Чудачества белорусского Нобеля

%d1%81%d0%b2%d0%b5%d1%82%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b0

Никита ПАЛЕЦКИЙ

Писательница и нобелевский лауреат Светлана Алексиевич призвала президента Беларуси посетить мемориал в урочище Куропаты и публично покаяться перед всем миром, как это сделал, по словам Алексиевич, немецкий президент Рихард фон Вайцзеккер.

Немецкое покаяние и боб с горохом

По мнению г-жи Алексиевич, покаяться Александр Лукашенко должен за сталинские репрессии. Вайцзеккер же нашел в себе моральные силы стать на колени за преступления нацизма! – восклицает лауреат.

Похоже, Светлана Алексиевич запуталась в немецких лидерах и не к тому из них апеллирует.

Рихард фон Вайцзеккер занимал пост федерального президента Германии в 1984-1994 годах. Вполне возможно, за это десятилетие он где-нибудь становился на колени и за что-нибудь каялся.

Но истории, в отличие от Светланы Алексеевич, известен иной акт немецкого покаяния.

7 декабря 1970 года федеральный канцлер Германии Вилли Брандт преклонил колени перед монументом жертвам нацизма в Варшавском гетто. Этот беспрецедентный поступок вызвал тогда уважение во всем мире. Газета «Таймс» назвала Брандта человеком года. 10 декабря 1971 года ему была присуждена Нобелевская премия мира.

image002

Фото: коленопреклоненный Вилли Брандт.

Президент же Вайцзеккер, будь он сейчас жив (скончался в 2015 году), поведал бы писательнице Алексиевич свою историю покаяния.

8 мая 1985 года, в 40-ю годовщину капитуляции Германии во Второй мировой войне, он произнес знаменитую речь в бундестаге, в которой смело и открыто сказал о миллионах евреев, цыган, гомосексуалистов и умственно отсталых людей, убитых нацистским режимом. Федеральный президент призвал всех немцев хранить память о тех жертвах: «Мы должны воздвигнуть памятник этим мыслям и чувствам в наших сердцах».

Вообще-то Светлана Алексиевич права, когда поднимает тему покаяния послевоенных лидеров Германии. Они действительно находили и находят в себе силы говорить о непреходящей вине немецкого народа за преступления фашизма.

Нынешнее правительство Германии, например, в 2015 году резко ответило премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху, который попытался возложить вину за Холокост на мусульманских лидеров. «Мы знаем, что ответственность за это преступление против человечества лежит на Германии», – заявил Штеффан Зайберт, пресс-секретарь федерального канцлера Ангелы Меркель.

Но на колени при этом г-жа Меркель не становилась. Это я так, для сведения нобелевского лауреата Светланы Алексеевич. Чтоб не путала боб с горохом.

«Многоголосие» и колени Светланы Алексиевич

Нобелевская премия писательнице Алексеевич присуждена с формулировкой «За ее многоголосное творчество памятник страданию и мужеству в наше время».

Надо сказать, на счет «многоголосия» лауреатки Шведская королевская академия наук попала в самую точку.

В либеральных кругах принято говорить о не очень лояльных к советской эпохе произведениях Алексеевич – «У войны не женское лицо», «Последние свидетели», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва», «Время секонд-хэнд». За них, собственно, писательница и получила своего Нобеля.

Но это явное упущение. Талант лауреата не исчерпывается одной лишь антисоветчиной.

В журнале «Неман» за 1977 год (№ 9) можно ознакомиться со статьей «Меч и пламя революции». 29-летняя Светлана пишет, что слова молодого Дзержинского «бороться до последнего дыхания против всякого гнета и эксплуатации» напомнили ей юношескую клятву Герцена и Огарева на Воробьевых горах.

Как видим, автор потрудилась поискать восхитительную историческую аналогию для будущего председателя ВЧК.

Но брежневский застой остался в прошлом. По стране шагнула горбачевская перестройка. Однако прилежная советская журналистка Алексиевич пишет в белорусском журнале «Літаратура і мастацтва» за 1987 год (№ 7) пронзительную оду к 70-летию Октября «Голоса революции».

