Глобальная миссия России – поиск собственной глобальной идеи

globe

Обсуждение публикации Алексея Дзерманта «Нужен ли России глобальный проект?»

После распада СССР авторитет России как мирового центра силы оказался подорванным. Коллективный Запад отводил России роль не более чем регионального лидера и сырьевого источника. Для усиливающегося и модернизирующегся Китая Россия кроме источника энергоресурсов выступает еще и широким пространством с потенциальным развитием логистики. Тем не менее, Россия смогла не только сохраниться, но и накопить значительный потенциал в последние годы. Белорусский философ Алексей Дзермант вступает в полемику с российскими аналитиками и философами, так как убежден, что на следующем этапе без формулирования глобальной миссии Россия не сможет играть на равных с Запалом и Китаем.

Дзермант уверен, если у России нет своей глобальной миссии, осознания ценности и исключительной важности интеграции, прежде всего, с ближайшими соседями, то эти соседи предпочитают напрямую выстраивать отношения с глобальными центрами силы.

Успешная цивилизация всегда сочетает «реализм» и «мечты», локальный уровень и глобальный горизонт. Сегодня у России, достаточно окрепшей для того, чтобы теоретически и, самое главное, практически ставить вопрос о собственной цивилизационной идентичности, ее защите и развитии, возникает необходимость выработки адекватного самопознания и происходящего из него целеполагания. Каким бы излишне «мечтательным» не казался такой подход к определению цивилизационной сущности России, но именно эти элементы мы можем наблюдать во всех проектах, выводивших ее на вершину развития: Святая Русь, Москва – Третий Рим и Советский Союз. Нетрудно заметить, что во всех из них присутствовала некая универсальная, «глобальная» амбиция, пестуемая в неблагоприятные периоды истории в глубинах культуры, но выходящая на политическую арену при первой же возможности. И в этом, на взгляд Дзерманта, кроется ключ к пониманию того, как возможно помыслить Сверхновую Россию, конкретные контуры которой можно и нужно обсуждать уже сейчас.

Публикация вызвала острую полемику в социальных сетях. Особенно яркими оказались мнения, высказанные под постом на странице Дзерманта в фейсбуке.

Paul Kroopkin / фото: facebook
Paul Kroopkin / фото: facebook

Читатель Paul Kroopkin считает, что геополитические стратегии России и Китая сегодня схожи и акцентированы на оборону. Очевидно же, что Китай сидит на технологиях, уже отданных на периферию (отсылка к Валлерстайну). Т.е. на низкой прибыльности. Значит ресурсов у него маловато будет — особенно ежели иметь в виду риски лидерства. Вечно догоняющий. Как Япония, кстати. Могло бы случиться интересный симбиоз, если бы он взял Россию и/или Белоруссию в качестве центра разработки для своих индустрий. Но — не берет. Потому и получается, что его инвестиции в Евразию — это только во имя снижения своих рисков — альтернативные пути логистики. Резюме: «Наверно имеет смысл ввести класс в гео-поэтике «империотоксикоз»». Алексей Дзермант оппонирует тем, что призывает более вдумчиво относится к стратегии Китая.

Александр Шпаковский / фото: fаacebook
Александр Шпаковский / фото: fаcebook

Один из соотечественников Дзерманта Александр Шпаковский отметил, что наряду с Западом и Китаем претендентом на глобальное лидерство нельзя не считать  радикальный ислам. Однако Дзермант с ним не согласен, отмечая отсутствие у радикального ислама глобальных амбиций.

Всеволод Шимов / фото: facebook

Другой представитель Белоруссии Всеволод Шимов считает, что «на глобальный проект у России сил действительно нет, а вот на региональный в виде интеграции с ключевыми республиками бывшего СССР – вполне. Собственно, только в виде такого блока и можно претендовать на какую-то глобальную роль. И в этом плане то, что от нас «увели» Украину — огромный «фейл».

Аляксей Дзермант отмечает, что «увести» Украину смогли по трем причинам, и помимо высокой привлекательности «имперского соблазна» Запада и потери Россией рычагов влияния на умонастрения украинских элит, основной причиной является то, что внутри самой России — нет понимания какие у страны большие цели и есть ли они вообще.

Сергей Рекеда / фото: facebook
Сергей Рекеда / фото: facebook

Москвич Сергей Рекеда считает, что «сверхидея» России на постсоветском пространстве не окажется востребованной в силу старого отрицательного багажа. Кроме того, он ущербен наличием лишь ценностей при отсутствии технологического «наполнения» делает его заведомо ущербным.

Владимир Матылицкий / фото: facebook
Владимир Матылицкий / фото: facebook

Житель Татарстана Владимир Матылицкий уверен, что глобальный проект России сформулирован еще в 60-е писателем-фантастом, палеонтологом и философом Иваном Ефремовым: «На Земле у нас великое множество народов, несколько больших культур, разные социальные системы. Во взаимопроникновении или в прямой борьбе они задержат образование монокультуры и мирового государства до тех пор, пока не поднимется общественное сознание и техника не обеспечит общество необходимой для подлинной коммунистической справедливости и коллективности аппаратурой. Кроме того, угроза всеуничтожающей войны заставит государства серьезнее относиться друг к другу в мировой политике». Так что, предназначение России — ЗАДЕРЖАТЬ глобализацию по лекалам владельцев ФРС». Алексей Дзермант считает, что отказ России от нее в 1991 году и прошедшие годы сделали свое: проект устарел.

В остальном читатели с Алексеем Дзермантом скорее согласны, цитируя его же: «Советский проект, нравится это кому-то или нет, был вершиной геополитического могущества исторической России и отношение к нему необходимо избавлять от травматического шока, вызванного его распадом, который (распад), кстати сказать, произошел не от чрезмерного перенапряжения сил для поддержания участия в глобальной игре, а от внутренней установки части элит, прежде всего российских, «дезертировать» от участия в Союзе и стать частью западного проекта». А пока в России интересантов поиска новой глобальной идеи не видно, констатируют они.