взаимопонимания»

so1904

Опыт сотрудничества, накопленный за 20 лет существования Союзного государства, неоценим. Жители России и Беларуси не чувствуют себя иностранцами, приезжая в гости друг к другу, и более того, теперь они имеют много равных прав в сфере труда, здравоохранения и образования. За это время удалось решить многие социальные вопросы, достичь успехов в торгово-экономическом сотрудничестве, создать обширную договорно-правовую базу.

Возникающие проблемы на пути построения «общего дома» – будь то признание национальных водительских удостоверений или снятие взаимных ограничений в поставках продукции машиностроения – решаются в спокойной рабочей обстановке. Без лишней шумихи и пустой говорильни. И это вселяет уверенность в наших граждан: Союзное государство – не химера или чей-то иллюзорный замысел, а наиболее тесный и сильный интеграционный проект на всем постсоветском пространстве. В рамках московского экспертно-медийного форума «Новый вектор гуманитарного партнерства в Союзном государстве» удалось встретиться и поговорить с Государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой об итогах Союзного государства в уходящем 2017‑м году, о том, что удалось сделать и какие задачи придется решать в ближайшем будущем.

245830

– Григорий Алексеевич, какие вопросы оказались наиболее трудоемкими для Союзного государства в этом году?

– Сразу на ум приходит решение вопроса о цене на газ, когда сложилась непростая ситуация и нужно было выработать некую формулу с учетом интереса обеих сторон. Данная задача была выполнена, по крайней мере, на ближайший период формула определения цены выработана, и это сразу сняло напряжение с двухсторонних отношений. Нерешенная проблема всегда отягощает.

Думаю, что вскоре удастся подписать договор о взаимном признании виз, и это тоже очень серьезная тема, связанная с решением более объемной задачи – создания единого миграционного пространства, над которой работает ряд ведомств под эгидой МВД и МИДа.

В 2017 году мы подготовили несколько неплохих программ, реализация которых будет содействовать более полному и эффективному использованию бюджета Союзного государства. В результате их выполнения, и я на это надеюсь, будут созданы новые инновационные продукты: совместные разработки для сферы медицины, генетики, космической техники, гидрометеорологии и многое другое.

– Граждане России и Беларуси привыкли к тому, что время от времени в нашей «союзной семье» вспыхивают нешуточные споры: газовые, мясные, молочные… Некоторые эксперты утверждают, что они политически окрашены, другие уверяют, что в них нет ничего личного, одна прагматичная экономика. Как видится ситуация с высоты вашей должности?

– Да всего там хватает! Взаимоотношения любых государств очень многогранны – это и военно-политические, и гуманитарные, и экономические, и научные вопросы. Вполне естественно, что в процессе урегулирования каких-то конфликтов появляются спорные моменты, вызывающие повышенное внимание.

Для того чтобы оценить возникающие риски, надо, видимо, смотреть на общую динамику развития. Скажем, если мы рассуждаем о спорах вокруг поставок сельхозпродукции, то прежде всего следует проанализировать динамику экспорта-импорта последних 10–15 лет. И тогда увидим, что она растет: приблизительно 90 процентов экспортируемой белорусской продукции идет в Российскую Федерацию, для которой, в свою очередь, тоже очень важен предмет импорта. В противном случае, если бы не были нужны те или иные продукты, то, по законам рынка, потребность в таком импорте отпала бы сама по себе.

Показатели общего физического объема неуклонно растут и занимают большой сегмент внешнеторгового оборота, и это, пожалуй, самое важное. На различных заседаниях, будь то Группа высокого уровня или Совет Министров, Высший Госсовет, «сельскохозяйственный» вопрос постоянно является предметом обсуждения. Я уже не говорю о том, что его глубоко прорабатывают на экспертном уровне.

Какие выводы? Не отработан до конца механизм взаимодействия.

В частности, министерства сельского хозяйства согласились с тем, что создается единая информационная система, которая позволит выработать общие критерии и требования к качеству продукции и определит алгоритм мер в случае конфликтной ситуации.

Поставки санкционной продукции тоже иногда вызывают разногласия между странами, и тогда Россельхознадзор обвиняет, что под видом белорусского товара в Россию поступают, скажем, польские яблоки. Мы в таких случаях всегда призываем обращать внимание не только на экспортеров, но и на импортеров: кто-то ведь покупает товар и прекрасно знает, кто участник преступной махинации.

Важно помнить, что подобные сделки не являются элементом государственной политики Республики Беларусь, это дело рук частных компаний, которые ищут, на чем быстрее срубить деньжат.

Безусловно, с такими недобросовестными продавцами и покупателями нужно бороться и с той, и с другой стороны.