Как вам цитатка из текста 39-летней уже писательницы, восхваляющей ветеранов борьбы за Советскую власть? «Все равно они в своей непохожести очень похожи один на другого. Похожими их делает одна страсть и одна идея. Имя ее – Революция».

Так «многоголосно» в творчестве Светланы Алексиевич перекликаются безудержное восхваление коммунистического строя и уничижительный приговор «красному человеку», «совку».

Писательница «передумала», «пересмотрела», «осознала»? Имеет полное право. Только перед получением Нобелевской премии не мешало бы ей стать на колени и покаяться перед всем миром за тексты, которые сегодня сама же считает дешевым пропагандистским дерьмом.

Или не считает? Но как тогда быть с чудовищем под названием «красный человек»?

Нет, все-таки на колени… Непременно на колени…

Партийный съезд на «чуть-чуть»

За два года после получения Нобелевской премии Светлана Алексиевич уже говорила глупости, из-за чего оказывалась в эпицентре скандала.

Достаточно вспомнить ее небрежную фразу о том, что если в Беларусь придет оружие, то «католики будут убивать православных или кого угодно».

Нобелевскому мастеру слова вынужден был ответить глава Римско-католической церкви в Беларуси митрополит Тадеуш Кондрусевич, призвавший писательницу подбирать выражения.

Теперь вот новая глупость: Лукашенко должен покаяться за сталинские репрессии.

Точнее: набор глупостей.

Алексиевич считает, что покаяния еще не было. «Ведь сначала надо осудить сталинские репрессии, отрефлексировать их. У нас, конечно, чуть-чуть про это сказали, потому что некуда отступать», – объясняет свою позицию лауреатка.

Что значит «чуть-чуть» сказали? Оценка сталинским репрессиям как грубым нарушениям законности была дана на пленуме ЦК КПСС в 1953 году, а затем на XX съезде партии в 1956 году. По решению XXII съезда КПСС в ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года тело Сталина вынесли из Мавзолея.

Ни фига себе «чуть-чуть»!

Какого еще покаяния ждет Алексиевич? Коммунисты, как известно, исповедуют атеизм. В церковь грехи замаливать не ходят. Обходятся как-то съездами и пленумами. Требовать от них иной формы покаяния – глупо.

Но за глупостью идет другая глупость.

Какое отношение к сталинским репрессиям имеет Лукашенко?

Рихард фон Вайцзеккер, пример которого так заразителен для нашей писательницы, в годы Второй мировой войны, между прочим, служил в элитном 9-м Потсдамском пехотном полку, участвовал в польской кампании и в боях на оккупированных территориях СССР.

Ему было за что каяться. И персонально, и как главе Германского государства, породившего гитлеризм!

Александр Лукашенко – далеко послевоенного, 1954-го, года рождения. Главой Советского государства, породившего сталинизм, он не является. Вы чего, Алексиевич, прицепились к нему со сталинскими репрессиями?

Нобель невезения

27 ноября 1895 года Альфред Нобель написал завещание, согласно которому его огромное состояние делилось на равные части в целях учреждения премий в пяти различных областях. Премию в области литературы, согласно завещанию, должен получать тот, кто создал «наиболее значительное литературное произведение, отражающее человеческие идеалы».

Не берусь оценивать литературные достоинства творчества Светланы Алексиевич, потому как не являюсь литературно-художественным критиком.

Но каждому лауреату великим Нобелем предписана миссия продвижения человеческих идеалов.

Трудиться. Сопереживать и помогать. Примирять.

Не обижать. Не искажать факты. Не разжигать конфликты.

И тут родной Беларуси с первым в ее истории нобелевским лауреатом не повезло.

Миссия невыполнима. Лауреат позволяет себе переступать черту, за которой – неприязнь, политическая ангажированность, пропагандистская шелуха.

Жаль. Нобелевская премия давала возможность стать моральным авторитетом для всего белорусского общества, а не только для его маргинальной либерально-антисоветской части.