Приемная главного редактора

glavred
Артур Прупас

На злободневные вопросы отвечает один из самых известных журналистов страны – Павел Изотович Якубович

* * *

Уважаемый Павел Изотович!

Хочу спросить ваше отношение к довольно шумному скандалу. Как известно, белорусская диаспора, проживающая в Швейцарии, решила за свой счет поставить памятник герою Тадеушу Костюшко. На постаменте вроде бы должны были быть слова: «Сыну земли белорусской». Польское посольство, а затем и МИД не согласились с таким текстом и настояли, чтобы местные швейцарские власти вписали нейтральный текст. Дескать, Костюшко, да, герой, но и Литвы, и Польши, и даже США. А еще — почетный гражданин Франции. Многие посчитали эти действия поляков некорректными по отношению к белорусам. А вы как считаете?

Юрий ВЕРНЫЙ

– Хороший вопрос, господин Юрий Верный. Но ответить на него сложновато. Речь идет об исторической личности, человеке, который жил в те времена, когда Беларуси как национально–государственного образования не было еще, а ВКЛ не было уже. Была разделенная крупнейшими странами того времени Польша и Российская империя. Таковы реальности XVIII века. Думаю, что каждый школьник знает, сколь множество раз менялись в наших местах границы, а стало быть, и принадлежность к тому или иному государству. Я вот, например, родился невдалеке от Добруша, на ст. Унеча, которая за несколько лет отошла от Черниговской губернии к Гомельской области, потом вдруг стала дислоцироваться в Орловской, а затем вообще в Брянской, хотя в анамнезе всего этого бюрократического и вполне броуновского движения был Стародубский полк Великого Княжества Литовского.

И конечно, насчет «сыновей земли» в этом контексте нужно быть очень деликатным. Не считать же одного из столпов Третьего рейха, заядлого немецкого национал–социалиста Розенберга «сыном эстонской или русской земли», хотя родился он в российском городе Ревель, который сегодня совсем даже Таллин?

А что, если вдруг кто–то в сегодняшнем Каунасе объявит маршала Юзефа Пилсудского «сыном литовской земли» всего лишь на том основании, что родился пан Юзеф в деревне Зулов Свенцянского уезда Виленской губернии Российской империи, а нынче это — Швенченский район Литвы.

За такое нелепое утверждение об их национальном герое поляки сразу набросятся на невежду с кулаками. Или, скажем, кровавый карлик из НКВД, генеральный комиссар госбезопасности Ежов родился в российском селе Вейверы Мариампольского уезда, который сегодня стал литовским Мариямполе. Рискните и назовите в Вильнюсе вслух знатного палача «сыном литовской земли» и расскажете потом о результатах вашего эксперимента.

Фото: Виталий Пивоварчик
Фото: Виталий Пивоварчик

На эту тему можем найти еще сотни парадоксов… Одна история Адама Мицкевича чего стоит?

Он — гордость многих народов и государств. И слава богу, что по какому–то благородному умолчанию никто сегодня не пытается выписать ему паспорт с постоянной пропиской и баснословным пятым пунктом. Поэтом гордятся и в Минске, и в Варшаве, и в Вильнюсе.

Он — принадлежит человечеству.

96feed51f6dedbf2cd68379df8bc7be8

Однако академично рассуждать об истории с памятником в швейцарском Золотурне у меня не получается. В Варшаве ведь прекрасно знают трудную и извилистую судьбу белорусского народа, который то и дело становился тактической целью более крупных держав и потому имеет в своем официальном ареопаге не так уж много знаменитостей седой старины. И совсем не потому, что на наших землях не было благородных рыцарей, аристократов, знаменитых своей святостью епископов, воинов и мудрецов. Были, конечно! Но то одна, то другая, то третья столица все это отрицали. «Вы крестьяне, вот и ходите себе за сохой». Думаю, что вряд ли стоило полякам вот так «ставить на место» тех, кто, не покушаясь на чужое, уважительно хотел бы отметить и свое. Думаю, что польские исторические скрижали не потускнели от того факта, что в Швейцарии узнали бы: Тадеуш Костюшко действительно родился в именитой католической семье, жившей в фольварке Меречевщина в двух километрах севернее Коссово, на территории нынешнего Ивацевичского района. Это — исторический факт, и мне лично жаль, что польские друзья проявили некоторую, как бы это помягче выразиться, мировоззренческую скупость…