– В прошлом году завершено пять союзных программ. В СМИ прошла информация о том, что до настоящего времени итоговые отчеты по их выполнению не утверждены. Комитет госконтроля Беларуси и Счетная палата России отмечают низкое освоение средств бюджета по отдельным программам. С чем это связано и что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?

– В данном случае существует некоторая путаница в понятиях. Все деньги, которые предназначены на исполнение программы, осваиваются примерно на 95-97 процентов, экономия в 3-5 процентов происходит в процессе проведения конкурсных процедур.

Кроме того, когда мы говорим о низком уровне освоения средств, имеется в виду текущий момент: полгода прошло, а бюджет освоен, например, только на 30 процентов, а в графике значится другая цифра – 50 процентов. Подобный мониторинг проводится еженедельно, и при существенном отставании от графика бьем тревогу, торопим заказчиков, вынуждая их работать энергичнее. Как правило, это дает результат, и к концу года все выходят на достаточно высокий уровень освоения бюджетных денег.

Программа – большой комплекс мероприятий, который должен быть описан, показан результат, и это для исполнителей трудоемкий процесс, требующий времени. Некоторые отчеты получаем достаточно оперативно, в течение года. Но были прецеденты, когда предоставление отчетности затягивалось на неприлично долгий временной промежуток, скажем, на полтора-два года.

Тогда все мы – Счетная палата, Комитет госконтроля – бьем тревогу и заявляем: «Ребята, вы деньги потратили, но правильно ли? Может, не в состоянии отчитаться, потому что не туда направили средства?».

Вопрос оперативности – это, пожалуй, главное в разговоре об освоении средств бюджета по отдельным программам.

– Не раз говорилось о том, что надо сокращать процедуру принятия концепций программ, а затем и самих программ. Удалось ли сократить временные затраты и какие концепции программ планируется предложить для утверждения на ближайшем Совмине Союзного государства?

– Как показывает опыт, эту процедуру удалось немножко сократить, хотя, наверное, не так радикально, как хотелось бы. Однако вопрос здесь не столько в скорости принятия документов, сколько в правоприменительной практике: если программа изначально сделана халтурно, ее никто не примет, заставят переделывать, если второй раз она будет такой же небрежной, придется переделать еще раз, и это может повторяться очень долго. То есть желательно сразу, изначально составлять ее правильно. Да, действительно иногда бывают надуманные предлоги, когда какие-то министерства и ведомства по каким-то своим причинам притормаживают рассмотрение программы, но это уже другая тема… Думаю, что принципиально все меры к сокращению порядка реализации программ нами приняты, и надо просто сейчас работать более квалифицированно, ничего другого больше не вижу.

– В последнее время Минск активизировал переговоры по поводу вступления в ВТО. Не отразится ли возможное присоединение к организации на экономических отношениях Беларуси с Россией, а также в рамках ЕАЭС?

– Вообще не должно. Дело в том, что присоединение Республики Беларусь к ВТО сопровождается постоянными консультациями с теми членами ЕАЭС, которые уже являются членами ВТО, и по существующим договоренностям условия вступления в эту организацию должны быть согласованы между всеми. Если это будет соблюдено, а в этом я уверен, то проблем радикального свойства не вижу, хотя, и это вполне естественно, чисто процедурные мелочи возникают очень часто.

– Товары легкой промышленности и продукты из Беларуси пользуются большим спросом у россиян. Белорусские журналисты убедились в этом во время недавнего посещения Камчатки. Туда «доехали» ковры, трикотаж и даже, что парадоксально, рыбные консервы и пресервы. А вы лично каким белорусским товарам отдаете предпочтение?

– Нравится молочная продукция – творог, сыры, масло, молоко. Считаю, что они высокого качества, и когда существует возможность выбора, предпочитаю брать именно белорусскую молочку.

– В Минске журналисты не раз проводили опрос среди граждан на тему «что вы знаете о Союзном государстве?». Прохожие давали пусть и не слишком конкретные, но в целом правильные ответы. А проведи такой же эксперимент в Москве, результат был бы таким же? Существует ли вообще в российском политическом дискурсе такая проблематика?

– Гадать не люблю, поэтому надо провести такой опрос и посмотреть на его итоги, вот тогда и поговорим на эту тему более предметно. Понятно, что территориально Россия – огромная страна, и люди, живущие на Дальнем Востоке, больше озабочены отношениями с Китаем, Японией и Кореей.

