Не стоит ждать чужих «сладких ватрушек»

vladimir-zhirihin

Заместитель директора Института стран СНГ, заместитель председателя Межрегионального фонда президентских программ, член Совета по национальной стратегии Владимир Жарихин о возможном сценарии событий на Украине, будущем Союзного государства и политическом прогнозировании – в интервью для сайта Друзья-Сябры.

В сложные времена Беларуси и России важно сплотиться, считает собеседник, ведь наши народы объединяют добрососедство и ответственное отношение к своей исторической миссии. А противоречия, которые на данный момент существуют между странами, носят временный характер. По сути, вопросы, касающиеся газа, нефти, взаимной торговли, как доказала история, рано или поздно снимаются с повестки дня.

Эксперт полагает, что оснований для взаимодействия и сотрудничества между нами не просто больше, их подавляющее большинство.

Об Украине

Украина своими руками лишила себя субъектности, и сейчас ее проблема решается в зависимости от того, что будет происходить в России, Штатах, Евросоюзе и Китае. Выходит, боролись за независимость – получили по полной программе.

Предсказать же повороты геополитической магистрали, а вследствие этого и развитие ситуации на Украине, конечно, затруднительно. Но в любом случае ей, как, впрочем, и Беларуси, будет сложно.

Дело в том, что, когда между великими державами выстраиваются стабильные отношения, малые страны плетут свои сети взаимоотношений, и вроде все вокруг относительно спокойно. Однако, когда отношения держав между собой обостряются, эти самые сети малых стран начинают рваться. Возникает необходимость сделать то, что для малых, небольших держав мучительно сложно, – занять определенную позицию, а это всегда трудно.

Возникает проблема, которая описана строками милицейского протокола пятидесятилетней давности в «Крокодиле»: «Желая доглядеть драку до конца, я был избит обеими сторонами».

Украина невольно способствовала обострению отношений между великими державами в расчете на то, что она займет позицию одной из сторон и получит от нее «сладких ватрушек».

Но на практике вышло так, что эту самую позицию приняли и оценили, но сладких ватрушек не дают. Зачем? Украине все равно теперь деваться некуда. Вернее, ватрушки дают, но совсем немного, чтобы действующая власть не рухнула, но не более того. Данная ситуация, с моей точки зрения, может длиться достаточно долго.

Минские соглашения

Для Киева, на первый взгляд, тактика затягивания выполнения минских соглашений успешна: она как бы дает им определенный прирост дипломатического и экономического ресурса. Все-таки худо-бедно экономику они стабилизировали, пусть она пока на низком уровне, но обрушиваться перестала.

Однако возникает вопрос: а что будет с Луганском, Донецком? Представим себе, что проснулся однажды Порошенко и заявил: «Все! Выполняем минские соглашения!».

Да, в минском документе говорится и про статус русского языка, и про легализацию сил самообороны в виде милиции и т.д.

Но в минских договорённостях, например, ничего не сказано про отмену закона о демонетизации или о георгиевской ленточке…

За это время украинские власти напринимали столько законов (запрет российского кино, российских книг) – и это тоже все будет действовать? Куда ДНР И ЛНР возвращаться? Это уже другая страна. Киев своим руками, собственно говоря, делает все, чтобы их оттолкнуть от себя.

Раньше Киев путем провокаций (против Луганска, Донецка и даже против Крыма) пытался доказать, что это Россия не выполняет договоренности. Но когда впрямую обвинить Россию не получилось, они прямо и откровенно заявляют: «Да, мы не будем выполнять минские соглашения».

Поиск компромисса

Примирение возможно. Украинским коллегам за рамками ток-шоу, в которых участвую, говорил: «Ребята, в XX-XXI веках есть только один прецедент успешного восстановления целостности своей страны — это политика России в отношении Чечни. Россия выиграла две военных кампании, но она все равно пошла на уступки, согласилась на то, что президентом страны будет второй человек в Ичкерии. Это было непросто, но таков государственный взгляд на вещи. А вы готовы пойти на подобный компромисс?»

Отвечают: «Нет». Значит, ничего не получится! Они, наверно, до сих пор надеются, что американский дядя придет и единство восстановит? Но он не придет и не восстановит!

Существует так называемый Мадридский протокол, с которым на словах согласились Армения и Азербайджан. Но палец о палец не ударяют, чтобы выполнить эти условия.

Смелости пойти на компромисс нет ни у одной из политических элит. Здесь же вполне жизнеспособен вариант, при котором Россия готова худо-бедно заставить политическую элиту Донецка и Луганска выполнять соглашение. Правда, Германия и Франция не хотят разговаривать на эту тему с украинской элитой. Да и Штатам нестабильность в регионе — самое милое дело.

Вы же понимаете, что сулит идея Владимира Владимировича о создании единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, которую он выдвинул в 2012 году? С точки зрения экономики — это потрясающий проект! Единые плановые, финансовые ресурсы – все в одном пакете, без морей и океанов, которые надо охранять! Между прочим, тогда в своей статье, опубликованной «Комсомольской правдой», я написал: «Единое пространство от Лиссабона до Владивостока означает конец влиянию Соединенных Штатов».

Им это нужно? Они всеми силами будут стараться, чтобы    эта идея не обрела жизнь, и поэтому ситуацию в Украине долго будут держать в полуразогретом состоянии – столько, сколько мы им это позволим.

Политическое прогнозирование

Для небольших европейских стран, когда начинается лобовое противостояние крупных игроков, мучителен выбор перспективного прогнозирования. А сейчас приходится размышлять: как будут развиваться отношения Россия–США, Россия–Европа, Европа–США, Китай–Россия? Эти все уравнения надо решать. Раньше существовал традиционный сценарий: можно было немножко дружить с одними, немножко – с другими… Украине нравилось больше дружить с Западом, меньше – с Россией, Беларуси – больше с Россией, меньше – с Западом. Сейчас надо все серьезно просчитывать, привлекать серьезных экспертов, политологов, типа Шевцова, которые будут искать место своей страны в новых политических реалиях. В противном случае ошибка будет дорого стоить.

О Союзном государстве

Лет пять назад в «Известиях» опубликовал статью, где откровенно сказал, что полноценного Союзного государства не может быть по объективным причинам.

Во-первых, неравновесность стран по территории и населению, ВВП и так далее, во-вторых, президентская система. То есть, если мы создаем Союзное государство, в нем не может быть двух президентов. Может быть только один. А как его избирать? Если «одна страна один голос», это тупик. Если вводить некую пропорциональность, выходит, белорусское слово будет совещательным? Снова тупик.

Сколько спорили по введению единой валюты, по поводу местонахождения инвестиционного центра. Двух инвестиционных центров, как известно, не бывает. Значит нужен независимый, как, например, в Европе. Но там его-то избирает политическая надстройка! А мы не можем этого сделать по объективным причинам.

Тем не менее, в истории существует пример тесного союза государств — США и Канада. Там примерное такое же, как у нас соотношение территорий, населения и ВВП.

В Канаде и США нет единого президента, зато у них есть зона свободной торговли.

Мы откровенно говорим о минусах, хотя на самом деле Россия и Беларусь добились немало плюсов на пути экономической, культурной интеграции. Немало достижений и в рамках Евразийского союза. Просто нам следует постоянно искать компромисс, и при этом не кричать: «Эх, мы опять поссорились!», «Ах, он такой-сякой, он это сказал, он то сказал!» В общем, меньше шоу, больше политики.

Ангелина СВЕТЛОВА