В духе славной эпохи пана Пилсудского, когда в 20–е и 30–е годы белорусские дети в какой–нибудь сельской школке под Слонимом должны были ежедневно распевать: «Кто я естэсь? Поляк малый! Якi знак твой? Ожел бялый…»

По–моему, не упал бы метеорит на гордую Варшаву, если швейцарцы, а также любопытствующие туристы узнали бы, что легендарный генерал Костюшко родился на нынешней Беларуси, что это потом он стал героем многих стран. А те, кого бы эта история заинтересовала, забрались бы в интернет и узнали о герое еще больше, и кое–кто задумался бы над запутанной партитурой европейской истории, полноправными участниками которой, пусть и не очень шумно, но были и белорусы, или, если угодно, до Екатерины Великой литвины, кому какие больше нравятся термины. Но никак не безликие «тутэйшыя». Это все хорошая работа для ума, а вот разбирать исторические раны и будить задремавшие было фантомы — вот этого не хочется… А ребята — белорусы из Швейцарии, безусловно молодцы. Хорошо также, на мой взгляд, что и МИД возвысил, как говорится, голос. Это тоже позитивный факт. А вот как, дорогой Юрий Верный, закончится дело с надписью на постаменте, зависит все же от хозяев земли, на которой решено установить памятник. От швейцарцев. Поэтому не стоит переносить «военные действия» на чужую территорию. В Беларуси, на родине героя, есть улица и музей Костюшко (а, кстати, неподалеку в Кобрине есть и музей его противника — генералиссимуса Суворова. Пусть будет и он: самое пошлое ремесло — перелицовывание истории). Считаю, что и в Минске неплохо было бы сделать памятник Анджею Тадеушу Бонавентуре Костюшко, родившемуся 4 февраля 1746 года в фольварке Меречевщина и умершему 15 октября 1817 г. в швейцарском городке Золотурн.

* * *

Павел Изотович, рад новой встрече с вами. Я старый читатель «СБ». Что вы скажете об экзотической идее генерала армии Сергея Шойгу жаловать российских генералов фамильными гербами? Дело не наше, конечно, но не введут ли наши соседи и союзники старинные «ваше сиятельство», «ваше высокоблагородие», а потом и княжеско–графские титулы для особо одаренных начальников?

Петрович с Мухавца

– Да, меня тоже несколько позабавила эта информация. Фамильные гербы для выходцев из рабоче–крестьянской среды — это, конечно, круто! Тогда уже нужен и царь, помазанник Божий. На радость завиральной Поклонской. Кстати, и в нашей Беларуси есть ревнители «древлего благочестия», которые только козыряют «высоким происхождением» и чистой породой. Столько появилось вдруг потомков шляхты, некоторые, расправив грудь, уверяют, что они по прямой линии наследники Радзивиллов, Сапегов, князей Мирских, а также баронов Беломорско–Балтийских. Куда только вот при наплыве такого потока голубой крови деваться миллионам потомков крепостных крестьян? Может, не терять времени, не заморачиваться и бегом в услужение к новым столбовым дворянам?

Фото: mil.ru
Фото: mil.ru

Шучу, конечно. Считаю, что Сергей Кужугетович Шойгу человек выдающийся, но в геральдическом плане несколько увлекающийся… Генералам нужно давать ордена, медали и воинские звания. Если, конечно, заслужили.

«СБ. Беларусь сегодня»