Правда, после недавней рабочей поездки на Сахалин стало очевидным, что даже расстояние в тысячи километров, при желании, не помеха для взаимовыгодного сотрудничества. С этим краем у Беларуси установились очень активные и плодотворные хозяйственные связи, причем это не «фишка» в угоду чему-то, а вполне естественный процесс. БелАЗы трудятся на угольных разрезах, коммунальная техника обслуживает Южно-Сахалинск и другие города, при участии белорусских партнеров строится животноводческий комплекс в Корсаковском районе – все это наша делегация, в которой были и белорусские журналисты, видела своими глазами.

Недавно встречались с губернатором Сахалинской области Олегом Кожемяко, обсуждали поставку в регион селекционных пород скота.

В соседних странах нет подходящей породы, а вот в Беларуси – есть, хотя это и неблизкий путь. И нужно теперь все просчитать, прикинуть…

Подобные перспективы экономического сотрудничества – лучшая популяризация совместных достижений да и самого Союзного государства как такового.

– Как вы оцениваете состояние российско-белорусских отношений во взаимодействии на международной арене? Насколько успешно работает программа согласованных действий в области внешней политики?

– Об исполнении нашей программы министры иностранных дел отчитываются ежегодно перед президентами, каждые два года программа обновляется. Все договоренности, заложенные в программу, выполняются, и это свидетельствует о добросовестном отношении к партнерству, а также о том, что в ее параграфы закладываются совершенно реальные, выполнимые задачи.

– В свое время вы являлись Полномочным представителем Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе, именно в этот период и получили высшую награду Беларуси для иностранных граждан – орден Дружбы народов. Вы помните эту церемонию? Могли ли представить тогда, что ваша дальнейшая работа будет связана с еще более тесным сотрудничеством и кооперацией на благо народов наших стран?

– Конечно, такие моменты запоминаются. Меня пригласили на заседание Высшего Госсовета, предупредив о том, что собираются вручить орден. Вместе со мной к этой награде был представлен и Григорий Карасин (замминистра иностранных дел России), и я был очень рад за него.

Александр Григорьевич вручил орден и сказал: «Это за то, что сделано, и за то, что вы еще сделаете!» Некоторые теперь улавливают в этих словах некий пророческий смысл.

В те годы наш округ активно развивал отношения с Беларусью, и делал это я не только по долгу службы, но прежде всего по зову сердца.

Однажды с губернаторами обсуждали бизнес-форум, который перед этим проводили в Индии, и я предложил новую площадку для этого масштабного мероприятия – Беларусь. Идею поддержали, собрали большую команду из 400 человек, куда вошли представители 14 регионов округа, руководители, представители бизнеса, и все вместе прилетели в Беларусь. Теплой и результативной оказалась встреча с Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко. Глава государства взаимодействие Беларуси и Приволжского федерального округа в сфере промышленной кооперации, организации совместных производств назвал примером для других федеральных округов.

Белорусская сторона, нужно отдать должное, подготовила очень хорошую программу, Андрей Кобяков, будучи тогда заместителем премьер-министра Беларуси, моментально включился в работу. Наши представители разъехались по всем министерствам, были налажены широкие бизнес-контакты, подписаны несколько масштабных документов в области торгово-экономического, культурного и научно-технического сотрудничества.

Мы это делали исходя и из наших собственных интересов, потому что Приволжский округ тоже нуждался во внешних связях, в притоке технологий, в развитии товарооборота.

А Беларусь была и остается самым естественным партнером в данной сфере. Ну а чтобы порадовать наших белорусских коллег, мы привезли тогда большую выставку картин художников Приволжского федерального округа.

– Уходящий год для Союзного государства выдался богатым на события: заседание союзного Совмина, сессия Парламентского собрания, Высший Госсовет, четвертый Форум регионов. Плюс различные юбилеи, скажем, 500-летие белорусского книгопечатания. Какое событие вам лично запомнилось как самое яркое? 

– Вы поставили меня перед трудным выбором: назвать ярким одно событие – значит, приуменьшить значение другого. Каждое из них по-своему знаковое и важное, потому что ко всем подобным мероприятиям относимся очень серьезно, будь то сотрудничество в области музеев или торгово-экономическое партнерство. Учреждение премии за достижения в области науки и техники, начало  работы по отмене роуминга,  принятие соглашения по взаимопризнанию виз, издание книг, посвященных Симеону Полоцкому и Франциску Скорине – все эти события несут свой заряд позитива, и на каждом подобном мероприятии решаются определенные важные задачи.

– Чего бы вы пожелали гражданам России и Беларуси в наступающем году?

– Прежде всего мира. Бесконфликтности. Особенно в отношениях друг с другом. С соседями. Это главное. Хочется, чтобы между нами было как можно меньше мелких ссор, которые пусть и не осложняют, но перегружают наши отношения. А еще пожелал бы большего доверия и взаимопонимания, которые у нас есть, но которых должно быть еще больше.

Елена Еловик